Ходорковский — жертва или… ?

Комментарий Анатоля ЛИВЕНА, старшего эксперта Фонда Карнеги за мир во всем мире

Теперь, когда суд над Ходорковским завершен, западным журналистам и комментаторам было бы не грех задаться некоторыми непростыми вопросами относительно своей профессиональной морали.



Начать можно с самого простого: сравнить количество места, времени и слюны, выделенных западными масс-медиа для освещения непосредственно судебного процесса, с тем исключительно ограниченным вниманием, которое отводилось теми же западными масс-медиа на то, чтобы рассказать, каким образом в руки Михаила Ходорковского и других олигархов попало такое огромное богатство.
Суть даже не в том, что, хотя сам процесс над Ходорковским вели из рук вон плохо, дело против него было собрано веское и солидное. Более важно сравнить ущерб, который оба упомянутых процесса нанесли России.
Хотя дело Ходорковского в определенной степени ослабило процесс инвестирования как иностранных, так и внутренних российских средств в российский топливно-энергетический сектор, массовое разграбление государственных ресурсов России Ходорковским и иже с ним в 90-е годы нанесло стране неизмеримо больший урон.
Других примеров грабежа подобного масштаба практически не было во всей истории нового времени. В результате этого российское государство лишилось возможности предоставлять гражданам самые основные услуги и даже выплачивать заработную плату и пенсии в течение многих месяцев.
Перед тем как начинать рвать на груди рубашку и обличать российскую власть во всех смертных грехах, Западу хорошо бы задаться вопросом: а куда делись разворованные российские миллиарды? На Юпитер? На Плутон? Нет. Деньги, украденные у российского народа, пошли большей частью в западные банки, на них покупалась западная недвижимость и западные предметы роскоши. Так что воровали, может, и русские, но скупал краденое все равно Запад.
То, что коррупция чиновников в России — страшный барьер на пути развития страны, есть общепризнанный факт. Однако защита Ходорковского, по сути, строилась на том, что потрясающая по масштабам коррупция 90-х годов прошлого века должна быть оправдана, в то время как простые русские полицейские, судьи и чиновники должны жить на свою нищенскую зарплату и питаться идеалами честности и патриотизма. Такая позиция бессодержательна с интеллектуальной, политической, психологической и — прежде всего — с моральной точки зрения.
Если не считать Великобритании и Соединенных Штатов, в подавляющем большинстве стран мира государство имеет решающее влияние на энергетический сектор. Почему же тогда старания российского государства восстановить свое влияние в этом секторе столь часто называют «возвратом в Советский Союз»? Во всех частях света есть олигархические псевдодемократии, типа Филиппин, в которых государство не только не обеспечивает никакого экономического роста, но и не предоставляет своему народу элементарных гражданских прав. Так почему же отовсюду мы слышим, что Россия под властью Михаила Ходорковского и ему подобных была бы предпочтительнее России под властью Владимира Путина и его приближенных?
В некоторых случаях подобный «особый подход» к России отражает остаточную нелюбовь к ней со времен холодной войны. Однако гораздо более распространена ситуация, когда люди с Запада искренне желают России добра, но при этом их позиция зиждется на изначально ошибочной логической основе.
Самая ошибочная из таких логических посылок — вера в то, что происходящее в России поддается сравнению с событиями, имевшими место в Центральной Европе в последние 15 лет. Неправильность такого подхода очевидна, если учитывать огромный размер России, ее многонациональное население и то, что ее богатство концентрируется в секторе природных ресурсов.
Еще более важную роль играет фактор национализма, который в случае с Центральной Европой в свое время смог мобилизовать эти страны на проведение трудных реформ потому, что слишком велико было их желание выйти из сферы подавляющего господства Москвы.
Естественно, российский националистический фактор подобным образом действовать не может. Наоборот, в 90-е годы России пришлось пройти не просто через чрезвычайно болезненные социально-экономические перемены, но и через потерю империи, которая, как должны прекрасно помнить в первую очередь французы, всегда становится жестоким испытанием для страны, даже если это страна с большим демократическим опытом.
И, наконец, страны Центральной Европы, начиная реформы, имели перед собой ясную и привлекательную цель — вступление в Европейский союз и НАТО, что для России вряд ли возможно и чего России, если уж на то пошло, даже в качестве отдаленной перспективы никто и никогда не предлагал.
Если сравнивать Россию с Польшей или Венгрией, то, естественно, с точки зрения как демократического, так и экономического прогресса она выглядит гораздо хуже этих стран. Однако, если сравнить Россию с более крупными странами «развивающегося мира» — и это будет более справедливо, — то ее дела выглядят не так уж и плохо.
Граф Сергей Витте, крупнейший в истории российский реформатор, сказал еще задолго до русской революции, что российским либералам, вместо того чтобы плакаться: мол, власть в России не такая, как во Франции или в Англии, — надо Бога благодарить за то, что она не такая, как в Китае. За это, кстати, Бога мог бы поблагодарить и Михаил Ходорковский.


The International Herald Tribune, перевод inosmi.ru

13.06.2005, 07:34

Телеграф


Написать комментарий