Александр Козловский: «Русские в Латвии продолжают ощущать дискомфорт»

"В Эдинбурге, когда обсуждалась наша резолюция по Латвии и Эстонии, мы в очередной раз столкнулись с тем, что называется "двойные стандарты".

Целый ряд стран активно защищал власти Латвии, и это при том, что в их странах просто удивительное отношение к своим нацменьшинствам!" — говорит, вспоминая недавний саммит Парламентской ассамблеи ОБСЕ (ПА ОБСЕ), зампредседателя комитета Госдумы РФ по международным делам Александр Козловский (“Единая Россия”).

Он был главой российской делегации на ассамблее, и так уж сложилось, что сразу после заседания в Эдинбурге вместе с супругой отправился на отдых в нашу страну. Прибыв в Юрмалу, А. Козловский не смог отказать в интервью “Вести Сегодня”.

— Александр Александрович, трудно ли было убедить ваших коллег по ассамблее ОБСЕ в необходимости принять резолюцию по Латвии и Эстонии?

— Наш проект резолюции по ситуации вокруг нацменьшинств в Латвии и Эстонии вызвал огромный интерес. Нам, конечно, пришлось приложить усилия, чтобы склонить большинство делегатов поддержать включение проекта резолюции в повестку дня саммита в Эдинбурге. Ведь проект наш был внесен в качестве дополнительного пункта. Разумеется, латвийская и эстонская делегации выступали категорически против даже обсуждения проекта резолюции. Часть делегатов ассамблеи из других стран тоже встали на сторону балтийских коллег. Хотя в их странах законодательство нацменьшинств уже отвечает требованиям следующего века! Во многих европейских странах настолько чуткое отношение к своим нацменьшинствам, что просто диву даешься. И это при том, что в данных государствах речь идет о совершенно небольших группах нацменьшинств. В Латвии же и Эстонии национальные меньшинства составляют до 30–40% населения! Это сотни тысяч людей! И тем более удивительно, почему ряд стран так рьяно защищает балтийских политиков. Это и есть двойные подходы, странная такая соседская солидарность.

Но все–таки подавляющее большинство делегатов высказалось за то, чтобы проект резолюции был обсужден на комитете по правам человека. На следующий день утром, когда все нормальные люди шли завтракать, я был вынужден отправиться на заседание группы христианских демократов. Они специально собрались, чтобы определить свое отношение к резолюции по Латвии и Эстонии. В своем выступлении я старался уйти от эмоций и лишь сухо изложил суть проблемы. Я отметил, что после распада СССР 25 миллионов наших соотечественников оказались за пределами России, в остальных государствах бывшего Союза. И в последующие годы России путем переговоров удалось снять проблемы с правами русскоязычных практически во всех странах, кроме Латвии и Эстонии. Как ни удивительно, но власти этих стран не пожелали идти на компромиссы, которые позволили бы улучшить положение нацменьшинств. Тысячи русскоязычных продолжают испытывать дискомфорт, их права ущемляются — об этом свидетельствует и множество обращений от самих жителей Латвии и Эстонии в том числе и в российский парламент. Поэтому мы считаем необходимым привлечь внимание к ситуации в Латвии и Эстонии и парламентариев из других стран.

Отмечу, что мои аргументы произвели впечатление опять–таки на большинство делегатов, и мы выиграли и следующий этап дипломатического поединка — проект резолюции по нацменьшинствам было решено рассматривать на пленарном заседании ассамблеи.

Итак, наступил день пленарного заседания. Уже с первых минут у многих моих коллег возникла тревога по поводу судьбы резолюции. Дело в том, что большинство делегаций неожиданно поддержали проект заявления по ситуации в Южной Осетии, внесенной грузинской делегацией. В заявлении осуждался захват российскими миротворцами в Южной Осетии грузинских солдат, произошедший в ночь с 7 на 8 июля. Этот антироссийский документ был поставлен в повестку дня прямо перед резолюцией по Латвии и Эстонии. Опытные делегаты говорили мне, что под влиянием грузинской резолюции многие парламентарии могут и проголосовать против российской резолюции по нацменьшинствам. Но я лично был внутренне спокоен, я считал, что все–таки делегаты не будут смешивать две проблемы и поддержат резолюцию по нацменьшинствам. Так оно и случилось. Резолюция принята, и я надеюсь, что власти Латвии все–таки сделают правильные выводы. Я надеюсь, что ваши власти понимают — резолюция отражает общее мнение ассамблеи ОБСЕ и к ней просто необходимо прислушаться. Ведь Латвия считает себя демократическим европейским государством.

Мы ничего не хотим сверхъестественного. Мы лишь настаиваем на выполнении Латвией европейских и международных конвенций и стандартов. У России нет никаких своих специфических требований, выходящих за рамки стандартов того же Евросоюза.

Я уже прочел первые отклики в Латвии на принятие резолюции. Один ваш высокопоставленный политик высказался в том духе, что принятие резолюции заставляет власти ЛР еще более активно разъяснять свою политику на мировой арене. Увы, этот политик ничего не сказал о том, что вообще–то стоило бы разобраться в сути резолюции, в сути тех рекомендаций, которые были даны Латвии в Эдинбурге. Обидно, когда власти соседней страны не хотят тебя понять. Хочу подчеркнуть, что решение проблем с нацменьшинствами пойдет на пользу самой Латвии. В данном случае, поднимая эту проблему, мы помогаем не только соотечественникам, но и всему латвийскому государству.

— На ваш взгляд, почему российские туристы не очень охотно ездят отдыхать в Латвию?

— Наверное, не чувствуют к себе доброжелательного отношения. Это я уже испытал на себе. До приезда в Латвию я уже успел побывать в Катаре, потом улетел на сессию в Эдинбург. В это время, пока я находился в командировке, мой помощник отправила — согласно определенной процедуре — все мои документы в посольство Латвии в Москве для оформления визы. И тут в последний момент я узнаю, что с визой возникли проблемы. Посольство заявляет, что, поскольку я хочу приехать в Латвию с частным визитом (отдохнуть в санатории), другое лицо (мой помощник) не вправе за меня оформлять документы, я должен лично явиться в консульский отдел.

Извините, дамы и господа! Даже если я направляюсь в санаторий на отдых, это вовсе не значит, что я перестаю быть официальным государственным лицом! Почему я должен куда–то еще бежать кому–то чего–то доказывать? Тем более что я еду не “дикарем” (без путевки), известен санаторий, где я буду отдыхать. Не знаю, может быть, латвийские власти надеются, что в Латвию хлынут тысячи канадских и американских туристов… Но думаю, что, скорее всего, этого не произойдет и едва ли разумно терять традиционных гостей — россиян. Все–таки к людям, которые приезжают к тебе в гости с открытым сердцем и добрыми намерениями, нужно относиться более дружелюбно.

— Александр Александрович, как вы считаете, улучшится ли ситуация (экономическая, социальная) в самой России?

— Конечно, до полного удовлетворения ситуацией в стране еще очень–очень далеко. Но улучшение в стране налицо. Происходит стабилизация экономики, мы наблюдаем рост промышленности, самое же главное — медленно, но растут заработная плата, пенсии, пособия. Мне импонирует, что президент РФ в своем послании Федеральному собранию меньше всего говорил о макроэкономических показателях, о высоких технологиях и т. п. Основное внимание он уделил вопросам, которые волнуют простых людей. Это социальные гарантии, жилищная политика, образование.

Я надеюсь, что и Европа изменится в лучшую сторону. Что исчезнут ненужные барьеры, разделительные линии. Мы продолжаем диалог с ЕС об облегчении визового режима между странами Евросоюза и Россией. Согласитесь, это ненормально, когда таможенный контроль в поезде Москва — Рига продолжается в общей сложности почти 2 часа!

14.07.2004, 13:57

"Вести сегодня"


Написать комментарий