Кнессет обсуждает вопрос… о душе

Комментарий Льва МАЛИНСКОГО, собкора Телеграфа в Израиле

Мне надо было прожить тринадцать лет в Израиле, дабы узнать, что мелодия “Атиква” (“Надежда”), которую исполняли во всем мире каждый раз, когда на флагштоке поднимался бело-голубой флаг со звездой Давида, на самом деле не являлась гимном Израиля. То есть, разумеется, все ее считали гимном, но ни одного официального документа на этот счет не существовало.



Между тем в Израиле существует удивительная традиция исполнения “Атиквы”. Ею заканчиваются все мероприятия в Израиле, даже оркестры в ресторанах завершают свою программу исполнением этой торжественной славянской мелодии.
И все эти годы со дня основания государства периодически возникал вопрос о внесении коррективов в текст гимна или написании принципиально нового гимна, который бы точнее соответствовал демографической ситуации в Израиле. В прошлом году, наконец, русскоязычный депутат кнессета Михаил Нудельман, который, очевидно, еще с советских времен сознавал важность государственных символов, провел через кнессет законопроект о статусе “Атиквы” как государственного гимна. Теперь все изменения в текст можно провести только через голосование в кнессете.
Почему же, однако, кипят страсти вокруг главной песни страны, текст которой был написан молодым поэтом Нафтали Инбером в 1876 году? Дело в том, что текст гимна не приспособлен для исполнения его арабским национальным меньшинством, которое составляет 20% населения. Он, так сказать, узко этнический. Вот “Атиква” в дословном переводе с иврита: “Пока в наших сердцах дышит еврейская душа, и вдаль на восток к Сиону обращены глаза, еще не потеряна наша надежда, надежда, которой две тысячи лет, быть свободным народом на своей земле, на земле Сиона и Иерусалима”. Слова душевные и не напыщенные, как во многих гимнах, и не воинственные, но, согласитесь, в каких арабских сердцах горит еврейская душа?
И вот вокруг текста идут споры. Одни говорят, что ни строчки менять нельзя, как в Торе, поскольку государство — еврейское. Другие напоминают, что оно не только еврейское, но и демократическое, и в Декларации независимости провозглашено равенство всех граждан, независимо от национальности, пола и религии.
На прошлой неделе на заседании законодательной комиссии кнессета с неожиданным предложением выступил ее председатель Михаэль Эйтан. Неожиданным в первую очередь потому, что Эйтан принадлежит к правому крылу так называемого “национального лагеря”. Он предложил сделать минимальную правку в тексте гимна, заменить слова “еврейская душа” на “израильская душа”. По его мнению, это позволит друзскому офицеру (а арабы-друзы служат в израильской армии) со спокойной совестью петь этот гимн вместе со всеми. Другой член парламентской комиссии предложил дополнить гимн куплетом на арабском языке. Однако многие члены комиссии суеверно боятся, что стоит только изменить хоть одно слово в гимне, как рухнет основа основ еврейского характера государства.
Дискуссия по этому вечному вопросу так ни к чему и не привела. Если учесть, что Конституцию Израиля, которую законодатели обязались написать через полгода после провозглашения государства, безуспешно пишут вот уже 57 лет (и все эти годы постоянно работает конституционная комиссия), то и до изменений в гимне, о которых говорят те же 57 лет, на практике дело дойдет не скоро. Потому что и по этому вопросу у каждого еврея (да и араба), как и положено, существует свое мнение, а очень трудно привести к консенсусу семь миллионов мнений.


Тель-Авив

12.07.2005, 07:38

Телеграф


Написать комментарий