Феномен Оксаны Робски

Почему романы о жизни российской бизнес-элиты становятся бестселлерами?

Имя Робски уже давно не сходит с верхних строк книжных топов. Лидирует ее первый роман “Casual”. Вторая книга, “День счастья — завтра”, тоже в топе, но, как часто бывает с дебютантами, от первой сильно отстает. Оно и понятно — “День счастья” читать скучно. Особенно если сразу после первой. Вымученная она какая-то и — “все о том же”, как говорит сам автор.



Чем же так захватил читателя “Casual”? Неожиданностью темы. И жанра, кстати, тоже. Это — глянцевый роман. Как теперь есть глянцевые журналы, так, оказывается, могут быть глянцевые кинофильмы, спектакли, литература и даже романы. Оксана Робски пишет о “глянцевой жизни” российской бизнес-элиты. О тех, кто в Москве заселил дома по Рублево-Успенскому шоссе. Правда, жизнь их, хоть и закатана в глянец, на самом деле не так уж и благополучна.
В первом романе у героини пристрелили мужа. Она нанимает киллера, чтобы “зарыть в землю” убийцу. Но потом выясняется, что убивал совсем не он — другой. Зарывают и второго. Сама же героиня все это время бездумно прожигает жизнь.
Вот этим книга и интересна — в ней очень подробно, во всех деталях описывается, как живут женщины толстосумов. В романе, правда, часто вспоминают олигархов — это любимое слово автора,— но до лондонских изгнанников и тех, кто скупает футбольные команды, героям Робски далеко. У них и, в частности, их жен свои радости, помельче. Дорогие педикюрши, массажисты, визажисты. Или, например, в дорогом магазине на троих баб (этим словом Робски тоже щеголяет) потратить сходу 12 тыс. долларов. Сладострастно, потому как деньги им уже доставляют гораздо больше удовольствия, чем секс.
Что до секса, острота ощущений появляется лишь на лесбийских пирушках. И еще массу удовольствий доставляет “кокос” — кокаиновый порошок. Вторая книга — “День счастья” открывает большой секрет: женщины, называющие себя леди, оказывается, наркоманки. Может, в этом разгадка бешеного успеха книги?
Робски в прошлом журналистка и хозяйка заведения, поставлявшего клиентам женщин-телохранителей. Это дает себя знать в ее художественных опусах. Во-первых, она пишет бойко, очень событийно, очень точно называя вещи своими именами. Она — бытописует.
Вот характерная картинка. По средам дамы собираются в бане (уникальная привычка не стареет!). Не мыться, конечно, а чтобы выпить и обсудить чей-то очередной роман, похвастаться покупками, мужьям косточки перемыть. Описания этих “банных дней” в “Casual” повторяются через каждые три-четыре главы. Но подается это как главное дело прожитой недели. Поэтому читается с интересом — где еще узнаешь, как живут нынешние бизнес-леди.
Что касается во-вторых, “День счастья” Робски посвящает своей бывшей фирме по производству женщин-рэмбо. Тоже любопытно.
По сути, как известный роман в стихах русского классика, книги Робски тоже являют собой энциклопедию русской жизни. Только сегодняшних олигархов и окружающего их планктона. Робски откровенно признается, что “пишет вполне рационально”. Отмечая в уме: “как убивают, я рассказала, о банях рассказала, про рестораны тоже рассказала…” Рестораны вообще ее любимая тема. Подробно и дотошно перечисляется где что пили, что ели и сколько заплатили.
Романами Робски называет свои книги, конечно, условно. Сегодня так принято — все, что напишешь, считать романом. У нее абзац часто состоит всего из одной фразы. Сгруппировать их плотнее, кое-что выбросить, и неплохая повесть получилась бы. Или большой рассказ.
“День счастья” местами вообще читать невмоготу — растянуто и скучно. Чувствуешь себя как будто забрел в гигантский магазин дамского белья. Где тебе не только ничего не нужно, но и не интересно. Шопинга в романе очень много. Потом леди едут домой, нюхают “кокос”, накачиваются кьянти. Что дальше-то? А дальше — пустота.
Проблема Робски заключается в том, что ее женские пуси-муси часто вызывают у читателя реакцию, обратную желаемой автором. И все потому, что пространство души у этого Бальзака наших дней очень уж неглубокое. Бредешь по мелководью и не дождешься, когда же до глубины доберешься. А ее, глубины этой, в книгах Робски и нет. Абсолютно прав московский критик Андрей Архангельский — это “литература среднего уровня”.

15.07.2005, 08:05

Телеграф


Написать комментарий