Домой по партизанской тропке

Всяко на журналистском веку видано-перевидано, но чтобы так, вместо приветствия, человек плюхался на колени?.. Двоим журналистам пришлось поднимать бабку, словно вросшую в пол. Через час «пыток» обрывки сумбурных пояснений буквально свалившейся на голову гостьи обрисовали контуры и трагичной, и комичной картины одновременно.

В конце прошлой недели к восьмидесятилетней жительнице поселка Крауя заявилась полиция. Неожиданным визит назвать нельзя. В общем спокойная, в смысле, небуйная, с имеющими место расстройствами, но никак не явными отклонениями в психике бабушка, время от времени посещает психоневрологическую больницу. Кому нынче легко?
Полиция приехала с инспектором науенской социальной службы. Обещали, говорит, бабка, доставить в соцпомощь, а привезли — в «дурку». Как тут не опечалиться: любой нормальный человек расстроится.
Поместили бабулю в палату не с «какими-то психами», а совсем даже приличными людьми, немного подуставшими от мирской суеты. Претензий у Раисы Алексеевны на тот счет нет. Обиду бабка Раиса затаила на «полицменов» за то, что вот так: без уговоров и взаимного согласия. И выпущенная под присмотром погулять, осмотревшись, скурив две цигарки, взяла — и дала деру! Прямо через бетонный забор! Под какой-то трубой ползком проползла, ящиков сверху на трубу наставила — и перекульнулась! Забралась на забор легко, а «перекульнулась» с забора неправильно. Ребро сломала! Расстроилась, конечно — чай, не девочка, только обратно забираться, просить помощи не то что мочи нет — совсем уж как-то глупо. Точно, скажут, психованная: в восемьдесят лет по заборам, словно кошка, прыгает! Могут перевести и в другое отделение.
Покумекала Алексеевна и отправилась восвояси. Ближней дорогой к дому. К ночи добралась до кладбища. Пришла на могилку к мужу Николке, присела и все, как на духу, про жизнь свою без него, Коли, несладкую и выложила! Все рассказала. О том, что старший, Борька, в 53 года балбес балбесом: без семьи, без работы —только знает, что глушить «горькую»! Теперь вот со Светкой непутевой, с «ихнего» же подъезда, напомнила бабка мужу Коле, — с ней, гадюкой, связался! Теперь вдвоем, аспиды, пенсию отбирают! О том, что долг за квартиру больше стоимости самой квартиры — тоже не забыла. Кстати, у Светки, вспомнив, доложила, долг за квартиру еще больше! В общем, основательно поделилась. Всплакнула и попросила, чтоб взял к себе Коля скорее — уж так надоело тянуть эту лямку…
Уже за полночь добралась в Общество слепых к внуку. Внуков у бабки Раисы много, она всех любит, внуки ее тоже: с пенсии старушка копейку подбрасывает. Рассказав историю жене внука, бабка натянула мужскую куртку — и отправилась лесом дальше. Дело понятное: на дороге «полицменские» засады ждут. Так огородами и лесом к утру добралась до дому.
Только Борька, подлец, матери сов
сем не обрадовался. На порог не пустил. Светкина работа — без матери хорошо, пенсия ведь не каждый день дается! Еще беда: белье бабка замочила, как постирать?
— Зашла я к «суседке», —плачет бабка Раиса. — Налила она мне щавелю и говорит: «Иди в «Миллион», больше тебе никто не поможет!..» Помоги, сынок… Уж третий день на улице ночую… Я в прокуратуре была, там сказали: иди в полицию. К этим попадись — сразу в «психушку» упекут! Что ж мне теперь, с моста прыгать?..
Такая вот история. Грех, понятно, не помочь постоянной читательнице. Газета связалась с доктором Игорем Шмониным, приемным врачом «спецмедучреждения», принимавшим в тот день «из рук в руки» бабку Раису.
— Возрастные изменения, некоторые отклонения у нашей «партизанки» в психике отрицать нельзя. Но слово «учет» все-таки неуместно.
— Вы ее разыскиваете?
— Нет. Лечащий врач после побега ее тут же выписала.
Следующий звонок из газеты последовал инспектору криминальной полиции Николаю Клопову, доставившему бабку Раису не по «тому» адресу.
— Семейка еще та… — сходу поведал Николай Клопов. — И сынок — наш постоянный гость, и бабушка, если честно, не божий одуванчик. Разыскивать ее мы не разыскиваем. Если сын не пускает, пусть звонит: приедем, разберемся — нам не впервой. Что касается квартиры, насколько я знаю, есть решение суда о выселении.
Ситуацию с выселением газете прояснить не удалось. Работников науенской соцпомощи на месте не оказалось — все уехали в Цесис по обмену опытом. Как поведала журналисту сама бабка Раиса, с квартирой дела обстоят хорошо. «Я как услышала на суде, что квартиру отымают, так и брякнулась в обморок. Когда в себя пришла, судья говорит: «Платите хоть по пять латов, и никто Вас не выселит. В соцпомощи мы договорились, что я буду с каждой пенсии по тридцать латов платить… А в Дом престарелых я не пойду! Мне и муж Коля перед смертью говорил…»
Сегодня, в четверг, в час дня бабка Раиса придет к журналисту на прием. Что ей сказать? Обрадовать: «Никто, бабуля, тебя не ищет!» Сказать, что всем до «фени» — что ест, где спит, что не нужна ни «полицменам», ни врачам, ни соцпомощи, ни сыну? Что замочила белье бабуля, считай, в чужой квартире? Сорок пять лет трудился человек — и никому не нужен! Всего и хочет человек — дома умереть… Возможно, не так просто обстоят дела в этой семье. Сегодня, в четверг, газета надеется поговорить с работниками науенской соцпомощи. Может, люди набрались нужного опыта в Цесисе? Не с моста ж бабульке прыгать…

16.06.2005, 11:28

Роман САМАРИН


Написать комментарий