«Биржа даст больше!»

У Латвии есть несколько выгодных вариантов, как продать принадлежащие ей акции Lattelekom и LMT. С одним общим моментом — уступить часть акций концерну TeliaSonera (TS) по договорной цене, освободив оставшуюся часть государственных акций от распространяющегося на них права первой руки, и выставить их на биржу.

По мнению члена совета Рижской фондовой биржи (РФБ) Гунтара Кокоревича, именно финансовый инвестор наверняка заплатит за местных телекоммуникационных игроков больше, чем предлагает TS. Как отметил сам Кокоревич, он в этом уверен на 99%. Напомним, за 51% акций Lattelekom TeliaSonera предложила правительству 274 млн. евро, а за 28% LMT — 168 млн. евро.

— Сейчас мне трудно детально оценить те суммы, которые TeliaSonera предложила Латвии за государственные доли в Lattelekom и LMT, и трудно дать свою оценку “справедливой цены” — слишком много неясностей,— говорит член совета Рижской фондовой биржи Гунтар Кокоревич.— Но если говорить о приблизительном — трендовом — ощущении, оно следующее: цена — нормальная, но на рынке при соблюдении некоторых условий можно получить и больше. Эту догадку подтверждает и тот момент, что цена госпакетов Lattelekom и LMT, которую биржа рассчитывала полтора года назад, почти аналогична цене, предложенной TS, — она была лишь чуть-чуть ниже. А ведь тут надо еще учесть, что за эти полтора года с двумя предприятиями произошло много всего, в основном — положительного: прибыль LMT существенно выросла, да и сегодняшний Lattelekom совсем не тот, каким он был полтора года назад, — сейчас он более агрессивен, наконец получил возможность работать с “дочками”, что тоже хорошо для бизнеса. Все это должно бы положительно сказаться на цене госпакетов. Но тут есть своя сложность — у TS есть право первой руки…

— Эксперты уже говорили, что право первой руки не обязывает нас продавать госпакеты только его обладателям. Как сказал на днях в очередной раз министр экономики Кариньш, можно провести аукцион, выбрать лучшее предложение и показать его TS: хотите — покупайте за такую сумму, не хотите — до свидания…

— Да, это так. Но тут есть большая сложность: инвесторы не пойдут на аукцион, если у продавца не будет конкретного мандата на продажу. Чтобы инвестор определил цену, которую он готов платить, ему нужно знать, в том числе, и фрифлоат — количество акций, выпускаемых в публичное обращение, и прочие факторы, которых продавец без мандата не знает.

— Что должно делать правительство, чтобы получить максимально высокую цену?

— Сперва нужно решить, продавать скандинавам обе компании или только одну, после чего договариваться с ними о цене. Думаю, в итоге можно добиться и более интересного предложения. Ведь понятно, что покупатель всегда озвучивает более низкую цену, продавец — более высокую, после чего стороны приходят к средней величине. Тут все будет зависеть от того, кто в этих переговорах будет представлять Латвию и насколько умно этот “кто-то” будет договариваться.

— Что мы можем противопоставить скандинавам в ходе переговоров, если их право первой руки, по вашим словам, затрудняет поиск других претендентов?

— Да, свободная продажа затруднена. Но ведь Латвия может и не продавать! А для TeliaSonera это нежелательный поворот. И они это понимают, потому и готовы к компромиссу. Еще в позапрошлом году, когда биржа беседовала и с правительством, и с представителями TS, было видно, что скандинавы действительно готовы идти нам навстречу, в том числе и в вопросах цены, чтобы получить хоть часть желаемого.

— О каком сценарии продажи госпакетов, на ваш взгляд, стоило бы договариваться?

— Есть несколько вариантов. Например, продать TS государственные акции LMT и два процента Lattelekom, с условием, что остающиеся у государства 49 процентов акций Lattelekom освобождаются от права первой руки и правительство выставляет их на биржу. В такой ситуации — когда государство имеет мандат на продажу — я на 99 процентов уверен, что финансовые инвесторы дадут за акции Lattelekom больше, чем дал бы скандинавский концерн. При этом можно было бы оговорить условие, что если финансовые инвесторы вдруг не предложат за эти акции более интересую цену — тогда их покупает TS по то же цене, которую он заплатил за два процента. Думаю, их это устроило бы.

Можно выбрать и несколько другой вариант латвийской позиции: предложить TS только два процента акций Lattelekom — такая покупка даст скандинавам большинство голосов в обеих компаниях, после чего они смогут консолидировать свои финансовые отчеты, назначить свой менеджмент. Можно добиваться, чтобы в обмен на эти “золотые” два процента государство могло продавать оставшиеся пакеты LMT и Lattelekom через биржу, где, опять же, наверняка можно получить более высокую цену.

Наконец, можно выбрать стратегию обмена одного предприятия на другое: государство отдает свои доли в LMT, получая взамен весь Lattelekom. И тогда можно, например, продать на биржу 49% экс-монополиста, после чего наблюдать за ценовой динамикой на фондовом рынке, и года через два-три решить — продавать ли оставшийся 51% акций, если их цена на бирже выросла, или придержать, если биржевая цена не устраивает. Главное — помнить: более и менее выгодных для Латвии вариантов множество, и тут все будет зависеть от способности наших переговорщиков договариваться. Не стоит также забывать, что крайний случай — отказ государства продавать госпакеты Lattelekom и LMT, в принципе, нежелателен для TeliaSonera, и на этом можно играть, вынуждая партнеров искать компромиссные решения.

21.07.2005, 11:43

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий