Прошлое иногда возвращается

Что покажет "Балтийская жемчужина" в рамках ретроспективных кинопросмотров

Хотя Рижская дума и отказалась пока от заключения долгосрочного договора о сотрудничестве с Международным фестивалем актеров кино “Балтийская жемчужина” (“БЖ”), в этом году она решила его поддержать. 11-й по счету кинематографический праздник начнется в сентябре, но на сайте “БЖ” уже вывешен впечатляющий список программ, а о трех из них можно узнать подробности.



Тематических разделов на фестивале будет множество. Это традиционное “Посвящение Каннам”, “Жемчужины европейской короны”, “Киногурман”, “Чувство кино. Ретроспектива фильмов Лукино Висконти”, “Чешское кино: вчера, сегодня, завтра”, “Сверх всех запретов” и “Толерантность”. Пока их содержание уточняется. Зато известно содержание ретроспективных программ “Революционное кино ХХ века. Итальянский неореализм”, “Киноклассика. Ретроспектива фильмов выдающегося комика ХХ века Жака Тати” и “Киногламур и киновинтаж. Ретроспективы, посвященные юбилеям Греты Гарбо и Ингрид Бергман”.


Все начиналось с Росселлини
После Второй мировой войны итальянский неореализм произвел революцию в кинематографе, выдвинув на первый план человечность, а также стилистику кинодокументалистики в игровом кино. Манифестом нового итальянского кино стал открывший реальную Италию антифашистский фильм “Рим — открытый город” Роберто Росселлини. Затем миру показали шедевры Джузеппе Де Сантиса и Витторио Де Сики, Лукино Висконти и Ренато Кастеллани, отражавшие проблемы послевоенной разрухи, нищеты, социальной несправедливости и безработицы. Революция произошла и в манере актерской игры. Появилась современная школа киноактера с ее естественной и эмоциональной манерой исполнения. Вспомним замечательных Анну Маньяни, Эдуардо Де Филиппо, Массимо Джиротти, Джульетту Мазину и комика Тото.
Стоицизм и самоотречение Росселлини нашли продолжение в творчестве таких постнеореалистов, как Федерико Феллини, Пьер Паоло Пазолини, а много лет спустя — Паоло и Витторио Тавиани, Эрманно Ольми. Специалисты связывают с итальянским неореализмом появление многих последующих кинотечений: французской новой волны и синема-верите, английского кино рассерженных, школы нью-йоркского независимого кино, датской “Догмы” 90-х. А сейчас продолжателями дела неореалистов стали азиатские и иранские кинематографисты: Хоу Сяосян, Аббас Киаростами, Мохсен Махмальбаф.
“БЖ” предлагает нам посмотреть фильмы Роберто Росселлини “Рим, открытый город”, “Пайза” и “Где свобода?”, в которых играют Анна Маньяни, Джульетта Мазина, Тото и другие замечательные актеры. Кинематограф Федерико Феллини будет представлен лентами “Маменькины сынки”, “Дорога” и “Ночи Кабирии” с Джульеттой Мазиной и Альберто Сорди в главных ролях. В программе также “Похитители велосипедов” и “Умберто Д.” Витторио Де Сики, “Трагическая охота” Джузеппе Де Сантиса, “Одержимость” Лукино Висконти и “Стромболи, земля Божья” Роберто Росселлини.


Неподражаемый Тати
Жак Тати — одна из культовых фигур французского послевоенного кинематографа. Актер с уникальным комическим дарованием, режиссер, изобретатель неповторимо пластичного киноязыка, продюсер, обладатель высших кинонаград. В отличие от других комиков — Бастера Китона, Чарли Чаплина, Гарольда Ллойда и Макса Линдера — Тати обладал двухметровым ростом, необычайной гибкостью и спортивностью (увлекался регби, большим теннисом и велоспортом). А в кино он создал незабываемый образ долговязого эксцентричного шалопая — господина Юло, лишнего человека, вечно попадающего впросак, нелепого, не умеющего рассчитывать свою физическую силу, но при этом очень обаятельного.
После выхода фильма “Праздничный день” Тати прославился на весь мир. Некоторые поражались его методу работы, тому, что режиссер делает свои фильмы по два года. А он отвечал: “Когда сам целиком делаешь фильм — сам пишешь сценарий, сам ставишь, сам играешь, — надо очень его любить. Я не думаю, что каждые полгода или год можно находить сюжет, достаточно богатый для того, чтобы выразить в нем себя”.
В сентябре мы увидим самые известные картины Тати, снятые в период с 1949 по 1967 год: “Праздничный день”, “Каникулы господина Юло”, “Мой дядюшка” и “Время развлечений”.


Киногламур и киновинтаж
Отдельные ретроспективы будут посвящены легендарным актрисам Грете Гарбо и Ингрид Бергман.
Грета Гарбо воплотила на экране тот тип утонченной красоты, который встречается раз в сто лет. Она появилась в кино в тот период, когда, по словам Морица Штиллера, люди буквально теряли себя, опьяняясь лицом актера, как любовным напитком. Созерцание лица знаменитого красавца Валентино доводило зрительниц до самоубийства. Прозвище Гарбо Божественная выражало “сущность ее телесной персоны, ниспосланной из того надзвездного мира, где вещи пребывают в своем истинном, окончательном облике, не подверженном изменению и уничтожению”. Зная это, актриса ушла из кино рано, не допустив, чтобы зрители наблюдали процесс увядания ее божественной красоты.
Грету Гарбо мы увидим в ее ранних фильмах — “Саге о Йесте Берлинге” Морица Штиллера и “Безрадостном переулке” Георга Пабста.
Знаменитая шведская актриса Ингрид Бергман не ограничивала себя рамками определенного амплуа и с 1934 года с успехом снималась у самых разных режиссеров в Швеции, Италии, Франции, США — у Муландера и Кьюкора, Хичкока и Росселлини, Ренуара, Люмета и, конечно, Бергмана. Рассказывая о работе над знаменитой “Осенней сонатой”, Ингмар Бергман признавался, что съемки шли тяжело, но рабочих трений с Ингрид не возникало: “По-моему, Ингрид обладала какой-то гениальной компьютерной системой. Несмотря на то что ее механизмы для восприятия режиссуры размещались не там, где мы привыкли, она, вероятно, все-таки каким-то образом была восприимчива к импульсам отдельных режиссеров… Она принадлежит к самым что ни на есть щедрым артистам, отдающим себя игре целиком, до конца”.
В программе “БЖ” заявлено три фильма с Ингрид Бергман: “Интермеццо” Муландера, “Стромболи, земля Божья” Росселлини и “Осенняя соната” Бергмана.

05.07.2005, 08:49

Телеграф


Написать комментарий