Аты-баты, шли дебаты

Избранные места из парламентских дебатов об отставке радикального политика





  • Юрис ДОБЕЛИС, ТБ/ДННЛ:
    — Какие у вас есть права на ограничение работы человека в комиссии? Если одна партия (имеется в виду Народная партия. — прим. авт.) не может упорядочить свои внутренние дела, то почему к этому нужно привлекать всех депутатов Сейма? Я в этом вижу только жажду расправы. Если хотите уволить человека, дайте аргументы! Скажите, что он не знает языков, не имеет опыта в международной работе. Но аргументов нет. Есть полная тишина. Значит, он что-то не так сказал, и это кому-то не понравилось. Мне тоже могут не нравиться некоторые ваши высказывания, но это не может служить основанием для того, чтобы не давать человеку работать. Я не собираюсь с Кирштейнсом создавать свою партию, как тут некоторые трындели. Но я и не состою в партии, в которой члены должны платить по 25 тысяч латов, если хотят уйти.

  • Александр КИРШТЕЙНС, независимый депутат:
    — Не будем обвинять зиц-председателя Народной партии (имеется в виду Атис Слактерис. — прим. авт.), потому что ни правление, ни председатель ничего не решают. О необходимости уйти с этого поста я узнал из разговора с Андрисом Шкеле в апреле 2005 года. Главная причина — недовольство президента и давление на Айгара Калвитиса по двум вопросам: решение комиссии в международных договорах с Россией сделать ссылку на Мирный договор 1920 года и ввести уголовную ответственность за незаконное изменение госграницы.
    Но эту причину вызвала другая причина. Комиссия по иностранным делам отказала послу России Калюжному, который просил отложить принятие декларации об осуждении коммунистического режима до 18 мая, когда Россия собиралась подписывать договор о границе с Эстонией и ожидалось, что договор будет подписан и с Латвией. 11 мая эти надежды разбились (в этот день была принята вышеупомянутая декларация. — прим. авт.), и тогда премьер-министр Калвитис желание владельца партии убрать меня с поста сделал достоянием фракции.
    …После Второй мировой войны у нас опять будет министр, который обещает по прямому звонку посла России повлиять на работу парламента. Если Генеральная прокуратура захочет проверить достоверность сказанного мною о прямых звонках, она может запросить распечатки телефонных разговоров российского посольства, латвийского МИДа и Комиссии по иностранным делам.



Мнение


Атис Леиньш, руководитель Института внешней политики:
— Я думаю, что долго Кирштейнс на этом посту не останется. Совершенно непонятно, почему его оставили, он ведь уже беспартийный и все равно остается на такой высокой должности. Это, конечно, вызывает вопросы об уровне развития нашего Сейма и правительства. В демократической стране невозможно представить такую ситуацию. И, разумеется, подобный поворот событий негативно скажется на нашем внешнеполитическом имидже.


 



  • Эдгар ЯУНУПС, Новое время:
    — Мы осуждаем любые проявления разжигания расовой и национальной розни в обществе. Мы выступили за всеобъемлющее отражение скорбных страниц латвийской истории. Особенно той части, которая касается действий нацистов и коллаборационистов, уничтожавших евреев в Латвии. Мы четко напомнили, что в 1940 году 14 июня депортировали много латышских евреев. Не обращены ли высказывания Кирштейнса на сознательное обострение международных отношений? Мы ждали оценки и осуждения от Народной партии вредительской деятельности Александра Кирштейнса. Мы ждали от Народной партии, чтобы она выбила из своих рядов провокатора, выбила депутата, который выражает антисемитские мысли.

  • Юрис ДОБЕЛИС:
    — Хорошо, уйдет Александр Кирштейнс из комиссии. И кто в ней останется? Человек, который свою мордочку вытер о государственный флаг Латвии, который после закрытых заседаний комиссии публикует секретные материалы в газете, который совсем не настроен на сохранение государственных интересов. Так скажите мне, кто вам ближе и симпатичнее — Александр Кирштейнс или Николай Кабанов.

  • Атис СЛАКТЕРИС, Народная партия:
    — Народная партия приняла свое политическое решение, исключив из своих рядов Александра Кирштейнса, тем самым показав, что партия не допускает разжигания национальной розни. Поэтому мы предлагаем ему расстаться с постом председателя комиссии и хотим сделать это силами парламента.

  • Николай КАБАНОВ, Социалистическая партия:
    — Мои обязанности — защищать позицию нацменьшинств, и у меня вопрос: изменится ли наша внешняя политика без Кирштейнса? Я сильно в этом сомневаюсь. Мне кажется, что коалиция хочет навесить фиговый листок на внешнюю политику и сделать вид, что у нас нет антисемитизма. Но я думаю, взгляды Кирштейнса широко представлены в нашем политическом спектре. Вы сами все, как Кирштейнс, и просто хотите обмануть Америку и Европу.

  • Петерис ТАБУНС:
    — Я вас больше не узнаю. Как вы изменились! Не понимаю, почему, когда волосинка только собирается упасть с головы еврея, вы говорите: “О, ужас!” Вы никогда не говорите такого о латышах, русских, украинцах. Что это за паника?! Мол, бейте своих, чтоб чужие боялись. Почему вы не бьете тех, кого действительно нужно бить?! Почему латыш, я лично, как депутат Сейма, не могу спокойно пойти к памятнику Свободы и возложить цветы?! Все равно — 4 мая или в день легионеров? Там сразу появляются всякие “полосатые”, которые изгаляются над нашими солдатами, над латышами. Почему как только что-то связано с евреями, вы сразу кричите?

  • Аугуст БРИГМАНИС, Союз “зеленых” и крестьян:
    — Мы не можем отозвать независимого депутата из комиссии. Это то же самое, что прислушаться к призыву Нового времени и отозвать господина Гулбиса или госпожу Островску (вышли из Нового времени и стали независимыми депутатами. — прим. авт.). Поэтому однозначно наша фракция будет или против, или воздержится.  

03.06.2005, 08:09

Телеграф


Написать комментарий