Чем корова вредит демократии?

Каждый летом мечтает отправиться в путешествие. Кто в экзотические страны, кто на соседнее озеро, на природу. А у меня было заветное желание - поехать в колхоз. Посмотреть на поля до горизонта, на стада коров, поговорить с людьми, которые не считают, что лучшее растение на селе - это бурьян. И ехать-то далеко не надо, всего сорок километров. Но уже заграница со всеми вытекающими последствиями. Вот виза и другие документы получены, и буквально через два часа «Час» оказался в Белоруссии, в приграничном Браславском районе.


Черты народного характера


Было у меня опасение – будут ли откровенны сами деревенские жители? И не потому, что чего-то боятся. Просто не захотят чужому говорить хоть что-то плохое о своей земле. Это одна из черт белорусского характера.

Помню, как тетя Броня, у которой мы однажды гостили, рассказала такую историю.

- …Снег выпал, а свеклу убрать не успели. Ну председатель велел всем, в том числе и пенсионерам, идти тягать бураки. А земля-то смерзлась, как тот бурак вытягнуть? Ругаемся с бабами на колхоз и на председателя, что не могли вовремя убрать. Тут машина красивая подъехала с надписью «пресса», вышли с фотоаппаратами и к нам: «Чего вы, такие старые, из-под снега свеклу выкапываете?»

А мы говорим: «Да вот маленький кусочек поля не убрали, решили мы с бабами троху поработать. Уж председатель нас отговаривал, просил дома посидеть, а то попростужаемся. А скучно дома старухам, хоть разомнемся». Как же, будем мы наш колхоз позорить, сами тому председателю все скажем, что надо…

Но есть у меня на Браславщине дальняя родня, эти откровенно расскажут, что и как происходит. А потому первым делом направляюсь к знакомому дому в деревне Гавриловцы. А на дверях – замок…

Ладно, пойдем к соседям. Открыв дверь, пожилая крестьянка сообщила, что моя родня отправилась в лес за черникой, вернутся к вечеру.

- Да что же вы встали на пороге? Проходите к столу! Щец горяченьких с дороги поешьте с нами, только сварила.

На столе для совершенно незнакомого человека тут же появились сало, крынка парного молока, варенье, хозяйка щедро, не по-городскому, нарезала ломти хлеба. Где еще, кроме белорусской деревни, с прохожим поделятся тем, что имеют?

Крестьянский взгляд

<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27/n172_img_0012.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">


Председатель Станислав Сайковский читает письма желающих вступить в колхоз.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


За обедом разговорились о крестьянских заботах.

- Мы уже на пенсии, но корову держим, земли – три гектара. Молоко в бидонах носим к дороге, забирает колхоз. Вспахать, убрать свое зерно – тоже колхоз дает технику. Ну, без бутылки тракторист не поедет, придумает поломку, это само собой. Дисциплины нет, вот что плохо. Где покрепче хозяйство, там и получают нормально. А у нас так: сначала государство дает в долг солярку, чтобы посеяли и убрали. И удобрения – в долг. А цены на молоко, на зерно твердые. В хороший год рассчитаются. А плохой урожай – и одни убытки. Людям платят копейки. А раз так – один мешок зерна утянет на свое подворье, другой солярку сольет. Ну и самогонкой приторговывают, не без этого.

- Так что, не изменилось ничего в деревне?

- Кое-что поменялось. Техники много новой дали. А то на машинном дворе было, как на складе металлолома. Дома новые для специалистов строят. Но тоже многое зависит от того, какой хозяин у руля. Вот возле дороги толковые дома поставили, кирпичные, теплые, с хлевом, с сеновалом, с колодцем. А вон там два домика, мы их зовем «собачьи будки». Там в сарае даже поросенок не поместится, не то что корова. Или вот по соседству ставят щитовые домики – болт стену насквозь пробивает. Там же не перезимуешь!

Тут и родственники появились на пороге. Вроде ни с кем не успела познакомиться, а уже в деревне приметили нового человека и тут же доложили, кто в дверь стучал и куда пошел.

- Вот вечно люди недовольны, – узнав о нашей беседе, сетует Владя Наумова. – Дом даром дают, так сарай не нравится. Иди и сделай, как тебе надо. Зарплата маленькая. А может, больше не заработали? У нас тут неподалеку в новый дом поселили женщину с детьми. Что-то у нее там случилось, жить негде. Ладно. Приняли телятницей, дали новенький дом, огород. Председатель распорядился: поскольку мать-одиночка, участок навозом удобрить, под бульбу борозды вскопать. Ну осталось только полоть и окучивать… Так ничего не делала: все поле сорняками заросло!.. И работала на ферме, может, несколько дней. Председатель говорит: или работай, или уезжай, нам дармоеды не нужны. Так жалобу Лукашенко написала, как простых людей обижают! Что ж тебе, ту бульбу выкопать, сварить и на стол поставить? А правда в том, что нормально сейчас на селе жить. Это раньше дурили: то на каждую яблоню налог, то косить не давали, то корову пасти негде. А сейчас и работа есть, и пенсионерам колхоз всегда поможет. И в магазинах все есть, и все свое – и масло, и колбаса, и все продукты.

Программа развития

<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="RIGHT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27/n172_img_0007.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Супруги Наумовы хотят жить в деревне.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/07/27//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Маленькая деревня в несколько дворов, может, и не знает, что ее судьба решается именно сейчас. Убыточных колхозов в Белоруссии действительно немало.

И что-то с ними надо делать. С привычной для нас точки зрения убыточное хозяйство должно быть объявлено банкротом со всеми вытекающими последствиями. Технику и скот продать, отдать долги, если что останется – выдать пайщикам. И дальше пусть сами крутятся. Старики могут и с огорода кормиться, а молодые – в город. Белоруссия пошла своим путем.

В начале этого года правительство приняло программу возрождения и развития села на 2005- 2010 годы. Для ее реализации выделено 10 триллионов белорусских рублей. Собственно колхозов больше нет. Есть сельскохозяйственные производственные кооперативы – СПК. В каждый из них вошло несколько колхозов. В основном слабые присоединили к сильным. Есть программа создания агрогородков. То есть в центре СПК должен быть поселок, где улицы заасфальтированы, есть школа, детсад, магазин, кабинет участкового врача, комбинат бытового обслуживания, автобусное сообщение с городом. Отдельно – программа строительства новых домов с хозяйственными постройками. Вы не поверите, но дом площадью не менее семидесяти квадратных метров отдается в аренду за семь долларов в месяц! Дают еще и двадцать соток земли.

Я лично переспрашивала у многих, так и есть. Средняя зарплата механизатора в пересчете – от 120 до 150 долларов в месяц. Если доработал в хозяйстве до пенсии, дом переходит в собственность. Если решил уехать, поселят других. Кому дают? А тому, кто нужен в хозяйстве, – механизаторам, дояркам, учителям, врачам.

- Я сам был председателем колхоза, причем «лежачего», – рассказал первый заместитель председателя Браславского райисполкома по сельскому хозяйству Александр Рябков. – Все проблемы знаю не понаслышке. Да, у нас из 18 СПК сегодня четыре убыточных. А год назад таких была половина. Любой знает, что повысить рентабельность можно двумя путями: снизить расходы и увеличить производство. Государство выделяет современную технику. Наш район в нынешнем году получил, например, 18 тракторов, 8 комбайнов, 15 МАЗов. Условия такие: комбайн КЗР-10 стоит примерно 200 миллионов рублей. За него хозяйство платит сразу всего 4 миллиона. Остальное будет выплачивать понемногу государству. Вся техника – белорусская, и очень неплохая, доложу я вам. Многофункциональная, расход горючего снижен. У нас в Лиде сейчас совместное с Германией предприятие делает хорошие комбайны, да и «Гомельсельмаш» выпускает хорошие агрегаты. Плюс внедряем новые технологии и в животноводстве, и по зерну. И результат есть.

В прошлом году район по плану должен был увеличить валовой объем производства сельхозпродукции на 9 процентов, а прирост – 12 процентов. А за это полугодие – 13 процентов. Вон за стеклом дипломы – мы первое место в области заняли!

- Главное – не произвести, а продать. Неужели все расходится на внутреннем рынке?

- Почему же? У нас под боком практически необъятный российский рынок. Все мясокомбинаты, все молокозаводы задействованы на полную мощность. Тут одно хозяйство начало поставлять молоко в Поставы, так наши переработчики сразу прибежали жаловаться: давайте нам. Между прочим, одно рабочее место в сельском хозяйстве создает восемь рабочих месте в городе! Это и перерабатывающая промышленность, и машиностроение, и текстиль – льняные ткани. Весь этот комплекс в Белоруссии действует и развивается.

- А частный сектор на селе, фермерские хозяйства?

- У нас в районе 12 фермеров. Ну и личные хозяйства колхозников дают какую-то долю, и немалую. Вот давайте заглянем в сводку. Сейчас в районе 11 710 коров в общественном секторе, 5,5 тысячи – в частном. Но признаюсь честно, колхозное стадо растет, а частное – становится меньше. Стареет деревня, кое-кто не в силах держать корову. Надо молодежь возвращать на землю. А для этого условия должны быть такими же, как в городе. Вот вам и объяснение, зачем нужны агрогородки. У нас в Видзах ПТУ сельского профиля, я недавно туда ездил. Говорю: «Мужчина должен построить дом, вырастить сына, посадить дерево. Вот вам прямой путь – выбирайте хозяйство, дом уже готов, создавайте семью, разбивайте сад и живите!»

В конце разговора Александр Петрович сам задал вопрос: «А как у вас в Латгалии развивается сельское хозяйство? Я был там, правда, давно, обзавидовался. У вас полная мелиорация была сделана, поля ровные, ни одного кустика, почва улучшена. Нам такое и не снилось…»

Что ему ответить? Что кусты и бурьян все заполонили? Махнула рукой и поехала в колхоз, то есть в СПК, с поэтичным названием «Березовый край».

«Березовый край»


Председатель Станислав Наполеонович Сайковский разбирал в своем крохотном кабинетике письма:

- Каждый день такие послания получаю – просятся в колхоз.

- А что, у вас нехватка кадров?

- Да нет, более-менее нормально. Мы ведь начали строить дома еще до всяких программ. И поставили таких домов не меньше чем полторы сотни. И это помогло удержать людей. Ну и Латвия с Литвой поспособствовали. Когда у вас все закрутилось, многие наши белорусы стали возвращаться. Где-то семей шестьдесят перебрались в наш колхоз. И электрики, и механизаторы, и доярки. Живут, работают. Но толковых людей я бы и сейчас взял, дело для них найдется. Конечно, если мужик весь трясется с перепоя, а в трудовой книжке записано, что нигде долго не задерживался, так и здесь он не нужен. А если труженик, хозяин – такому рады.

«Березовый край» специализируется на животноводстве. На пяти тысячах гектаров выращивают корма и пасут черно-белых коровок. Только дойных тысяча голов. А еще телята, первотелки: в прошлом году СПК «Березовый край» получил 40 миллионов прибыли. Рентабельность – 46 процентов. За этими сухими цифрами – тяжелый труд и крестьянская смекалка. К примеру, услышали, что в соседней Латгалии начался падеж скота, покусанного насекомыми. И пастухи разожгли костры, дымом отгоняли мошку. А сейчас у председателя головная боль: падает жирность молока. 90 процентов всегда сдавали высшим сортом – и вдруг снизились показатели. Оказалось, из-за весенних ливней почва «вымылась», трава растет слабая, как выражаются специалисты, с низким содержанием кормовых единиц. Хорошо, хоть кукуруза более-менее удалась, силосная масса укрепит кормовую базу.

Станислав Наполеонович, по отзывам местных людей, человек мудрый, хозяин умелый. А если откровенно, не мешают ему планы по надоям, отчеты о заготовке кормов, разнарядки на строительство семи новых домов – и непременно в этом году?

- Я вам так скажу: есть мои интересы, а есть интересы государства, – отвечает председатель. – Государству важно знать, сколько хозяйство даст продукции. А не то останется оно без хлеба, и придется закупать за границей. А там наложили вето на продажу продовольствия – и все, пляши под чужую дудку. Сейчас страна закупает только сильные пшеницы, у нас климат не подходит для них. Остальное производим сами.

Совсем недавно гостил Станислав Наполеонович у старого друга в Литве. И немало подивился, что Евросоюз платит в странах Балтии крестьянам субсидии, даже если они не смогли ничего вырастить. Причем субсидии выше, если развиваешь нетрадиционные виды деятельности: раков разводишь или страусов, сельский туризм опять же.

- Неужели ваши руководители не понимают, в какую зависимость они поставят страну? – спрашивает Сайковский. – Ликвидировали производство – освободили рынок для ЕС и дали возможность диктовать политическую волю. Друг рассказывал, что на селе спиваются с такой скоростью, только успевают хоронить. Работы нет, получил субсидию – и на пропой. Поразили меня пустые поля. Одни сорняки! Уверен, недолго так будет. При мне один голландец купил обанкротившееся фермерское хозяйство. Придут и другие.

Чем корова вредит демократии?


Михаил Задорнов про Белоруссию сказал, что она посреди Европы своим партизанским отрядом держит оборону вокруг лагеря социализма. Метко замечено. Но тогда Латвия (по крайней мере Латгалия) – это поросший бурьяном пустырь в углу ухоженного европейского сада. Вот сейчас начинается уборка урожая. Попробуйте на пути из Риги до Краславы найти хоть одно поле, по которому идет комбайн?! В лучшем случае – узкая полоска ржи возле дома.

Ладно, Белоруссия для нашей власти – это авторитарный режим, чуждый в любых проявлениях. Вот и оппозиционные белорусские газеты (кстати, есть и такие) пишут, что программа развития обойдется каждому налогоплательщику в пятьсот долларов, что это очередной утопический проект «смычки города и села». Давайте тогда обратимся к опыту Германии. Во-первых, там законом предусмотрены ограничения на покупку земли – не более трехсот гектаров. Немцы хотят, чтобы было больше хозяев, а не помещиков и батраков. Во-вторых, после объединения Германии коллективные хозяйства в восточной части не стали ликвидировать, а помогли этим кооперативам вписаться в рыночную экономику, в том числе с помощью дотаций. И теперь эти крупные хозяйства составили серьезную конкуренцию фермерам. А что у нас? Почему развалили все сельские кооперативы? Есть логичный ответ. Возьмите любого известного политика и поищите его в списке землевладельцев – все там! Скуплены по дешевке тысячи гектаров земли. Ничего на них не производится. В лучшем случае на бумаге значится какой-нибудь экологический туризм – якобы будут гостям показывать наши леса и озера. Уже молоко и мясо пытаются закупать в той же Белоруссии. Своей продукции мало, а европейцы поднимают цену. Наш сейм уже готов был продавать землю иностранцам. Но в ЕС временных ограничений потребовала Польша и другие страны, которые хотят дать передышку своим крестьянам. Так что придется нашим латифундистам еще потерпеть немного, скоро получат громадные барыши за бывшие колосящиеся поля и пастбища, за развалившиеся фермы, за опустевшие деревни. Лично я – за демократию, за европейскую процветающую Латвию Но не поверю, что стать такой стране мешают коровы и ухоженные поля. Рано или поздно мы снова увидим на селе кооперативы. Но только теперь все придется создавать заново.

Цифра


Около 50 тысяч сельских семей должны получить за пятилетку новые дома площадью не менее 70 квадратных метров.

27.07.2005, 07:48

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий