Иварс Годманис: «Мы бежим с гирями на ногах!»

И хотя успех «Латвияс цельш» на выборах пятого Сейма - 36 (!) депутатских мест, по-прежнему остается непревзойденным, в последнее время эта партия как-то незаметно отошла на второй план, уступив место новым политическим силам и политикам. Сегодняшний съезд обещает стать для «Латвияс цельш» переломным: на нем будет официально объявлено о смене курса - с либерального на центристский, и об основных партийных установках на выборах 9-го Сейма. На вопросы «Часа» отвечает председатель партии «Латвияс цельш», первый премьер-министр независимой Латвии Иварс Годманис.


Сегодня в Риге проходит съезд «Латвияс цельш» – одной из старейших латвийских политических партий, с которой связана вся история восстановления государственной независимости нашей страны


Две Латвии


- В этом году Латвия отметила 15-ю годовщину восстановления независимости, мы состоим в Евросоюзе и НАТО. Но можете ли вы, положа руку на сердце, сказать, что люди в Латвии чувствуют себя намного счастливее, чем раньше?

- Все относительно – счастливее, несчастнее… В такой маленькой стране, как Латвия, внешнеполитические вопросы, вопросы безопасности не могли не занимать первого места. И ради этого на алтарь было принесено решение многих вопросов, в том числе и решение «внутренних» проблем, которое было оставлено «на потом». Государство выдвигало другие приоритеты.

- Но эти другие приоритеты в принципе привели к расколу страны…

- Соглашусь, что сегодня у нас существуют две Латвии, и принцип их деления очень прост. Одну Латвию составляют люди, которые считают, что им повезло, что их жизнь по сравнению с советским временем улучшилась. И есть политические партии, которые обслуживают эту часть населения страны, и этим партиям совершенно все равно, что происходит со «второй Латвией», – теми людьми, которые считают, что им не повезло и что они стали жить хуже.

О тех, кому повезло, заботится Народная партия, а раньше ее место занимал «Латвияс цельш». Но поскольку «Латвийскому пути» самому не повезло, избиратели от него отвернулись.

Избиратели Народной партии рассуждают примерно так: мне должно в жизни повезти так же, как и Шкеле! Шкеле стал миллионером, в Народной партии состоит много богатых людей. А в «Латвияс цельш» нет ни миллионеров, ни просто богачей…

- А кто у нас заботится о «несчастных»?

- Многие партии, передававшие этот мандат из рук в руки. Пока в конце в конце концов не появился Эйнарс Репше со своей уникальной формулой: «Я знаю, почему вам в жизни не повезло, – у вас все украли те, кто находится по другую сторону!» И это так ясно и понятно, дает такое замечательное самооправдание! И даже если после этого заявления Репше идет работать в одном правительстве с теми, кто, по его словам, все, собственно, и украл, в этом тоже нет ничего страшного. Он же сказал магическую формулу…

Но самое страшное, что ни одна из партий, обслуживающих каждая свою Латвию, не думает о мосте между этими двумя Латвиями. Этот мост им вообще не нужен!

- Но это далеко не единственное деление современной Латвии. Есть еще национальный водораздел…

- Конечно. С национальным вопросом происходит то же самое – одни партии обслуживают одну часть общества, другие – вторую. Там все еще более тривиально. Сами знаете, как проходили последние выборы самоуправлений! Надо было только крикнуть: «Русские идут!» и «Латыш, не сдавайся!», и все – голоса избирателей обеспечены. Все газеты – и русские, и латышские – давно уже стали настоящей линией фронта.

- Но газеты, извините, отражают то, что реально существует в обществе!

- Но спираль-то раскручивается! Политики холодно математически рассчитывают, как им легче попасть в парламент. Политики хорошо понимают, что социальные проблемы, проблемы образования или здравоохранения слишком сложны, для их решения требуется профессионализм и компетентность, а в национальной сфере все просто.

Намного проще сказать латышам, что во всем виноваты русские, а русским – что во всем виноваты латыши. И это все! Но я всегда повторял и повторяю: «Ключ от прошлого не открывает дверь в будущее!» На прошлых обидах ничего не построишь, но каждая сторона, понимая это, тем не менее стоит на своем…

Кто виноват? И что делать?


- А вы не думаете, что весь этот национальный раскол был заложен на заре восстановления независимости – когда сначала все дружно проголосовали за свободную Латвию, а потом части населения сказали: извините, но вы в государственном управлении участвовать не будете, пройдите-ка, пожалуйста, на натурализацию!

- Нет. Это одна из ошибок – считать, что все в Латвии были за независимость Латвии. Интерфронт был создан сразу же после Народного фронта. На одну из самых массовых интерфронтовских демонстраций собралось 250 тысяч человек. Дело чуть-чуть не дошло до столкновения у памятника Свободы. Так что нельзя говорить о том, что сопротивления движению к независимости не было. Нельзя говорить, что в 1990 году все было хорошо, а потом все было испорчено. Это неправда! Те, кто были настроены против независимости, своего мнения так и не изменили… За последние десять лет мы сделали очень много и еще больше могли бы сделать. Но разделенная Латвия решению глобальных задач не способствует.

- Но раскол в обществе сегодня реально существует!

- И что с того? Мы не можем просто сидеть и каждый день писать и читать об этом в газетах. Надо думать, куда двигаться…

- И куда?

- Первая и главная задача – в течение десяти, максимум пятнадцати лет выйти на среднеевропейский уровень. Это вполне реально. И всем от этого станет только лучше.

Вторая по значимости задача – формирование массового среднего слоя, который и будет реально определять ситуацию в стране.

Третье – надо найти для Латвии собственную нишу. Кто что-нибудь знал о Финляндии, пока не появился телефонный аппарат Nokia ? Надо искать что-то новое для Латвии, это тоже вполне возможно.

Но на пути решения этих задач нас неизменно встретят многие вызовы. Сегодня мы столкнулись с совершенно новым процессом – свободным перемещением рабочей силы. Но мы до сих пор не знаем, сколько человек уехало из Латвии, каковы тенденции в этой сфере, как это влияет на доходы бюджета и как отразится на пенсиях…

Далее. Вступив в ЕС и НАТО, мы стали абсолютно надежной зоной для иностранного капитала. Это значит, что местному бизнесу придется работать в условиях жесткой конкуренции. Какие поощрительные меры по отношению к местному бизнесу собирается применять правительство? Нет ответа на этот вопрос.

Нельзя закрывать глаза на высокий уровень инфляции в стране – от этой проблемы нельзя просто отмахнуться, надо помочь тем, кто не может выжить в сегодняшних экономических условиях.

И, наконец, как мы будем распоряжаться средствами еврофондов в территориальном смысле? В настоящее время в этой области существует свободный рынок, но если этот свободный рынок будет совершенно свободно развиваться и дальше, то пропасть между Ригой и регионами будет углубляться с огромнейшей скоростью, потому что европейские деньги только подливают масла в огонь… Государство должно сформулировать свою позицию в этом вопросе.

Равнение на центр!


- После съезда либеральный «Латвияс цельш» назовет себя центристской партией?

- Мы сильно сдвинемся в сторону центра, хоть и не будем говорить, что мы центристская партия. Да и вообще в Латвии говорить о том, что кто-то является либералом, кто-то – консерватором, как-то несерьезно. У нас политика как бы «размазана» по всем партиям – кроме крайних, конечно.

Просто берется название, которое подстраивается под ситуацию, – в этой ситуации мы почти социал-демократы, а в этой – совершенные либералы. Мы будем претендовать на центр и критиковать и правящую коалицию, и крайние партии по конкретным вопросам.

- И за что вы будете выступать?

- За сохранение принятых законов, в том числе и реформу образования в нынешнем виде. Не за ужесточение этих законов, но и не за их послабление.

Мы собираемся очень серьезно критиковать правительство за подход к решению многих проблем. Сегодня экономическая ситуация в стране внушает оптимизм: ВВП растет, налоговые поступления в бюджет – тоже.

А если денег в казне с избытком, то объясните мне, почему правительство ухудшает ситуацию ряда слоев населения. Где логика? Почему сейчас повышен пациентский взнос? Почему люди должны бояться вызывать «скорую помощь»? Почему это нужно было сделать именно сейчас, когда в бюджете есть деньги? И таких вопросов множество…

Латвия пропустила последний момент, когда надо было проводить административно-территориальную реформу, – чтобы укрупнить самоуправления вне Риги и чтобы эти самоуправления смогли «поглотить» больше средств из еврофондов. Но из-за политических причин реформа была отложена.

- Это непрофессионализм?

- Это результат отсутствия конструктивной оппозиции и критики. У нас сегодня есть коалиция, в которой все сидят в первом ряду, а кресла второго оппозиционного ряда пустуют.

- А как же ТБ/ДННЛ и ЗаПЧЕЛ?

- Это не оппозиция! Эти партии существуют в другом измерении, они поддерживают друг друга и делают это только с одной целью – чтобы получить на выборах больше голосов. А мы, «Латвияс цельш», вообще сидим на третьей скамейке, потому что нас нет в парламенте. Но хотим быть в центре, находиться в оппозиции по конкретным вопросам и вынуждать коалицию объяснять свои шаги и корректировать эти шаги.

- Центристские партии в Латвии не слишком популярны…

- В центре быть очень трудно, в центре ты сразу становишься каким-то бесцветным – ни черным, ни белым. А такая позиция не слишком выигрышна.

Но когда посмотришь на то, что происходит в Латвии – а точнее, в двух Латвиях, в которых все силы политиков уходят в очень опасный национальный свисток, понимаешь, что надо что-то делать…

И если не «Латвияс цельш», то какая-то другая партия должна взять на себя эту роль. Иначе возникший политический вакуум будет заполняться исключительно отрицательными эмоциями. И мы точно сойдем с дистанции в глобальной конкурентной гонке и не догоним Европу ни за десять, ни за двадцать лет. Участвовать в этой гонке и так неимоверно трудно, а Латвия еще к тому же бежит с гирями на ногах…

11.06.2005, 08:55

chas-daily.com


Написать комментарий