Увидеть Америку и победить

Про «Королеву кабаре», известную певицу Аэлиту «Час» уже писал. Она рижанка, урожденная Алла Фитингоф. Приехала на фестиваль «Ригас ритми» с мужем Джеком (Яковом) Нейхаузеном и дочерью Рафаэллой. После концерта мы встретились...


Прекрасное чувство – ностальгия


Бывшие рижане постоянно сталкиваются нос к носу то в США, то в Латвии. Рассказывает Яков:

- Я тут взглянул на дом, где прошло мое детство, иду себе по Тербатас, и кто-то мне кричит: «Джек!» Человек подходит, вижу – знакомый латыш из Канады. Надо же, где встретились – на родине… Мой папа всегда называл улицы странными именами: Тербатас, Стабу… Я ему говорил: «Ну, папа, сейчас это же не так». А он: «Это для тебя иначе, а для меня это еще так!» Сейчас-то я его понимаю.

Подхватывает Аэлита:

- А в Майами я (через 30 лет!) вдруг встретила музыканта Изю Гутмана, мы с ним вместе в «Лидо» выступали. Мир становится очень маленьким.

В Риге мы уже были два раза. В 92-м привезли дочку – показать, где мы родились. Затем в 98-м году. Сейчас такие изменения! Все отреставрировано, выглядит здорово, в том числе и новая архитектура. Глаз радуется. Мы, как только вышли из аэропорта, приехали сюда, я говорю мужу: «Чувствуешь запах Риги?» Изумительно.

- Сейчас как раз липы цветут… А такое чувство, как ностальгия, вам знакомо?

- Конечно! У меня сердце так и екнуло несколько раз. Такое чувство, что мне 12 лет, клянусь вам. Бегала на взморье по песочку, прыгала… Как будто и не прошло 30 с лишним лет. А там, где сейчас Валдемара центрс, был скверик, где мы прыгали через веревочку и играли в классики.

- С будущим мужем?

- Нет, мы познакомились, когда мне было 17 лет. И практически не встречались, просто были знакомы. А когда я уже приехала в Нью-Йорк, он 9 месяцев жил в Италии и каждый день писал мне оттуда очень красивые письма. И я ему поверила – на письма.

- Чувство родилось уже там?

- Да. И он – единственный из мальчиков, из тех, что за мной ухаживали, кто верил в меня как певицу и очень хотел, чтобы я пела. Я просто не могла бы быть вместе с тем, кто к этому отнесся бы отрицательно. Ведь сколько лет прошло, а это единственная моя работа от Бога, которой я занимаюсь.

Я пою, согреваю сердца людей, заставляя их забыть о всяких проблемах, облагораживаю их… как же я могу от этого отказаться? Я считаю, что делаю свою работу лучше, чем врачи: после моих концертов никто не умирает. Дешевле купить билет на мой концерт, чем сходить к врачу.

- Итоги жизненного пути подводить вроде бы рановато. Но все же… Вы довольны?

- Очень. Ничего бы в жизни не меняла. Ничего! И думаю, если бы я не родилась и не выросла в Риге, то была бы другим человеком. Понимаете, этот рижский багаж…

Я всегда была очень восторженной натурой. Такой до сих пор и осталась – стопроцентной оптимисткой. На все стараюсь смотреть с положительной стороны. Что касается моей карьеры… Вы были на концерте – все это кажется так легко: вышла в красивом платье, спела… А это адская работа, дисциплина, это очень тяжело, но ты это любишь и идешь по этому пути всю жизнь. Я вчера закончила петь – у меня дрожали ноги, потому что я отдала все, что можно. В этом я беру пример с Эдит Пиаф: петь, как будто в последний раз.

…Все эти ощущения смешались у Аэлиты с впечатлениями от Домской площади, часов «Лайма», где по-прежнему встречаются влюбленные, от памятника Свободы….

- Ностальгия! Я настолько была близка к тому, чтобы заплакать. Пришлось очень сильно себя контролировать, чтобы не потекла тушь…

История – это мама, бабушка…


- Все же аура прежней Риги, в которой росли вы, я, другие люди послевоенного поколения, пропала. Город обрел лоск, но обезличился, так же как и души тысяч людей, которые родились и выросли в новостройках. Мы-то ежедневно шли из дома в школу по городу начала ХХ века. Это гораздо более одухотворенная среда.

И когда я жила тут, мне казалось, какая Рига большая. А она же малюсенькая. Когда-то ее называли «маленьким Парижем». Я никогда не могла этого понять, пока не приехала в Париж. И действительно… мы сейчас ходим, смотрим – ни одного дома не пропускаем. Даже в самом заброшенном доме столько истории, порой трагичной. За каждым окном – поколения людей. Дочке нашей здесь так нравится!

Дочь Рафаэлла, несмотря на молодость, консультант по бизнесу. Еще она снимает кино – документальный фильм про маму, про бабушку и про себя. Про женщин одной семьи.

- Это у нее второй проект, – объясняет Аэлита. – А первый, вы не поверите, – она снимала в Новосибирской женской тюрьме конкурс красоты. Спонсоры – фирмы «Шанель» и «Ревлон». Невероятно, что им разрешили снимать. Сейчас они готовят этот фильм для кинофестивалей в Торонто и Лос-Анджелесе.

Подходит Рафаэлла. Говорит по-русски хорошо, но с заметным акцентом.

- Второй наш фильм будет про музыку, про Латвию, про Америку, про то, что значит быть эмигрантом. И про Холокост. (В Рижском гетто погибли дедушка, бабушка и три тети Аэлиты. – Авт. ) Это будет кино – про все…

В Ригу я приезжаю в третий раз. Раньше она производила гораздо более жалкое впечатление. Сейчас заметно, что город очухался (ого, какой у нее русский!). По лицам людей видно, что он начал дышать. Теперь все волшебно и очень красиво. Чувствуется, что за этим стоит огромная работа.

На предложение «Часа», не купить ли им тут квартиру или дачку, Аэлита вздыхает: «У нас уже в Майами квартира у моря». А вот Рафаэлла очень хочет привезти сюда будущего мужа, показать ему родину своей мамы, бабушки, предков.

- Это очень важно! – считает она. – Здесь совсем по-другому ощущаешь историю. Риге – 800 лет, а наша Канада образовалась только в 1867 году.

Что касается истории, то я всегда говорю: вы должны знать, откуда пришли, – считает Аэлита. – Если вы этого не знаете, то не поймете, и куда вы идете. Надеюсь, что процесс становления в Латвии будет более безболезненным. Ты не можешь идти вперед, без конца оглядываясь на вчерашний день. То была история, чего уж теперь винить всех подряд? Если бы все разноязычные слои общества объединились и думали только о том, как улучшить жизнь, жить стало бы куда легче. Посмотрите на Америку, там со всего мира люди живут. И все они – американцы.

- Но ваши черные ребята и латинос дают всем прикурить.

- Американская «милиция» с ними очень хорошо справляется.

Жить, держась за ручки


Тем не менее пресловутая американская толерантность и бравая полиция не спасают страну от преступности. Аэлита рассказала, что в Нью-Йорке, где они поселились сначала, жить было страшно:

- Я пела 48 недель в году. И даже получила разрешение на хранение оружия, настолько там было опасно. Мы все оставили и уехали в Канаду, когда дочке было два года. В Торонто мы двери даже не запирали… А сейчас там преступность выше, чем в Нью-Йорке. Хорошо там, где нас нет.

- Глядя на вас, не скажешь, что Америка – страна толстых людей.

- У 80% населения вес превышает норму. Почему? Во-первых, порции совершенно ненормальные. Кроме того, много «джанк-фуд» (пища-хлам с солью и консервантами) и кока-колы. Я к этому не прикасаюсь. Мы пьем воду и соки натуральные. В спиртном я не нуждаюсь. Из еды – ничего жареного и жирного.

Сама я тренируюсь три раза в неделю по часу. Мой тренер работал в «Динамо», зовут его Моня Безмозгис. Он тренировал моего мужа в молодости, когда он был культуристом. Лет в 18 Джек даже занял первое место в Каунасе.

Сейчас, где бы мы ни были, каждое утро начинается со спортивного клуба. Еще я занимаюсь танцами – три раза в неделю по два часа. Лекарств – никаких, кроме гомеопатических.

Еще человеку очень нужны эмоции. Гомеопатия говорит, что физическая и эмоциональная стороны человека – это одно целое. Когда я была маленькая, вообще не было принято показывать какие-то эмоции – в этой стране. А в Америке ты увидишь старичков под 90, они идут – за ручки держатся.

Мы с Джеком тоже все время обнимаемся, целуемся и держимся за руки. Я мужу говорю: это все, что я хочу, – чтобы мы дожили до этого возраста, держась с тобой за ручки.

- «Железный занавес» давно рухнул. Что бы вы могли посоветовать ищущей себя молодежи, которая рвется на Запад?

- В первую очередь надо искать себя на родине. Понять, чем ты хочешь заниматься, в чем твое назначение, твой талант и какие возможности ты имеешь здесь. И посмотреть, есть ли в этом будущее – именно материальное. Потому что это очень важно. Какой смысл чем-то заниматься, если ты не сможешь ничего заработать? Важно, чтобы твоя любимая работа приносила деньги – без этого нельзя.

- А если ты уже там?

- Если там, так это – тяжелая работа. Я пела в ночных клубах… Не хватало денег на одежду, а всего хотелось. Ничего страшного – одежду мне кто-то отдавал. И я теперь кому-то отдаю. Когда нечего было есть, мама говорила: «Когда во время войны у нас бывал суп, и если кто-то приходил с улицы, бабушка говорила: ну и что, мы водички добавим, на всех хватит».

Хочу сказать молодым: вы должны быть бесконечно правдивы по отношению к самим себе, чтобы у вас не было иллюзий в том, что вы хотите делать. Но если вы чем-то заболели, просто боритесь за это.

Вот мои родители были против того, чтобы я пела. А муж сказал: у тебя талант, и я ради этого сделаю все, что угодно. Он работал днями и ночами, брался за все, занимался разноской буквально за гроши. Все возможно, надо только иметь надежду. И лучше всего, если рядом есть верное сердце, которое бьется в тон с твоим, помогает и понимает.

…Надеюсь приехать сюда с новым концертом. Хочу поблагодарить газету «Час» за то, что писала про нас. Все наши канадцы уже знают ее, там делали перепечатки. Успехов вам!

11.07.2005, 07:52

chas-daily.com


Написать комментарий