Вакуум вселатвийского масштаба

Можно ли "раскачать" государство, чтобы оно наконец начало анализировать ситуацию на рынке и перестало вмешиваться в процесс подготовки в вузах специалистов в сфере бизнеса?


С этими вопросами корреспонденты “Вести Сегодня” обратились к председателю правления Высшей школы бизнеса Turїba Айгару Ростовскису и Эдгару Штелмахерсу — исполнительному директору компании Lauma, который в прошлом сам окончил упомянутый вуз и ситуацию в стране знает очень четко.

Европа “повисла” на азиатском хвосте

— Теперь чересчур часто приходится сталкиваться с проблемой: государство чрезмерно вмешивается в процесс образования в сфере бизнеса, — замечает Айгарс Ростовскис. — Роль государства в сфере образовании слишком высока, а ее надо снизить до минимума. Почему? Объясню подробно.

Руководителю крупной компании нужно как можно скорее получить молодого специалиста, однако приходится ждать чуть ли не четыре года, пока человек получит диплом уровня бакалавра. Все упирается в стандарты, утвержденные Министерством образования ЛР! А ведь эти стандарты, введенные для бизнес–образования (впрочем, это относится и ко многим другим специальностям), вовсе ни к чему. Вуз слишком сильно растягивает процесс обучения, тогда как у предпринимателя нет времени ждать. Все необходимо делать оперативнее. Мы, как частный вуз, хотели бы работать напрямую с предпринимателями, чтобы между нами не стоял посредник — государство. Но приходится из–за упомянутых стандартов образования тормозить процесс.

Почему Европа отстает от Америки, а вскоре будет тянуться и в хвосте Азии? В тех же США процесс подготовки специалистов динамичнее, нежели в странах Старого Света. Образованием руководит рынок! А в Европе (в частности — в Латвии) в образование очень сильно вмешивается закостенелое государство.

— Наш вуз работает по общим программам со многими зарубежными высшими школами, — рассказывает собеседник. — Некоторое время назад я побывал в легендарном частном Йельском университете (в народе его чаще называют “кузницей элиты”), а потом в государственном университете в Коннектикуте. Разница между вузами была заметной! Частный университет — динамичное учебное заведение, чувствующее веяния рынка, а в государственном — сонность… И в Европе все очень тяжеловесно, к примеру, в той же благополучной Германии. Два года назад на конференции по вопросам образования (там присутствовал и канцлер Герхард Шредер) представитель Германской торгово–промышленной палаты высказал мысль: “Если система обучения не изменится, то экономика Германии рухнет!”

Но ближе к Латвии. Мы все платим налоги в образовательной системе. Потом часть средств оседает в “закромах родины”, а другая ежегодно уходит в государственные вузы в виде неких дотаций. Например, мы выложили из своих карманов 40 миллионов и их чиновники раздали, не проанализировав рынок и не вникнув в ситуацию, и деньги в общем–то потрачены не столь эффективно. А вот представьте, что этой системы нет: 40 миллионов остались в госказне, а вузы напрямую работают с предпринимателями, сами зарабатывают, исходя из конкретных заказов компаний, допустим той же Lauma. И в результате государство получает тех же специалистов (причем таких, каких надо на рынке), но 40 миллионов останутся в казне. Эти деньги можно направить на повышение пенсий, строительство школ, помощь малоимущим. А за десять лет 40 миллионов превратятся в 400! Получается, от грамотного планирования системы образования зависят даже пенсионеры, — подчеркивает г–н Ростовскис.

Каждый специалист нарасхват!

В свою очередь Эдгарс Штелмахерс сам сталкивается с проблемой нехватки специалистов.

— Перед тем как поступить в упомянутый вуз, я уже руководил программами маркетинга на половине Латвии в международной компании Kraftfoods. Компания непрерывно инвестировала деньги в своих работников, отправляла их на курсы или прибегала к помощи штатных сотрудников–преподавателей, обучающих людей внутри структуры… Потом я четыре года руководил предприятием Cєsu alus. У меня возникла возможность с нуля создать большую компанию в Латвии. И я это сделал! А ведь тогда в стране мало кто решался на такой шаг, и во многом именно из–за того, что у людей не хватало навыков в предпринимательской деятельности. Однако печально, что в стране система подготовки специалистов — бизнесменов, инженеров, компьютерщиков — чересчур пробуксовывает. Сейчас все молодые кадры буквально нарасхват! Когда появляется перспективный специалист, его тут же принимает на работу какая–то компания и увозит обычно за границу, Латвия же остается с носом.

Государству необходимо максимально облегчить процесс в работе между вузом и предпринимателями. Чиновники обязаны четко проанализировать ситуацию на рынке и — сделать выводы. Почему госвузы до сих пор толком не наладили схему заказов со стороны частных компаний на подготовку молодых специалистов? Уже давно пора сделать! — подчеркивает Эдгарс Штелмахерс.

Молодым везде у нас дорога?

В нашей беседе всплыла и еще одна проблема: в вузах не хватает докторов наук, воспитанных уже в новое, капиталистическое время, которые могли бы обучать подрастающее поколение.

— После того как Латвия стала независимой, от плановой экономики пришлось двигаться в сторону рыночной. И вот засада: оказалось, в стране нет вузов, где бы готовили специалистов предпринимательской деятельности… Вообще в госвузах страны большая напряженка с количеством докторов наук, получивших бизнес–образование в новое время, большая часть защищала дипломы еще в советские годы, когда принципы игры были совсем иными, — отмечает Айгарс Ростовскис.

По количеству студентов на 10 000 жителей Латвия занимает третье место в мире (первое занимает Канада). Очень хорошо, что люди хотят учиться, но возникает вопрос о качестве образования. Один из “знаков качества” бизнес–образования — максимальная связь с практикой в сфере предпринимательской деятельности. Вдобавок из–за стандартов обучения доктором науки человек может стать лишь спустя десять лет обучения. А в контексте ситуации, сложившейся на рынке, это слишком большой срок!

— В Латвии мало людей, которые, перед тем как пойти в вуз, сами проработали бы в бизнес–среде, решали бы там проблемы, занимались бы большими деньгами и наконец подготовились к преподавательской деятельности. Поэтому государству надо развязать руки бизнес–образованию, чтобы система сама привлекала большее количество людей с опытом в предпринимательской деятельности (и в ее обслуживающей сфере). Тогда динамичнее будет развиваться образование в конкретной отрасли. На данный момент, по понятным причинам, в основе бизнес–программ высших школ слишком много теоретиков, знания которых не подтверждены на практике… Кроме того, преподавательский состав “старой школы” нередко откровенно давит и мешает попасть в вуз молодому специалисту даже на должность "лектора"… Не хочу быть пессимистом, я верю — при желании государство изменит политику в сфере образования! — подытожил Айгарс Ростовскис.

22.07.2005, 13:52

Вести сегодня


Написать комментарий