«Глубокая глотка» – это я!»

На днях американский журнал Vanity Fair объявил, что ему известна личность человека, до сих пор присутствовавшего в политической истории США второй половины ХХ века исключительно под интригующим псевдонимом «Глубокая глотка».


91-летний Марк Фелт, бывший сотрудник ФБР, признался журналистам, что именно он был загадочным информатором корреспондентов газеты The Washington Post, чьи откровения привели в 1973-74 годах к одному из самых громких политических скандалов за всю историю США и фактически вынудили 37-го президента страны Ричарда Никсона уйти в отставку.

«Уотергейт»


История, впоследствии получившая название «Уотергейтский скандал», началась 17 июня 1972 года, когда в штаб-квартире Национального комитета Демократической партии США, располагавшейся в гостиничном комплексе «Уотергейт» в Вашингтоне, были задержаны пятеро взломщиков.

Кроме различных отмычек и перчаток, инструментов, вполне обычных для взломщиков, при них были обнаружены камеры и «жучки» электронного прослушивания, которыми взломщики, как правило, не пользуются. Более того, у двух из них были найдены записные книжки с телефонами некоторых лиц в Белом доме.

В ходе расследования очень быстро выяснилось, что взломщики работали на неких Говарда Ханта, бывшего сотрудника ЦРУ, в 1972 году – сотрудника администрации Белого дома, и Гордона Лидди, бывшего агента ФБР, в 1972 году – сотрудника Комитета по переизбранию президента Никсона. Появились подозрения, что именно комитет по переизбранию через счет в одном из мексиканских банков оплачивал все действия взломщиков.

Расследование этого странного происшествия поручили специально созданной группе сотрудников ФБР, руководство которой доверили заместителю директора ФБР Марку Фелту. Фелт активно взялся за дело, допросив более 80 сотрудников комитета, однако чем дальше он продвигался, тем больше встречал препятствий со стороны собственного начальства и Белого дома, бдительно следившего за каждым его шагом.

Через некоторое время стало понятно, что Фелту просто не дадут добраться до тех, кто стоял за действиями уже семи человек, задержанных в связи с этим делом. В судебном процессе, начавшемся в сентябре 1972 года, фигурировали только пять взломщиков и двое их нанимателей.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/06/08//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/06/08/n132_nixon_ap-03.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Фото Аssociated Рress.
37-й президент США Ричард Никсон.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/06/08//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/06/08//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


В ноябре 1972 года президент Никсон, все это время категорически отрицавший свою причастность к уотергейтским событиям, одержал легкую победу на президентских выборах и, казалось бы, об инциденте с взломщиками можно было забыть как о «третьестепенной попытке ограбления», как назвал происшедшее пресс-секретарь Никсона Рональд Зиглер.

Появление «Глубокой глотки»


Этого не произошло. Неослабевающий интерес к этому делу поддерживали два журналиста из газеты The Washington Post – Боб Вудвард и Карл Бернстайн, регулярно будоражившие внимание общественности все новыми деталями, касающимися проникновения в штаб Демократической партии. Свою информацию эти репортеры получали от некоего загадочного информатора, нареченного ими «Глубокой глоткой».

Все контакты «Глубокой глотки» с Вудвардом происходили в обстановке строжайшей секретности, они обменивались условными знаками и сообщениями при помощи цветочных горшков и отметок на страницах газет, встречались в полутемном подземном паркинге, из которого в случае непредвиденных ситуаций легко можно скрыться. На определенном этапе «Глубокая глотка» сообщил журналистам, что «все они в опасности», но все равно продолжил снабжать их все новыми и новыми подробностями расследования, которое вело ФБР.

Наконец в 1973 году регулярные публикации The Washington Post и других средств массовой информации, а также все более явное раздражение общественности заставили обратить внимание на существующую проблему Сенат США.

В начале 1973 года Сенат США создал специальный Уотергейтский комитет, в задачи которого входило расследование всех обстоятельств дела и возможной причастности к нему сотрудников администрации США и самого президента Никсона. Несмотря на все усилия президента и его окружения, это расследование остановить не удалось.

В апреле 1973 года подали в отставку глава управления делами президента Боб Хэлдемен, советник президента по внутренней политике Джон Эрлихмен и генеральный прокурор США Ричард Клейндинст, которые оказались замешаны в Уотергейтском скандале. В конце 1974 года все трое были признаны виновными в сговоре с целью противодействовать расследованию уотергейтского инцидента и вскоре отправились в тюрьму.

В июле того же года сенатский комитет выяснил, что в Белом доме велась запись всех разговоров Никсона, в том числе тех, которые непосредственно касались происшествия в гостиничном комплексе «Уотергейт». Спустя год, несмотря на все сопротивление Никсона, Верховный суд единогласно принял решение о том, что эти пленки должны быть предъявлены суду.

Спустя еще 10 дней Никсон, не дожидаясь, пока Конгресс доведет до конца процедуру импичмента, подал в отставку. 9 августа 1974 года он покинул Белый дом.

Саморазоблачение «Глубокой глотки»


Разумеется, тайный информатор The Washington Post, вхожий, судя по полученной от него информации, в «святая святых» спецслужб США, представлял для американцев не меньший интерес, чем разоблаченные им махинации Никсона и его окружения.

Имя его знали лишь три человека – журналисты Вудворд и Бернстайн, а также бывший в то время главным редактором The Washington Post Бенжамин Брэдли. Все трое дали обещание не называть имени своего информатора и сдержали его. Практически сразу после того, как с 37-м президентом США было покончено, самые разные люди начали собирать информацию и проводить собственные расследования, пытаясь выяснить личность «Глубокой глотки».

Не исключено, что вначале за этими поисками стоял и некоторый корыстный интерес – мало ли, если это человек смог рассказать столько интересного о президенте Никсоне, может, он знает кое-что и о других политических деятелях современности, – но с течением времени загадочный информатор становился все более легендарной личностью, и его искали уже просто потому, что полагалось искать.

Назывались самые разные имена, предлагались самые разные кандидатуры, от советника президента Никсона Фреда Филдинга до бывшего президента США Джорджа Буша-старшего. Всякий раз это опровергали как предполагаемые информаторы, так и журналисты The Washington Post .

Имя Марка Фелта также не раз всплывало в различных версиях произошедшего – и до отставки Никсона, и после. Как высокопоставленный сотрудник ФБР, лично руководивший расследованием «уотергейтского дела», он лучше, чем кто-либо другой, подходил на роль информатора, но каждый раз Фелт категорически отрицал свою причастность к происшедшему, заявляя, в частности, что он действовал бы не так, как «Глубокая глотка».

Какие стимулы, кроме вполне понятного желания обеспечить соблюдение законов и вывести на чистую воду преступников, могли подвигнуть Фелта поставить под угрозу свою карьеру и, возможно, свою жизнь, поставляя столь «горячую» информацию журналистам?

Прежде всего речь может идти о личных мотивах. Незадолго до того, как разразился Уотергейтский скандал, умер директор ФБР Эдгар Гувер. Фелт, бывший тогда фактически вторым человеком в бюро, полагал, что пост директора по праву принадлежит именно ему, однако Никсон поставил во главе ФБР Патрика Грея, человека из своего окружения.

Карьерные амбиции Фелта были замечены людьми Никсона, но те недооценили его недовольство, решив что это лишь поставит Фелта в еще большую зависимость от Никсона. Так, на одной из пленок, предоставленных сенатскому комитету, советник Хэлдемен убеждает Никсона, что из-за своего стремления стать главой ФБР Фелт пойдет на сотрудничество с ними и согласится приостановить расследование «уотергейтского дела».

Не исключено, что за решением Фелта стояла и корпоративная гордость. Привыкнув к всемогуществу ФБР во времена Гувера, Фелт с негодованием воспринял попытки Белого дома и ЦРУ повлиять на расследование инцидента в «Уотергейте», справедливо расценив их как намерение подчинить себе ФБР. После того как официальное расследование инцидента зашло в тупик, он принял решение в частном порядке помочь журналистам докопаться до правды.

Желание Фелта скрыть свою причастность к скандалу вполне понятно. Эксперты сходятся во мнении, что именно сотрудничество Фелта с репортерами The Washington Post оказало решающее влияние на исход «уотергейтского дела», и его явно не прельщала репутация «самого известного стукача Америки». Кроме того, способствовав политической гибели Никсона, он нажил себе множество недоброжелателей. У многих, в том числе и у него самого, несомненно, возникали вопросы об этичности его поведения.

Однако в 2005 году 91-летний Фелт, либо устав скрывать правду, либо решив, что времена изменились, решился признать, что именно он и был той самой «Глубокой глоткой», которая погубила президента Никсона. По всей видимости, интуиция не подвела бывшего сотрудника ФБР. За прошедшие 30 лет информаторы действительно стали одной из самых уважаемых групп населения в запуганных терроризмом и мировой нестабильностью США, так что на старости лет Фелт успеет насладиться лаврами «американского героя», о которых уже заявили его родственники.

Inopressa.ru .

08.06.2005, 07:33

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий