Хозяйка гимнастического дома

Скайдрите Хабарова удостоена звания кавалера Почетного Креста

Кто всех главнее в доме?
— Под вашим началом большой коллектив?
— Да, одних только тренеров, хореографов, аккомпаниаторов 34 человека. Они работают с 525 детьми. Но это число меняется — в сентябре больше, в мае — меньше. Набор начинается в сентябре, но принимаем детей круглый год, чтобы не упустить какой-нибудь запоздавший талант.
— Ваши тренеры приглашают детей на гимнастику даже в кафе, на вокзале или в городском транспорте…
— Основной набор идет по детским садам. Но иногда, действительно, если тренер где-то увидел бойкого и ловкого ребенка-непоседу, то обязательно обратится к его родителям с предложением начать тренироваться. Это же хорошо, что они неравнодушные такие. У нас до сих пор работают в школе первый тренер олимпийской чемпионки Наташи Лащеновой Гунта Афанасьева, разглядевшая искру божью в Вихрове Людмила Тищенко, заложивший фундамент олимпийских успехов Вихрова и Сапроненко Александр Патрушев, который недавно вернулся из Швейцарии, и вырастившие немало отличных гимнастов, членов сборной Латвии Артур Мицкевич и Бронислав Константинович. Одни работают с новичками, потом передают их тем, кто шлифует и оттачивает мастерство.
— Но ведь школа немало и потеряла хороших тренеров?
— Это неизбежно. Но это и показатель квалификации наших специалистов, которые работают по всему миру. Евгений Кудрин трудится в Швейцарии, Татьяна Шаденко работала в Исландии, а теперь перебралась в США, где уже прижились Наталья Тарвид и Юрий Алексеев. В начале 1990-х зарплата у тренеров была мизерная — на уровне 60 латов. Естественно, специалисты уходили. Но теперь некоторые возвращаются — не могут без гимнастики. Да и зарплата выросла в 3-5 раз. Она зависит от образования, стажа и количества групп, которые ведет тренер.
Я хочу сказать, что наравне с нашими воспитанниками главными людьми в школе являются тренеры. Гимнастика — такой вид спорта, где нельзя “выстрелить” через 2-3 года. Лет 15 надо для того, чтобы вырастить чемпиона из мальчика, чуть меньше уходит времени на девочек. Меня просто зло берет, когда говорят: что он такого сделал — один прыжок… и готово. Но чтобы этот один прыжок сделать, надо 15 лет адского труда обоих. Игорь и Женя с 6-7 лет занимались, а большие успехи пришли, когда им было за 20. Подумайте, какая это трагедия для тренера, когда его ученик после стольких лет работы вдруг уходит из спорта по каким-либо причинам — травма ли, семейные обстоятельства и т.д. Сердце обрывается, когда талантливый спортсмен уходит, не реализовав себя. Помню, как в начале 1980-х Гунта Афанасьева ездила за Лащеновой в Елгаву и привозила ее оттуда на тренировки в Ригу. Не будь такой заботы первого тренера о девочке, может, и не вырастил бы потом Саша Мирецкий олимпийскую чемпионку.
Обидно, что мы не можем обеспечить достойные условия таким ребятам, которым не на что жить и содержать свою семью. Ладно, у Вихрова и Сапроненко все более-менее нормально. Но ведь в сборной на чемпионатах мира выступают еще четверо. И им, и резерву надо готовиться, а не искать способы пропитания. Мы, как можем, стараемся помочь, подкормить, если надо, но ведь взрослым гимнастам приходится заботиться уже не только о себе…


Она по подиуму ходила
Скайдрите Хабарова хорошо понимает нужды спортсменов — и не только потому, что была женой ныне покойного двукратного чемпиона мира и бронзового призера Олимпийских игр шпажиста Бруно Хабарова. Скайдрите много лет занималась художественной гимнастикой. Мастером спорта не стала: в то время на весь СССР была лишь одна “мастерица” — Лилия Назмутдинова. Закончив пединститут, Хабарова работала методистом физкультуры на предприятиях. Сейчас она с улыбкой вспоминает, как выставляла на спартакиады футболистов, борцов или штангистов. Как-то раз в Ригас модес сшили платье, которое по размеру не подошло манекенщице из Дома моделей. И вместо нее в этом наряде на подиум вышла Скайдрите.
Уже тогда она вела группы “художниц”. Девушкам нужны были костюмы для выступлений, инвентарь, а денег на все это не было. И тогда Скайдрите выпросила на время те костюмы, в которых дефилировали манекенщицы, одела в них своих гимнасток и поехала с ними по деревням и поселкам демонстрировать наряды. Так они заработали деньги для оплаты аккомпаниатора, аренды зала и купальников для гимнасток.
В конце 1980-х этот опыт пригодился, когда Хабарова создала театр художественной гимнастики “Котри”. Он работает и сейчас, выпуская каждый год по спектаклю. И только что вернулся из Польши с очередного фестиваля, где имел грандиозный успех со своей новой постановкой “Голос Вероники”. А у директора театра и Рижской гимнастической школы уже родились новые идеи, которые она постарается воплотить в жизнь на радость своим “домашним”.

16.06.2005, 07:18

Телеграф


Написать комментарий