Нет человека — нет проблемы: По второму кругу!

На очередном заседании думы депутаты приняли решение об увольнении исполнительного директора думы Алексея Провиденко, который после его восстановления решением суда в должности успел проработать всего 13 дней. Двумя днями раньше Рита Строде дала отставку руководителю «трамвайки» Виктору Лагуну. А ведь ни один гороскоп не предсказывал, что неделя будет столь богата на скандальные увольнения.

Что сказал бы Воланд?

Помнится, один из главных персонажей знаменитого булгаковского романа заметил, что москвичей испортил квартирный вопрос. Что бы он сказал о нас? Что даугавпилчан испортил кадровый вопрос? Ну, понятно, не всех, а только тех, кто ударился в эти кадрово-судебные перипетии. Хотя и простых горожан порой оторопь берет, когда они наблюдают бесконечные местные «сериалы» на тему увольнений-восстановлений. Люди только руками разводят: «Когда же эта чехарда, наконец, закончится?» Беру на себя смелось предсказать, что нескоро. Последнее заседание городской думы дает основание для столь решительного утверждения. Продолжение.

Кстати, оно было необычным хотя бы потому, что один вопрос — о снятии Алексея Провиденко — рассматривался рекордно долго, более часа. А мог быть решен в пять минут, если бы оппозиция в лице Дзинтры Николаенко, Ливии Янковской и Рихарда Эйгима не встала в защиту опального исполнительного директора. Хотя правильнее будет сказать, настойчиво пыталась разобраться — какие такие правовые нормы легли в обоснование увольнения Алексея Николаевича. Да и сам  Алексей Николаевич выступил в свою защиту и стал излагать по бумажке доводы в пользу полной невиновности. Как и полагается, на госязыке. Когда пошла 12-я минута выступления, депутаты и мэр заметно стали нервничать. И правда: погода на дворе стояла чудесная, а тут кисни в духоте из-за правдолюбия г-на Провиденко. Будто он не понимает, что вопрос уже решен, и говори не говори — снимут его как миленького. Против машины голосования не попрешь. Конечно, и депутаты оппозиции это прекрасно понимали, и сам г-н Провиденко, но продолжали сражаться. Почему? Наверное, из принципа. А как промолчать? Например, мэр принимает решение об увольнении А.Провиденко 2 июля, ссылаясь на письмо десяти депутатов. Но письмо-то было зарегистрировано в думе только 5 июля! И г-жа Николаенко стала задавать вопросы, много вопросов, ответы на которые ее явно не устраивали, поскольку не содержали конкретики. За какую такую аморальность увольняют Провиденко? В ответ рассуждения, что исполнительный директор в прошлом году едва не довел самоуправление до банкротства. Но ведь уволить-то его можно не за прошлые «грехи», а за те, что он совершил за эти 13 дней после восстановления на работу. А таковых за ним не числится. Так за что же увольнять человека? Оппозиция ясно и четко заявила: для увольнения А.Провиденко нет никакого правового обоснования, это не более чем политическое решение. Дз.Николаенко предложила поименное голосование. И напомнила депутатам об их ответственности за принимаемое решение. Один раз уже было принято юридически необоснованное решение уволить А.Провиденко. Суд восстановил его на работе, а самоуправлению из бюджетных средств приходится выплатить более 8 тыс. латов. А это ведь все денежки налогоплательщика. А если придется еще одну компенсацию платить, после очередного восстановления Провиденко на работе? Это же сознательное причинение вреда самоуправлению! Подобные действия подпадают под статью 318 Уголовного Закона, что грозит лишением свободы на срок до 8 лет или денежным штрафом до 150 минимальных месячных зарплат. Однако Дз.Николаенко не удалось поколебать решимость большинства депутатов избавиться от дублера г-на Упита. Сам г-н Упит тоже был на этом заседании и молча следил за ходом драмы. Все, кроме оппозиционной троицы, во время голосования сказали «раr» — и судьба А.Провиденко была решена. Уникальный даугавпилсский феномен исполнительных директоров-дублеров фактически просуществовал 13 дней. Хотя А.Провиденко придется посидеть в своей неуютной «одиночке» еще до 19 июля.
Нарушен весь процесс увольнения

А.Провиденко рассказывает, что свой новый кабинет в дальнем углу здания думы он получил не сразу, когда вышел на работу 18 июня. Ему откровенно посоветовали идти гулять, поскольку рабочее место для него не готово. На последовавшем вскоре за этим совещании мэр предложила работникам думы все вопросы пока решать с ней и г-ном Упитом, пока А.Провиденко входит в курс дела. (Это А.Провиденко-то входит в курс дела?! Его ночью разбуди — он любую цифру по городскому хозяйству на память скажет. Но это так, к слову). По его словам, кое-кто из работников думы по секрету сказал ему, что мэр сделала негласное распоряжение: к кабинету Провиденко не подходить, никаких дел с ним не обсуждать. Короче, полная изоляция. Вот и просидел все эти 13 дней восстановленный исполнительный директор в своем кабинете в гордом одиночестве. И понятно, никаких ошибок в своей новой работе он не совершил, никаких дров не наломал, поскольку и никакой работы фактически не было. Не дали работать.

— 21 июня Р.Строде предложила мне ответить письменно на более чем 20 вопросов. Вопросы эти, насколько я знаю, составила не мэр, а ее юридический советник Элита Трукшане. Они явно носили двусмысленный и провокационный характер. Так вместо настоящей работы мне пришлось корпеть над этой писаниной. Мэр устроила мне вроде письменного экзамена. И все для того, чтобы подловить меня на ошибочных ответах и использовать их как повод для увольнения. У нее с моралью, видимо, она считает, все в порядке. Как и у депутатов Ивановой, Дукшинскиса, Шкинча, Бутанса, Даукста. Это ведь они принимали те решения в 2002 году, которые я как исполнительный директор должен был выполнять. А сегодня они все свои ошибки повесили на меня. Где мораль? Вот это действительно аморально — свалить свои грехи на другого, — говорит А.Провиденко.
— Будете ли Вы снова подавать в суд, чтобы Вас восстановили на работе?
— Этот вопрос я решу вместе со своим юристом. Пока могу только сказать, что весь процесс моего увольнения — это сплошные нарушения законодательства. С меня даже не взяли объяснения, что требует закон.
— Как юристы думы могли так элементарно ошибиться?
— Юристам была поставлена задача: уволить меня любой ценой. Но если нет фактов, что они могли сделать? Приходилось искусственно создавать «состав преступления». По принципу вождя всех народов: «Был бы человек, а статья найдется!» Мне абсолютно ясно, что увольнение вызвано не юридическими, а политическими обстоятельствами.

13.07.2004, 10:45

"Миллион"


Написать комментарий