Квартирный вопрос

Все на продажу? Персонаж одного популярного романа как-то заметил, что квартирный вопрос испортил москвичей. И это неудивительно - дефицит жилья кого хочешь испортит. В нашем городе живет немало людей, которым купить квартиру не по карману, и они стоят в очереди на муниципальное жилье. Но муниципального жилья не хватает, а может стать еще меньше, потому что в городской думе возникла идея продавать это жилье на аукционе


Квартир все меньше,а очередь растет
Если кто-то думает, что у самоуправления есть фонд свободных квартир, пусть не самых-самых, а хотя бы добитых, требующих ремонта, то он ошибается. Таких квартир вообще нет. В то же время на 1 мая (согласно данным квартирного отдела думы) на очереди стояло 624 семьи. Из них 189 семей – это первоочередники, т.е. их по закону надо обеспечить в первую очередь. В эту категорию входят и те, кого выселяют хозяева денационализированных домов. А проблема эта, как мы знаем, становится все острее. Как же этих людей дума обеспечивает жильем? За счет выселяемых из муниципальных квартир бедолаг-должников. Разумеется, по решению суда. Бывает и так: умирает жилец, и квартира освобождается. Но квартир, полученных таким образом, намного меньше. Например, в прошлом году дума предоставила очередникам 194 квартиры, из которых по решению суда выселили жильцов. В 2003 году – 224 квартиры. Но с выселением все не так просто получается. За последние года четыре 62 исполнения решений суда отложены, т.к. в семьях должников имеются инвалиды, несовершеннолетние дети, пенсионеры, и такие семьи по закону на улицу не выкинешь. Выселять на Шаура, 23, 28? Но и там с жильем сейчас напряженка. Квартиры с печным отоплением? Тоже сейчас стали дефицитом. И хоть, как мы видим, самоуправление квартиры выделяет, но очередь меньше не становится, и прежде всего за счет того, что в нее все больше и больше вливается людей из денационализированных домов и, увы, сирот. В 2002 году дума выделила выселяемым из денационализированных домов 15 квартир, в 2003 году – 24, в 2004 году – 54 квартиры.

Что делать с долгами?

Проблема долгов, которые растут в некоторых муниципальных квартирах, не убывает. Случается, что долги только за оплату жилья составляют под двести латов. А с учетом других коммунальных услуг долги нередко переваливают за тысячу латов. ПЖКХ подает на должников в суд, их выселяют, квартира остается в распоряжении думы, но… с громадными долгами. Что с ними делать? Взыскивать с должников? Да, взыскивают, но пока эти, как правило, малообеспеченные, а то и вовсе нищие люди погасят долг, могут пройти годы. «Вешать» чужой долг на нового жильца квартиры закон не позволяет (если, конечно, жилец сам на это добровольно не пойдет). Тогда в думе появилась идея продавать такие квартиры с аукциона.

 Янис Лачплесис, вице-мэр: «Продажа муниципального жилья – не самоцель и не является приоритетом самоуправления. На сегодняшний день важно решить задачу оплаты задолженностей. Т.е., те квартиры, которые самоуправление кому-то выделяет, должны быть без долгов. В то же время эти долги не должны ложиться на плечи тех предприятий, которые предоставляют коммунальные услуги. Один из путей, чтобы погасить долг, – это попытаться продать квартиру, на которой висит долг. Хотя законодательство это не совсем позволяет. Скажем, продав одну квартиру, можно будет погасить долги 5-6 квартир. И потом эти квартиры, уже без долгов, выделить очередникам».

Закон – не дышло

Эта идея резонна, но у нее есть существенный изъян. И об этом не упустила случай напомнить думская оппозиция. Депутат думы от «Латгалес Гайсма»  Ливия Янковска – член думской жилищной комиссии, и она говорит, что будет протестовать против продажи муниципальных квартир: «Продажа квартир противоречит закону. Согласно п.6 Закона «О приватизации жилых домов государства и самоуправления», передавать квартиру на аукцион можно лишь в том случае, если от нее отказываются все «первоочередники». Но это нереально. Это во-первых. А во-вторых, у самоуправления и так нет свободного жилого фонда. В свое время все было отдано на приватизацию. Если вдруг случится какое-то стихийное бедствие, то нам некуда будет переселить людей, т.к. нет ни одной свободной квартиры. Поэтому нецелесообразно продавать те квартиры, которые еще числятся за самоуправлением.

Что касается огромных долгов, то они накапливаются и за счет пеней. А куда уходят пени после взымания долга? Теплосети и водоканал получают фактически дармовые деньги, которые не тратили на производство тепла и воды. Эти пени уходят на премии работникам этих структур. А жильцов мы доводим до крайности. Но ведь существует практика списывания безнадежных долгов. Аукцион – не выход. Я категорически против. С аукциона эти квартиры уйдут в руки состоятельных горожан или фирмам. Мало того, что фирма перекупит квартиры, использовав неплатежеспособность населения, так мы еще лишимся последнего жилого фонда. Деньги надо искать в других местах. Где мы были раньше? Почему муниципальную землю не продавали с аукциона?»

Здесь можно привести еще один аргумент не в пользу аукциона. Дело в том, что многие квартиры после выселения должников представляют собой печальное зрелище, они порой доведены «до ручки». Поэтому их рыночная стоимость невысока. Очень сомнительно, что выручка от продажи одной такой квартиры сможет погасить долги 5-6 других квартир. Впрочем, проблема эта тщательно изучается в думе, и надо надеяться, что депутаты придут к оптимальному решению.

07.06.2005, 08:54

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий