Стране требуется 8 тысяч инженеров!

За последние три года образовалось самое большое количество бюджетных мест в вузах (около 30 тысяч) —на инженерных науках (более 8 тысяч)


Система высшего образования нашей страны за последние 15 лет претерпела коренные преобразования: перевод на европейскую двухуровневую систему бакалавриата и магистратуры, введение платного обучения и централизованных экзаменов. Но по–прежнему самый главный показатель эффективности вузовской подготовки — это ее связь с потребностями рынка труда и программой развития народного хозяйства страны.

В Латвии такая программа до 2010 года тоже разработана, хотя и вызвала в момент принятия массу критических замечаний. Какие же специалисты будут востребованы в ближайшее десятилетие? С этого вопроса началась наша беседа с председателем Совета по высшему образованию, академиком Байбой Ривжей.

— Если смотреть на программу развития народного хозяйства страны, то самой перспективной является сфера высоких технологий — это информационные технологии, технологии материалов, фармацевтика. Если взять промышленность, то это металлообработка, ремонт и строительство судов, все, что связано с использованием леса — нашего основного экспортного товара: его добыча, переработка, мебельное производством. Перспективными по–прежнему являются логистика и финансовые услуги, строительство.

И те области, которые пока не получили широкого развития, — это туристический и гостиничный бизнес, в сельском хозяйстве — нетрадиционные направления. Например, выращивание грибов, клюквы и создание хозяйств, производящих биологически чистые продукты. Вообще все, что связано с малым бизнесом, который у нас в стране еще очень не развит.

— А какие перспективы у гуманитариев? Не секрет, что повальная мода на психологов и юристов прошла, поскольку рынок ими перенасыщен.

— Я бы не сказала, что юристы и психологи нам больше не требуются. Они всегда нужны. Так же как педагоги, политологи и переводчики. Другое дело, что при таком количестве этих специалистов конкуренция в этой сфере очень высокая. Гораздо выше, чем среди инженеров, например.

— Согласно опросу среди старшеклассников, который в этом году проводили Центр выбора карьеры и Hansa Banka, впервые в список самых популярных профессий попали инженеры. Однако их пока нет в списке самых выбираемых профессий. С одной стороны, премьер Калвитис заявил, что инженеров не хватает, с другой стороны, какие у них перспективы, если наша страна — это один большой супермаркет, поскольку удельный вес производства и промышленности практически нулевой.

— Инженерные и естественные науки объявлены в нашей стране приоритетными еще три года назад — до публичного заявления премьера. Однако реально эти направления стали приоритетом только в этом году, когда началось европейское финансирование этих учебных программ. Другое дело, что многие школьники, выбирающие после 9–го класса гуманитарное направление, сразу отсекают для себя эти профессии. Через три года, когда наступает время поступать в вуз, они и рады бы учиться на инженеров, но уже поздно — физику, математику и химию они в полном объеме не изучили.

А ведь именно на этих инженерных и естественнонаучных программах самое большое количество бюджетных мест! И с каждым годом все больше и больше, поскольку мы сокращаем бюджетные места на социальных науках и педагогике, перераспределяя их на приоритетные специальности.

Хотя выучить одного инженера государству стоит столько же, сколько двух педагогов. Кстати, именно по этим же направлениям существует и большая государственная поддержка магистерских и докторских программ плюс возможности зарубежной стажировки по различным программам международного обмена.

— Председатель правления Центра оценки качества высшего образования Ю. Дзелме в недавнем интервью нашей газете заявил, что “большой ошибкой было разрешить школьникам не учить точные науки”, поскольку теперь большинство выбирает централизованные экзамены по языкам и гуманитарным наукам. Ректора вузов признаются, что если они будут требовать централизованных экзаменов по физике, химии, биологии и математике, то некому будет поступать! Где же выход?

– Выход, хотя и временный, мы нашли, разрешив отдельным вузам ввести тест по своим направлениям. Однако думаю, что вузы должны требовать эти централизованные экзамены. И необходимо вызвать у школьников интерес к точным и естественным наукам, в том числе и путем переоснащения школьных кабинетов физики и химии. Я недавно побывала в одной школе и ужаснулась: в мое время и то оборудование было лучше! Конечно, надо информировать школьников о проблемах, которые могут возникнуть при учебе в гуманитарном классе. И больше говорить о перспективах инженерных и естественнонаучных специальностей. Об этом мы уже беседовали с министром образования г–жой Друвиете, и она нас поддержала.

— И в то же время с этого учебного года начинается реформа основной школы, где вводятся новые гуманитарные предметы — этика и социальные науки — за счет сокращения часов и объемов именно точных и естественных наук. Это значит, что министерство еще больше снижает планку, следовательно, через десять лет потенциальных инженеров станет еще меньше!

— Честно признаюсь, что я не знаю этой проблемы. Надо будет поинтересоваться.

— К рекомендациям вашего совета правительство прислушивается?

— В общем, да. Мы, например, добились изменения порядка присвоения докторской степени, убрав требование о пяти научных публикациях, которые должны были быть признанными международными экспертами и нашим Советом по науке. Для трехлетнего курса обучения это было слишком много. И я вижу, что за последние полгода число представленных диссертаций сразу увеличилось, уже достигнув числа за весь прошлый год! К сожалению, в Латвии очень низкое — по сравнению с ЕС — число не только докторантов, но даже магистрантов!

В Европе степень магистра получают 95–99% студентов, а у нас всего 15–20%! И по сравнению с европейскими странами у нас еще невелико число чиновников и госслужащих с научными степенями. В Скандинавии, например, высший уровень чиновников — это доктора наук. У нас даже на уровне госсекретарей таких единицы, не говоря о министерствах и самоуправлениях.

— Очевидно, нашим студентам просто не по карману учиться в магистратуре, не говоря уж о докторантуре. Ведь практически все студенты–первокурсники вынуждены работать!

— В этом плане нам надо брать пример с Западной Европы и Скандинавии, где магистратура и докторантура в основном финансируются государством. Даже в Англии, где образование очень дорогое по нашим меркам, год учебы по бакалаврской программе равен средней месячной зарплате.

В Латвии средняя зарплата — 140 латов, но где вы найдете вуз, который обучает за такие деньги? К тому же в европейских вузах практически нет ни одного студента даже на уровне магистратуры, который работал бы во время учебы! Они все свободные дни посвящают занятиям, причем там больше практикуется самостоятельная работа. Наш студент свой свободный день потратит не на библиотеку, а на возможность подработать.

— Насколько увеличилось государственное финансирование высшего образования за последние годы?

– Хотя наш совет все время говорит о необходимости увеличить количество бюджетных мест в вузах, оно за последние годы не изменилось. Еще мы считаем, что, если инженерные и естественные науки считаются приоритетными, значит, надо вводить больше стипендий. Пока у нас получает стипендию 70 латов только каждый шестой студент.

Надо довести эту цифру до каждого четвертого! Это тоже станет стимулом. Говорим мы и о том, что необходимо ввести систему погашения кредитов за учебу со стороны государства или частного бизнеса, если туда приходит работать выпускник вуза.

Необходимо также давать налоговые льготы тому предприятию, чей работник поступил в вуз. Уже есть первые шаги — для работодателей, чей работник учится по программам информационных технологий, инженерным и естественнонаучным специальностям. Надо понимать, что чем выше число людей с высшим образованием в стране, тем она конкурентоспособнее!

Тем более что сейчас разрабатывается национальная программа развития страны до 2010 года, и там главной целью государства будет объявлено повышение качества жизни каждого человека. Образование — ключевое понятие в этой области.

Время, когда у руля государства или отдельного предприятия стояли люди без высшего образования, проходит. А после вступления в ЕС многие работники крупных международных компаний не просто идут учиться, а идут получать докторские степени!

15.07.2005, 12:44

Коммерсант Baltic Daily


Написать комментарий