Куда пойти, куда податься…

Охота к перемене мест овладевает человеком в разные периоды его жизни. Многие в детстве мечтали быть бродягами или робинзонами. Что вдохновляло на подобные мечтания, точно сказать не могу. Помню с детства замечательный фильм «Бродяга» с обаятельным и вечно поющим на непонятном языке хинди Раджем Капуром. Может быть, он стал отправной точкой для многих...


Сейчас, по прошествии многих лет с того дня, как я увидел этот фильм, вдруг начинаешь задумываться, откуда же на наших улицах эти самые бродяги. Которые если и похожи на Раджа Капура, то только цветом лица и небритостью – и не потому, что они индусы, а потому что неумытые…

Как-то лет семь-восемь назад попал я зимой, причем совершенно случайно, на Красную Двину, где прошло мое пионерское детство (теперь ее принято называть на государственный манер – Саркандаугавой, а местная публика зовет ее просто «Краской»). И забрел в магазин, где когда-то покупал бело-розовую пастилу и кефир в бутылках с зелеными крышечками из фольги. Магазин тогда был еще сугубо советского вида, грязноватый и скудный. В основном там грелись бомжи и поправлялись пивком местные алкоголики (среди которых я узнал одного из своих одноклассников, но, каюсь, вида не подал).

Из гущи этой малопочтенной публики продавщица меня почему-то выделила как интеллигентного и вежливого человека, наверное, потому, что я был с портфелем типа «дипломат»… Подойдя к прилавку, я вдруг ощутил невообразимой силы аммиачный дух и робко спросил: «Что-то случилось?», потому что в глазах уже начали собираться слезы. Работница прилавка поняла меня сразу же и взглядом указала на угол возле оконной витрины, где бок о бок отдыхали два человека без определенного места жительства. И в этот момент в торговый зал вошел соответствующий этой компании покупатель, который, спросив бутылку пива, взял товар, покрутил носом и заявил во всеуслышание: «Смрад!» Надо сказать, что и сам он, мягко выражаясь и вспоминая незабвенных классиков Ильфа и Петрова, воздуха не озонировал…

Сегодня я не буду говорить о том, что эти люди могли бы работать и жить в нормальных условиях. А если не смогли? Иногда (совсем не часто) слышишь их речь и начинаешь задумываться: откуда они пришли сюда? Пытаешься хоть как-то обозначить их прошлое, но ничего не выходит. Понимаю, что был не прав, когда увидел бывшего одноклассника, но не подошел к нему. А нужна ли была ему такая встреча? И вспомнил бы он меня, когда с того времени, что мы с ним сидели за партами в одном классе, прошло сорок лет – и вся жизнь?

Понимаю, что даже смутная перспектива познакомиться с ними поближе блокируется слишком уж большим обонятельным впечатлением, производимым большинством из них. И это даже сильнее неистребимого профессионального чувства поиска новостей и даже желания помочь чем-нибудь. Понимаю, что признаваться в этом политически некорректно и недостойно интеллигентного человека, но это так.

А как-то раз, проходя через Старую Ригу, увидел парочку колоритных персонажей около мусорного контейнера (кстати, неподалеку – метрах в двадцати – только что открылся очередной ночной клуб)… Роясь в этом самом контейнере, они о чем-то очень горячо спорили и, как мне показалось, делали это достаточно агрессивно – явно не из-за пустой бутылки из-под виски или выброшенной кем-то пары босоножек.

Остановившись вроде как сигарету закурить, услышал слова «Евросоюз», «Кабинет Калвитиса», а также «полигамия» и «Достоевский»…

И после всего этого я вспомнил университетский курс русской литературы и понял, что именно Федор Михайлович говорил о том, что самое страшное – когда тебе некуда пойти…

19.07.2005, 08:49

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий