«Ах, разность в языках не положенье – крах»

Брюсселю впору цитировать Высоцкого - в структурах ЕС не хватает переводчиков на латышский. И это в наше время глобализации и повального изучения языков! Уже успела родиться невеселая шутка: о переводчиках вспоминают только тогда, когда их труд плох...


Чтобы стать приличным переводчиком, надо знать минимум три языка


О трудностях перевода «Час» беседует с магистром искусств, присяжным переводчиком, директором магистерской программы Международной высшей школы практической психологии, одним из переводчиков на русский язык монографии «Расширение НАТО», доцентом Инессой Иванчиковой, активно работающей на международных семинарах, выставках и конференциях.

Откуда берутся плохие переводчики


- Профессия переводчика предполагает не только свободное владение родным и иностранным языком. Необходимо также умение общаться, дискутировать, вести деловую документацию, заключать контракты. Переводчик должен быть как многофункциональная передающая машина, – говорит Инесса Иванчикова. – Надо иметь широкий кругозор в разных областях науки, культуры, экономики, политики, быть не просто филологом, но и дипломатом. К сожалению, пока наша профессия не очень высоко ценится. Например, в Германии услуги переводчиков оплачиваются примерно в три раза выше, чем в Латвии. Сейчас, правда, у нас многое меняется к лучшему. Я сотрудничаю с несколькими местными бюро переводов, где расценки потихоньку приближаются к немецким.

С другой стороны, у молодых людей, желающих стать переводчиками, отсутствуют так называемые фоновые знания. Им не хватает главного – эрудиции. Поэтому в итоге и появляются плохие переводчики.

Научить нельзя – научиться можно


- Инесса, а работать в Брюсселе не пробовали?

- Как говорят в Одессе, это две большие разницы – говорить на чужом языке и переводить на него. Всем коллегам советую запомнить железное правило: переводите на родной. Думаю, есть люди-исключения, но я таких встречала очень мало. Конрад Фурман, руководитель переводческой службы ЕС в Латвии, с которым я знакома, того же мнения. И это несмотря на то, что он сам, кроме родного немецкого, владеет русским, английским, французским и пытается выучить латышский. Господин Фурман рассказывал, как проходил первоначальный набор команды. Организовали конкурс на знание и владение языками. Требовалось примерно 120 переводчиков, но даже столько не набралось. Многие не прошли из-за слабого знания… родного, латышского, языка!

- К нам в редакцию как-то обратились русские девушки с дипломами бакалавров английской филологии ЛУ, обиженные тем, что у них, прекрасно владеющих госязыком, не взяли документы в магистратуру. А они собирались получить профессию переводчиков и отправиться в ЕС. Теперь понятно, что обижались они, скорее всего, напрасно. Получается, что у латвийских русских в Брюсселе нет будущего?

- Не знаю, каково это будущее, но латышский они должны знать как русский! В ЕС правило – переводить только на родной язык. Впрочем, все приходит с опытом. Я люблю повторять выражение своего папы, в прошлом преподавателя: научить нельзя – научиться можно. Сейчас на первый план выходит мультилингвальный перевод. Допустим, докладчик говорит по-немецки, я должна перевести сказанное на русский, но поскольку в зале сидят и латыши, то и на латышский. То есть мне нужно уже не два, а три языка. Эта модель, оптимальная для Латвии, для многих будущих специалистов вырастает в серьезную проблему.

Однажды на занятиях я провела эксперимент: предложила студентам – и русским, и латышам – перевести тексты с немецкого на латышский, потом с немецкого на русский. Ребятам такая работа очень понравилась, хотя вывод был сделан неутешительный. Все честно признались: мы плохо знаем язык своего ближайшего соседа! И согласились, что его необходимо изучать не менее углубленно, чем иностранный. Теперь в магистратуре латышам мы предлагаем курс функциональной стилистики третьего языка, т. е. русского, – как ни крути, он нужен – и соответственно русским – государственного.

Это мы не проходили


- Пятьсот ошибок в переводе европейской конституции на латышский язык – это и символический упрек государству. Чем оно может помочь в решении проблемы?

- Это тревожный звонок для министерства образования и науки. Недавно представитель министерства Велта Викмане сказала, что в стране образование стало однобоким: куча менеджеров, а инженеров нет. Чтобы начать выпускать, в частности, классных переводчиков, надо серьезно подойти к содержанию школьных программ. Все мои коллеги отмечают низкий уровень освоения родного языка – как латышского, так и русского. Это уже минус будущему переводчику. Многие предметы в школе стали выборными, в итоге студенты на вопрос: назовите столицу Венгрии – отвечают: Вена… Ну да, это им не задавали!

Ключ с правом передачи


- В идеале переводчик специализируется в какой-то определенной сфере – химии, машиностроении, политике…

- У нас в стране техническому переводу качественно обучает Рижский технический университет. Но рынок в Латвии маленький, и потому идеал здесь недостижим. Я училась в советское время, когда контактов, информации у людей было мало. Пришлось после той эпохи срочно переквалифицироваться. Но нам дали такую базу в школе, такую языковую основу в вузе, что этого оказалось достаточно, чтоб развиваться дальше. Сегодня я смело берусь за производство, архитектуру, кухню народов мира, сериал и даже оборону.

Быть или не быть?


Юрис Закис,ректор Института социальных технологий:

- Почему в Брюсселе плохо с переводчиками? Думаю, среди них было много латышей-эмигрантов, которые вышли из другой среды и не представляют, как и чем мы здесь живем. Наши русские намного лучше понимают менталитет латышей… Ведь перевод – это еще и выражение характера, души народа. Пушкина на чужом языке до конца не передать… Перевод – понятие очень глубокое.

Европе нужен так называемый терминологический язык, слова в котором можно однозначно сопоставлять. Это значит, что будущий переводчик должен во время учебы специализироваться на определенной сфере деятельности. Мы у себя в институте так и делаем: сажаем будущих переводчиков рядом со студентами, которые изучают бизнес и право. Однако, думаю, единого языка в Европе все равно никогда не будет. Европейский союз себя уже исчерпал.

Станислав Бука, председатель сената Балтийского русского института:

- Уверен, что переводчиков хоронить рано. Работа у хорошего переводчика будет всегда. Будет и русский востребован, и украинский – Европейский союз стремится к расширению контактов. И в быту ни один человек не обойдется без инструкции к товарам, лекарствам, продуктам. У нас в стране неплохие переводческие традиции. Правда, раньше вузы ориентировались больше на филологию. Однако уже сегодня обновленные, качественные программы предлагает Вентспилсская высшая школа. Мы в этом году открываем программу мультилингвального перевода. Задействуем сразу три языка: русский, латышский и на выбор английский или немецкий. Некоторые стратегические вещи должно брать на себя государство. Язык – это сфера, требующая более-менее длительной подготовки. Возможно, обучать переводчика в вузе следует не менее пяти лет. Конечно, студентам надо обеспечить хорошую практику. Мы собираемся активно сотрудничать с разными странами в области обменных программ.

07.07.2005, 08:30

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий