Финны бастуют, а куда щепки летят?

Вступление Финляндии в ЕС обернулось снижением уровня жизни, и тогда финны решили побороться за его повышение доступным им способом. Финский пролетариат, производящий бумагу, потребовал у работодателей повышения зарплаты. Потребовал по-фински аккуратно, через профсоюзы. Предприниматели ответили столь же аккуратным отказом. И тогда десятилетиями не бастовавшие финны ударились в невиданную по своим масштабам забастовку.


ВВП, летящий в трубу


Формальной причиной протестов разгоряченных финнов стало недовольство размерами заработной платы и условиями труда. Рабочие вспомнили, как владельцы бумажных фабрик, стремясь повысить свои доходы, обязывали их трудиться в рождественские каникулы…

Двухмесячная забастовка, из-за которой продолжают простаивать все бумажные фабрики Финляндии, может закончиться сегодня. Но при одном условии: если профсоюз примет предложение государственного посредника, который предложил работодателям «несколько видоизменить» подход к вопросам заработной платы.

Президент профсоюза бумажников Юко Ахонен на вопрос, примут ли они такое предложение, ответил туманно, а это, скорее всего, означает «нет». Но даже если конфликт будет разрешен, то он обойдется экономике Финляндии сокращением ВВП на 1%, или на 1,5 млрд. евро, – на целлюлозно-бумажную отрасль приходится половина ВВП, создаваемого промышленностью страны. А это значит, что в трубу полетят и многие экономические и социальные программы правительства. И это не считая того, что к забастовке бумажников присоединяются финские полиграфисты и мебельщики…

Принцип домино


Казалось бы, все это – финские дела. А между тем от забастовки сильно пострадали многие европейские полиграфисты, особенно российские, которых финны на 70- 80% обеспечивают качественной журнальной бумагой. Да и вообще на долю Финляндии приходится примерно 4% мирового рынка всей бумаги.

В Финляндии печатается много европейских и более 30% российских глянцевых изданий. Поэтому от забастовки страдают и российские издатели, которые уже назвали сложившуюся ситуацию «катастрофой». Печатная продукция, как и колбаса, имеет определенный срок годности, и реализовать многие издания уже практически невозможно. У глянцевых изданий есть обязательства перед рекламодателями, для которых выход рекламы в конкретный день может оказаться определяющим…

Но больше всех от финнов пострадали лесозаготовители. Например, из Ленинградской области в Финляндию вывозится 80% леса, 60% – из Вологодской. На начало лета приходится пик поставок в Финляндию пиломатериалов из хвойных пород, которые заготавливаются зимой. Они используются для производства мебели.

Если их не переправить в страну назначения до наступления жары, они начинают портиться и превращаются в простые доски. Финские мебельщики, присоединившись к бумажникам, такой лес не берут. А еще лесорубам придется платить штрафы железнодорожникам и морякам: вагоны и суда стоят загруженные древесиной, а за простои надо выплачивать неустойку.

Но ни полиграфисты, ни издатели, ни лесозаготовители на компенсацию убытков от финнов рассчитывать не могут, потому что в контрактах оговорено, что забастовка – это форс-мажор и ответственности за нее финны не несут.

А можно ли быстро перепродать лес еще кому-нибудь? В том-то и дело, что некому. В Швеции, еще одном крупном импортере древесины, в этом году была буря, и тамошние предприятия тихонько занимаются переработкой собственных павших деревьев.

И вот тут возникает легкое подозрение: а не выгодна ли забастовка финским компаниям? Получается – выгодна. Во-первых, и у финнов есть свой павший от урагана лес, который нужно переработать, пока его не сожрали насекомые-вредители. А во-вторых, забастовка неизбежно ведет к снижению спроса на импортный кругляк и, как следствие, к падению цен на него.

А тем временем у нас…


Крупнейшие латвийские компании – поставщики бумаги, такие как Polar, Celavejs, Latvijas papirs, MapLatvija, и крупнейшие ее потребители – типографии Preses Nams и Mыkusala единодушно и лаконично ответили «Часу», что борьба финского пролетариата за свои права их не сильно затронула.

В Латвийской ассоциации полиграфических предприятий более развернуто объяснили это тем, что почти вся газетная бумага идет из России – там она дешевле. Что касается большинства глянцевых журналов, то они печатаются в Литве и Эстонии – там качественнее печать. То, что печатается у нас, например, в типографии Mыkusala, успели допечатать на запасах финской бумаги и быстро заключили договоры на поставку бумаги со шведами и поляками.

Более того, как узнал «Час», бастующие финские товарищи нам кое-чем даже пособили: часть заказов на печатные работы была оперативно переброшена из Финляндии в небастующие типографии Латвии. Однако представить себе, как будет развиваться ситуация, если забастовка затянется, пока трудно.

Чем меньше бумаги на рынке, тем выше на нее цены. А вот это уже серьезно.

14.07.2005, 09:33

chas-daily.com


Написать комментарий