Кинуть кредитора

Где неплатежеспособность — там скандал. С этим не спорит даже глава Агентства неплатежеспособности Алдис Гобземс и поясняет, что здесь недовольные будут всегда. Кстати, их ряды скоро пополнятся армией администраторов, не прошедших сертификацию: после вступления в силу новых поправок им придется передать незавершенные дела своим дипломированным коллегам.

А после вступления в силу нового закона о неплатежеспособности (в редакции, существующей на данный момент) вообще станет непонятно, кому же должно быть хорошо. Кроме самих должников, которым закон дает право уклониться от выполнения своих обязательств.

В этой теме Kb воспользовался мнением двух экспертов — главы Агентства неплатежеспособности Алдиса Гобземса и представителя Ассоциации коммерческих банков Виталиса Рутковскиса, который входит в состав экспертов группы по разработке нового закона. Для объективности мы представили и мнение администратора, и точку зрения кредитора. Вышло следующее.

Правовая защита должника — 6 месяцев без кредиторов

Kb уже писал о том, что готовится новый закон “О неплатежеспособности предприятий и предпринимательских обществ”. Отличий от старой версии закона столько, что есть основания говорить о совершенно новом документе, который, судя по обещаниям его разработчиков, должен в корне изменить ситуацию с неплатежеспособностью в стране. Как пояснил Kb г-н Гобземс, статистика неплатежеспособности по стране печальная. И если предприятие попало в сети неплатежеспособности, то выбраться оттуда оно, как правило, уже не может и становится банкротом. Добиться санации удается единицам. — Сегодня нередки случаи, когда предприятие становится банкротом из-за 100 или даже 50 латов,— говорит г-н Гобземс.— По новому закону ликвидировать предприятие можно будет только в том случае, если невозможен другой сценарий выхода из сложной ситуации. Поэтому в законопроекте и появилось совершенно новое для Латвии понятие — правовая защита должника.

Что же такое правовая защита должника? Это своего рода “квазинеплатежеспособность” — когда предприятие, испытывающее трудности, может из них выкарабкаться и продолжить работу, а может и не выкарабкаться. Но как раз в этот шаткий период компания получает законное право не платить своим кредиторам, если у нее нет денежных средств для погашения долгов. Что может сделать предприятие по закону? Оно имеет право подать заявление в суд и попросить правовой защиты на определенный период. Предприятие составляет план выхода из кризисной ситуации и график погашения долгов, получает одобрение кредиторов и предоставляет все документы суду. И ему дается шанс в течение полугода исправить положение дел.

— Мы очень рассчитываем, что после вступления в силу нового закона количество санаций возрастет. Неплатежеспособность будет лишь крайней мерой. Конечно, в первые годы больших изменений не произойдет, это вопрос как минимум пяти лет,— поясняет г-н Гобземс.

Поле для махинаций?

— Мы выступаем против процесса правовой защиты должника,— говорит Виталис Рутковскис.— Потому что считаем, что в Латвии не было произведено ни одного исследования относительно того, нужен ли такой процесс вообще. Далеко не все предприниматели готовы к тому, чтобы использовать этот процесс добросовестно. Опасения банкиров небеспочвенны. Практика показывает, что некоторые предприниматели используют процесс неплатежеспособности недобросовестно. И таким дельцам новый закон подарит уникальную возможность и еще один способ для совершенно легального устранения от выполнения своих обязательств. По мнению ассоциации, любому предприятию с финансовыми трудностями, и даже ставшему неплатежеспособным, дается возможность доказать свою финансовую состоятельность путем санации. Другое дело, что не все это используют.

— “Правовую защиту” по ee признакам возбудить легче, чем процесс неплатежеспособности,— поясняет г-н Рутковскис.— Потому что настоящий законопроект не предусматривает минимального или максимального объема обязательств, в случае невыполнения которых можно объявить “правовую защиту”. Ее может просить компания даже с мизерными долгами! И как только суд принимает решение о начале процесса “правовой защиты”, должник больше не платит ни штрафные санкции, ни проценты. Естественно, это ограничивает права кредиторов. То есть, выходит, что на каком-то этапе совершенно законно можно остановить взыскание штрафных санкций и процентов.

Некоторые скажут: “Ну что там за проценты, ерунда!” Однако проценты для любого банка или лизинговой компании — это хлеб. И банки поставлены в совершенно неравные с другими кредиторами условия. Кроме того, законопроект не предусматривает никакой проверки требования кредиторов, если возбужден процесс правовой защиты. Данные берутся только из баланса и документации предприятия. Отсюда возникает вполне реальная перспектива столкнуться с действиями мошенников, которые смогут на основе фиктивных обязательств добиться нужного для себя решения в тот момент, когда утверждается “план спасения” компании. Впрочем, понять разработчиков закона тоже можно: если в отведенные для “правовой защиты” полгода попробовать впихнуть еще и проверку требований (а это процесс долгий и нелегкий), то полгода плавно перетекут в полтора.

— Зная, как подчас используется процесс неплатежеспособности, мы опасаемся, что “правовая защита” тоже станет популярным инструментом мошенников.— говорит г-н Рутковскис.— Ведь возбудить ее достаточно просто. Наше мнение таково: компании, у которых есть незначительные финансовые трудности, с банками и другими кредиторами всегда договариваются. Это мое субъективное мнение. Но должнику, если он честный и не преследует злого умысла, легче договориться с кредитором индивидуально, нежели влезать в эту ужасно формальную процедуру “правовой защиты” с привлечением администратора и судов. Если это действительно краткосрочные 6-месячные трудности, которые преодолимы, то должник убедит нас в этом сам.

Банкротство физических лиц — будет и такое

Скоро и физические лица могут быть признаны банкротами. Еще недавно сами разработчики закона не слишком понимали, как это будет происходить на практике. Сегодня схема уже известна. Предположим, вы набрали обязательств на 100 тысяч латов. При этом стоимость вашего имущества — всего 20 тысяч латов. Физическое лицо, чтобы “разрулить” эту ситуацию, может признать себя банкротом, подав в суд соответствующее заявление. И тогда должнику предоставляется возможность в течение пяти лет освободиться от своих долговых обязательств, правда, с условием, что он будет соблюдать план удовлетворения кредиторских требований и продажи имущества. В нашем примере: если задолжавший зарабатывает тысячу латов в месяц, то через пять лет он выплатит 25 тысяч латов (20 тысяч от продажи имущества и 5 тысяч — зарплата) по своим обязательствам, а остальные 75 тысяч латов ему просто простят. И здесь тоже, по мнению ассоциации, есть почва для махинаций.

— Разумеется, такой возможностью — избавиться от своих обязательств — могут воспользоваться многие недобросовестные лица,— считает г-н Рутковскис.— Они могут накопить определенную задолженность, имущество передать третьим лицам еще до момента неплатежеспособности, и кредиторы останутся ни с чем. Поэтому мы предложили увеличить срок с 5 до 10 лет, чтобы сумма возврата была большей. С одной стороны, потери банков в этом случае не велики — любой кредит имеет залоговое обеспечение. Однако у банков кроме ипотечных кредитов есть кредиты по платежным картам. И если кто-то захочет “кинуть” банк на взятые в долг по карте деньги, он это прекрасно сможет сделать.

— У нас есть претензии и по штрафным санкциям. Если физическое лицо долгое время не отдавало долги и накопились штрафные санкции, то кредиторы в процессе неплатежеспособности физического лица не могут предъявить ему требований в размере штрафных санкций. Только в размере основной суммы долга и процентов. К тому же расчет процентов приостанавливается при возбуждении процесса неплатежеспособности. То есть человек может взять кредит, спокойно не платить проценты, потом заявить в суд о своей неплатежеспособности и какой-то период времени, до продажи заложенного имущества, пользоваться кредитными средствами бесплатно.

Причины и следствия

Понятно, что идеальных законов не бывает. Однако есть и такие, где возможная польза с лихвой перекрывается риском больших убытков. Попадет ли в их число новый законопроект — пока не известно: работа над ним еще не завершена. Впрочем, уже сегодня можно прогнозировать некоторые необратимые для общества последствия. Удорожание банковских ресурсов для конечного заемщика. Причинно-следственная связь здесь такова. Раз банкам придется тщательнее проверять клиента (физическое лицо) на его возможную неплатежеспособность, то возрастут и административные издержки. Не считая повышенного риска, который тоже напрямую влияет на величину ставок по кредитам.

Более сложная для юридических клиентов банка залоговая политика. Дело в том, что в рамках “правовой защиты” запрещено реализовывать предмет залога. Это в большей степени касается таких видов залога, как залог товаров и права требования. Ясно, что банки изменят свою залоговую политику в отношении этого вида залога. Для получения кредита нужно будет закладывать больший объем имущества, так как банки будут считаться с возможными потерями.

Увеличение срока рассмотрения дел в судах. Суды просто не будут справляться с огромным потоком дел, которые могут появиться после вступления в силу нового закона. Это и “правовая защита”, и неплатежеспособность физических лиц, и просто дела по неплатежеспособности юридических лиц. Ясно, что должна быть создана специальная судебная структура, которая занималась бы только делами неплатежеспособности, чтобы все лица — участники процесса неплатежеспособности — могли в определенные законом сроки и эффективно защищать свои права в суде, в том числе оспаривать его решения в апелляционного порядке. Но этого в новом законе не предусмотрено.

В законопроекте имеются также многие позитивные изменения. Среди них — ограничение прав кредиторского собрания. Впредь кредиторы не будут иметь права голосовать по вопросам утверждения прав требований самих кредиторов. Тем самым исключаются случаи, когда кредиторы голосуют, исходя из коммерческих интересов, игнорируя правовые нормы. Вопрос утверждения прав требований будет находиться только в компетенции администратора и суда.

09.07.2004, 13:01

"Коммерсант Baltic Daily"


Темы: ,
Написать комментарий