Как опекуна хотели лишить опекунства и что из этого вышло

Людмила Башкова добровольно пошла в опекуны к своей 65-летней соседке-инвалиду Элисе. Заслуживающий всяческого поощрения жест вызвал со стороны руководства столичного жилищного кооператива «Золитуде», в котором проживают обе женщины, шквал нападок.


Вместо благодарности за доброту на человека обрушился град жалоб. Почему?


Двадцать лет «неофициальной» опеки


- С Элисой мы уже более двадцати лет живем через стенку, – рассказала «Часу» Людмила Башкова. – Еще в начале 80-х для многих стало очевидным, что она страдает нарушениями психики. Элиса получала пенсию по инвалидности, но часто ходила голодной. Из одежды у нее было только дырявое пальто, которое она не снимала ни зимой, ни летом. Она забывала платить за квартиру и коммунальные услуги – за долги еще лет десять назад у нее отключили электричество. Затем отключили газ и горячую воду. Квартира Элисы напоминала помойную яму – она стаскивала сюда вещи со свалок. А вся обстановка состояла из продавленного дивана да трех сломанных табуреток.

Башкова не стала равнодушно наблюдать, как мучится человек. Готовя обед для престарелых родителей-инвалидов, всегда помнила о соседке – приносила ей то свежих щец, то гуляша. Затворница доверилась ей, и когда у нее начинался очередной приступ, только Людмила могла сделать так, чтобы Элиса подпустила к себе врачей «скорой».

Но продолжавшееся более двадцати лет «неофициальное» опекунство не позволяло Башковой решать многие житейские проблемы соседки – например, она не могла ходатайствовать о подключении электричества, газа. Нужна была бумага, дающая право представлять в органах государства и самоуправления интересы инвалида.

Полгода на подпись


В Рижском сиротском суде Башковой помогли через суд Курземского района присвоить Элисе статус недееспособного лица, а потом официально стать ее опекуном.

- До выселения Элисы за долги оставалось совсем немного, и я тут же начала улаживать эту проблему, – рассказывает Башкова. – Знала, что от имени подопечной можно заключить с районной социальной службой и кооперативом трехсторонний договор, и тогда согласно графику долг будет погашен из муниципального бюджета. Элиса – малоимущая пенсионерка, и на нее распространяется действие правил Рижской думы от 27 февраля 2001 года.

Начальник районной социальной службы Башкову поддержал, оставалось получить добро от председателя «Золитуде» Веры Друвы.

- Друва всячески уворачивалась от встреч с работником социальной службы, – продолжает Людмила. – А если все же удавалось ее поймать, то следовали придирки к тексту договора. Так продолжалось около полугода. Я была вынуждена искать помощи у Сиротского суда, старшего прокурора района, вице-мэра столицы… Только в апреле прошлого года Друва наконец-то подписала документ.

«Ксиву» отобрать!


Казалось бы, теперь можно жить спокойно. Но тут вдруг оказалось, что в сентябре 2003 в суд Центрального района поступила жалоба от родного брата Элисы Вячеслава Лепехина. Он просил пересмотреть решение Сиротского суда, присвоившего Людмиле статус опекуна, а также писал, что его обошли вниманием, когда решали этот вопрос.

Районный суд, а позже и Рижский окружной, куда Лепехин подал апелляцию на неблагоприятное для себя решение, было установлено: брат давно бросил сестру на произвол судьбы. За двадцать с лишним лет его от силы раз пять видели у Элисы.

На проигрыш в суде Лепехин в разговоре с «Часом» отреагировал с… нескрываемой радостью.

- Это меня Друва втянула в тяжбу. Черт меня попутал, когда дал согласие. Мне уже 74, тяжело болен, по сути неходячий. У самого у кровати сиделка днюет и ночует. Не до опекунства. Но тогда, почти два года назад, Друва зачастила ко мне домой вместе с инженером кооператива. Они столкнули меня с Людмилой лбами: дескать, она позволяет грязные обвинения на мой счет. В то же время о ней самой всякое начали рассказывать. Я и дал слабину…

«А не переизбрать ли вам председателя?»


На заседании районного суда, где рассматривалась жалоба Лепехина на решение Сиротского суда, Друва прибыла вместе с работниками кооператива – инженерами, бухгалтерами, дворниками. Все были готовы свидетельствовать в пользу Лепехина. Однако председательствовавшая Сандра Мелиня заявила:

- Никакого отношения к спору, носящему сугубо личный характер, вы не имеете.

И, к удивлению многих собравшихся в зале, продолжила:

- Да переизберите же вы один раз Друву!…

Прямо скажем, не характерная для служителя правосудия реакция, который в любых ситуациях должен сохранять самообладание. Но когда знакомишься с делом, чуть ли не на половину состоящим из доносов, чувства судьи становятся понятны. В «заявлении соседей», например, говорится, что опекун вынесла на свалку продавленный диван и сломанные табуретки Элисы и насильно пытается ее поместить в психушку полутюремного типа. В другой бумаге речь идет о том, что Башкова лишила старушку всего нажитого (то есть дивана с табуретками) и что теперь она завладела правом распоряжаться пенсией, а там недалеко и до «кражи чужой квартиры»… Наконец, Башкова – особа скандальная, не умеет строить взаимоотношения с людьми, отрицательно влияет на здоровье инвалида…

Проверяющий постучал в дверь…


Накануне рассмотрения в окружном суде жалобы Лепехина в квартире у Элисы побывала член этого суда Ванда Казановска. Она хотела удостовериться, что ошибки при утверждении Башковой опекуном допущено не было. По итогам обследования появился акт, в котором сказано, что Башкова сделала качественный ремонт в квартире подопечной, после чего обставила ее мебелью б/у в хорошем состоянии – теперь инвалид спит сладким сном на добротном диване. В квартире установлены счетчики, долгов нет,

Людмила также уладила бюрократические проволочки с занесением квартиры Элисы в Земельную книгу, позаботилась о медицинском страховом полисе, скомплектовала гардероб на все времена года, наконец, кормит ее три раза в день…

В заключении акта – высшая оценка опекуну: работает образцово, побольше бы нам таких помощников!

Кстати, Башкова за свои труды, как и все рижские опекуны, получает всего 20 латов в месяц. Такая сумма утверждена правилами Рижской думы. Конечно, символическое вознаграждение, но в других городах его не имеют вовсе. Пенсия Элисы, как и у большинства пенсионеров, всего 66 латов. Так что вряд ли когда-нибудь удастся Людмиле из них выкроить «премию» за ту самую «образцовую работу». Скорее и впредь ей придется докладывать из своего кармана, чтобы старушка ни в чем не знала горя…

И относительно присвоения квартиры тоже все не так просто.

- Мы не можем обязать опекунов взять на свое иждивение подопечных, – сказала начальник опекунского отдела столичного Сиротского суда Инесе Эргле. – И если у кого-то из них, в том числе у Башковой, не будет хватать средств на решение проблем подопечных, они вправе затеять в нашем суде процесс по отчуждению движимого и недвижимого имущества подопечного, если таковое имеется. Любое такое ходатайство мы очень пристально изучаем и не спешим давать согласие на продажу квартиры. Советуем – лучше сдать ее внаем и заработать деньги таким образом. Но если все-таки санкционируем отчуждение, то потом контролируем, чтобы выручка поступила на банковский счет подопечного. И за каждый сантим, с него снятый, опекун обязан перед нами отчитаться.

Председатель жильцам не товарищ


Татьяна Гвоздь, живет в квартире этажом ниже:

- Людмила рождена для того, чтобы помогать другим. Мы все в доме не могли нарадоваться, как она ухаживает за своими родителями. Недавно они один за другим покинули эту землю. Своей семьи у Людмилы нет. А энергия из нее бьет ключом. Может теперь всю себя отдавать Элисе. Инвалиду-соседке несказанно повезло, что рядом оказался такой человек…

Супруги Анатолий и Елена Юзефович, живут на одной лестничной клетке с Людмилой и Элисой:

- Лучшего опекуна не найти. Мы десять лет боялись пожара, поскольку для освещения квартиры Элиса жгла свечи. Теперь все это позади. Людмила помогла всем нам в доме обрести спокойствие…

Зинаида Эриксон, бывшая коллега Друвы по кооперативу, живет рядом:

- Друва никогда не принимала участия в судьбе Элисы, хотя о ее проблемах со здоровьем была наслышана не менее Людмилы. Она ведь тоже ближайшая соседка по дому опекуна и ее подопечной… Подоплека разборок с Башковой? И волокита с трехсторонним договором, и попытка аннулировать статус опекуна, и оговоры – это размахивание после драки кулаками, когда стало ясно, что квартира Элисы в надежных руках. На наших глазах кооператив под руководством Друвы уже немало стариков выселил за долги. Тогда как им достаточно было подсказать, как упорядочить взаиморасчеты, последовав тому же примеру Башковой…

В законе кооперативы не случайно названы товариществами. То есть все проживающие под его крышей должны быть товарищами друг другу. Но в «Золитуде» царит иная атмосфера. И как тут возразить народной мудрости о том, что рыба гниет с головы…

03.06.2005, 07:56

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий