Процветающий враг

Им стала наша страна для России после вступления в ЕС

Глобализация или поиск идентичности? Перспективы европейского свободного рынка или потеря восточного? Что произошло с Латвией за год существования в ЕС, и как повлияла ее новая “прописка” на отношения с Россией? На эти вопросы вчера постарались ответить участники экономической конференции “Латвия: первый год в ЕС”.



Визуальный эффект
Если оценивать Латвию чисто визуально, то страна после вступления в ЕС преобразилась. Это с гордостью отметили и хозяева конференции, и российские гости. Не последнюю роль в этом сыграли европейские деньги, которые мы начали получать задолго до того, как присоединились к альянсу. Однако мы использовали не все свои возможности. Единственное государство, которое выиграло сразу после вступления в ЕС, так как смогло диктовать условия — это Польша. Латвия же получила в 2-3 раза меньше финансовых средств, чем могла бы.
Что касается наших отношений с Россией, то участники констатировали, что экономические связи складываются лучше, чем политические. В течение этого года, как отметил член политического консультативного совета при президенте РФ Вячеслав Никонов, Латвия в буквальном смысле стала звездой Евросоюза по своему экономическому развитию — 7% роста. Россия же, наоборот, по ВВП занимает чуть ли не последнее место среди стран СНГ. Поэтому для России иметь процветающую Латвию в ранге политического врага номер один (а такой точки зрения придерживаются около 40% опрошенных недавно россиян) — намного приятней, чем самой Латвии с еще не пришедшей в себя Россией.


Третий — нелишний
Но даже с экономической точки зрения наше членство в ЕС стало для восточных соседей большой проблемой.
Антидемпинг, который применялся в Евросоюзе по отношению к России, вырос, так как в эту кампанию включились еще 10 стран. “В Калининграде очень сложно развивать сельское хозяйство, потому что рядом объявились Польша и Литва с их европейскими субсидиями”, — пояснил Никонов.
Осложнения вызывает и антироссийская позиция большинства стран-новичков ЕС. После расширения ЕС новички на 90% отдали свой суверенитет в Брюссель и теперь все переговоры идут только через Бельгию.


Кто утекает на запад?
Мысль коллеги продолжил директор Российского института стратегических исследований Евгений Кожокин. Несмотря на проблему с ратификацией евроконституции, ЕС находится на пути превращения в очень специфическое государственное образование -мета-государство. Альтернативы ни для одного из членов ЕС нет. Поэтому даже кризисные явления на целостность ЕС не повлияют. Латвия сделала свой выбор, отказалась от существенной части своего суверенитета, для того чтобы быть внутри большого защищенного рынка с протекционистской политикой.
Однако, как уверен Кожокин, как бы мы ни отгораживались от России, у нас с ней из-за привязки к одному региону есть общие проблемы. Сокращение населения, провинциализация, зарплаты наших людей за ту же самую работу ниже, чем у англичан и немцев. “А мы занимаемся вопросами XIX-XX века, выяснением истории. На нас смотрят как на провинциально отсталых людей”, — заметил стратег.
Но латвийские бизнесмены в один голос уверяли, что на запад утекают не умы, а лишь дешевая неквалифицированная рабочая сила. Поскольку при наших заработках и нашем уровне жизни нормальные специалисты живут лучше, чем в ЕС. Например, выпить пиво в баре у нас стоит 80 сантимов, у них — 6 евро. К общему взгляду на этот вопрос прийти не удалось.




Экспертиза


Интересна ли Латвия российским инвесторам?



  • Вячеслав Никонов, член политического консультативного совета при президенте РФ:
    — Делать бизнес в Евросоюзе достаточно сложно из-за огромного количества регулирующих правил. С этой точки зрения российский рынок проще. Что касается Ventspils nafta, то интерес к покупке нефтяных компаний будет всегда. А по поводу договора о границе, мол, он мешает бизнесу — тут нет никакой связи. У нас вот нет мирного договора с Японией. Даже с Германией нет мирного договора, причем со времен Второй мировой войны. Смешно, да? Я не считаю, что экономические связи могут повлиять на политику, так как последняя самостоятельная субстанция и по идее первичная. Политика идет впереди экономики. Конечно, экономические интересы присутствуют, но они никогда не изменят политику.

  • Евгений Кожокин, директор Российского института стратегических исследований:
    — Внутри ЕС существует жесткая система регулирования экономики. И для Латвии вступление в ЕС совершенно очевидно сопряжено с рядом стратегических выигрышей. Но в дальнейшем страна будет сталкиваться с болезненными для населения требованиями, которые исходят из Брюсселя. Но таков выбор. Для России в определенной степени появились новые проблемы с точки зрения доступности рынка Латвии, но ведь он небольшой и вы интересны как транзитное государство. О Ventpsils nafta скажу следующее: вне всякого сомнения, любой крупный инвестиционный проект имеет свою политическую составляющую. И тот градус политических отношений, который имеется на сегодняшний момент, мешает осуществлению этих проектов. Есть опасения у частных инвесторов, что в Латвии будет срабатывать “польский синдром”. Там российские компании проигрывают тендер не потому, что они хуже, а потому, что они российские.

08.07.2005, 08:57

Телеграф


Написать комментарий