Инструмент свободы

В начале недели вМВД, как уже сообщал «Час», собрался общественно-консультативный совет. Глава ведомства Эрик Екабсонс хотел узнать мнение политиков, правозащитников, журналистов о разработанных поправках к закону особраниях, шествиях и пикетах. Большинство высказалось за ужесточение закона.


В него хочет превратить для себя полиция закон о митингах


Зачем дополнять закон?


На этот вопрос во вступительной речи дал ответ Эрик Екабсонс.

Во-первых, общество радикализируется. Если с 2000 по 2004 год возбуждалось по одному уголовному делу по статье о разжигании национальной розни, то в этом году их уже шесть.

Во-вторых, появились радикально и экстремистски настроенные группы, которые ждут 16 марта как своего рода вручения «Оскара». Пользуясь тем, что в этот день в Латвию приезжают журналисты из разных стран, они пытаются на весь мир сказать: «Смотрите, это страна, где притесняют антифашистов и поддерживают возрождение нацизма!»

Государство не может позволить радикалам таким образом использовать важные для страны даты, поскольку это ведет к искажению точки зрения мировой общественности на уровень демократии в Латвии. Это в-третьих.

Чтобы можно было эффективно пресекать экстремистские и антигосударственные вылазки, и нужны поправки. При этом, сказал министр, полиция не собирается закручивать гайки. Просто она предлагает сделать инструмент борьбы с экстремистами – а это закон – более эффективным.

Закон ужесточить


Первыми взяли слово противники поправок. Но они были в меньшинстве. Поэтому дадим сначала слово большинству.

Ивар Годманис, председатель объединения «Латвийский путь»:

- Поддерживаю предложение МВД о том, что в один день акции не могут проходить ближе чем в 200 метрах друг от друга, а также предложение запретить митинги и пикеты в праздничные дни, если их цель не соответствует символической или исторической сути праздника. В законе должен быть и пункт, вообще запрещающий в один день проводить мероприятия противоположной направленности. Вспомним 1989год, когда до кровопролития у памятника Свободы оставался всего шаг. Нечто похожее случилось и в этом году 4 мая. Конечно, можно закрыть глаза и дать один раз выяснить на кулаках, кто сильнее. Но задача государства не допустить кровопролития.

Андрей Пантелеев, консультант парламентской комиссии по национальной безопасности:

- Не надо смотреть только на букву этих поправок, надо понять их дух. Они направлены на то, чтобы гарантировать общественную безопасность. Когда мы боролись за независимость, ни ДННЛ, ни Народному фронту и в голову не приходило устраивать какие-то акции у памятника Ленину. Мы считали, что у Интерфронта есть свое место, а у нас – свое. Если сейчас оппозиционеры эту хорошую традицию соблюдать не хотят – значит, необходим более жесткий закон.

Андрис Гринбергс, заместитель исполнительного директора Риги:

- Дума вскоре сможет предложить к этим поправкам правила об особой зоне памятника Свободы. Разработать их поручил еще Верховный Совет в 1993 году. Сейчас, когда в них возникла необходимость, они закончены.

С поправками согласились и глава Общества юристов Латвии Айварс Боровков, и комментатор «Неаткариги» Сандис Точс, и председатель совета редакции газеты «Латвияс авизе» Волдемарс Крустиньш.

А если обратятся в суд?


Возразить против поправок пытались только трое.

Олаф Бруверс, директор Бюро по правам человека:

- Всегда будут люди, которым что-то не нравится. Запрещая акции, цель которых не отвечает символике и исторической сути праздника или памятного дня, мы ограничиваем их права. Этот пункт поправок сформулирован слишком широко. К тому же если мы хотим соблюдать права человека, мы не должны нарушать принцип соразмерности, что в данном случае имеет место. Если поправки будут приняты, они смогут быть обжалованы в суде по правам человека.

Илзе Брандс-Кехре, директор Центра прав человека и этнических исследований:

- Закон предлагается дополнить словами о том, что участники акции не должны мешать миролюбивому течению мероприятия. Это очень широкое понятие, оно может трактоваться как угодно. Кто-то может посчитать, что миролюбивому течению мешают, например, выкрикиваемые лозунги.

«Час»: – Несколько лет назад 9 мая Дайнис Иванс сел с удочкой у пруда, что у памятника воинам-освободителям. Эта индивидуальная акция мешала миролюбивому течению мероприятия или не мешала?

Этот вопрос заставил участников дискуссии перешептываться, и только после призыва министра говорить вслух Айварс Боровков сказал:

- Конечно, толпа мешает рыбачить.

- А если два человека пришли в одинаковых костюмах – это просто совпадение или уже пикет? – спросил «Час».

На что Андрис Гринбергс отреагировал так:

- Это не костюмы! Это форма!

- Как можно запрещать человеку быть руководителем акции, если он был подвергнут административному наказанию за нарушение правил организации и проведения акции? Это все равно что отобрать у водителя права только за то, что он ехал с непристегнутым ремнем безопасности! – продолжал «Час».

- Ну там же сказано – за нарушение правил организации и проведения акции, – сказала представительница МВД. – Ведь права отбирают не за каждое нарушение.

Тут хотелось сказать: да, не за каждое. А за очень конкретное. В разделе закона о собраниях, шествиях и пикетах только в статье 18-й четыре части. В статье 20-й – три. Речь в них идет и о том, когда можно начинать митинг, и о том, что руководитель мероприятия должен иметь при себе разрешение на его проведение, и о свободном выборе языка. Чтобы тебя навсегда поразили в правах – лишили возможности быть организатором акции, надо нарушить все статьи и их части сразу или достаточно только одну? Поправки не дают ответа на этот вопрос. Зато если они будут провозглашены в предлагаемом виде, то позволят наказанным сегодня депутатам принимать законы, по которым нам жить, но зато запретят организовывать им митинги в поддержку карасей.

Но это еще цветочки. Ягодки, пожалуй, в том, о чем вообще не говорилось на дискуссии.

В режиме умолчания


А не говорилось, на мой взгляд, о главном – об ответственности власти за принимаемые решения. Поправки к закону появились после событий 16 марта и 4 мая у памятника Свободы. Можно ли их было предотвратить? Да, поскольку они есть следствие решения одного человека.

В 2003 году дума дала разрешение на проведение шествия 16 марта, однако позже под давлением госструктур, опасавшихся неблагоприятного резонанса, забрала разрешение обратно. Шествие таки состоялось.

В прошлом году в разрешении было отказано. «Клуб 415» подал в суд и выиграл дело. В этом году «Клуб» получил разрешение сразу – выборы же на носу! Да и судиться не хочется, что и возмутило тех, кто к 16 марта относится так же, как другая часть населения – к 17 июня.

Премьер тогда заявил, что разрешение выдано без консультации с правоохранительными органами и что оно будет оценено. А еще он сказал, что «никого мы арестовывать не собираемся»…

Наивно полагать, что об ответственности власти элементарно забыли. Отнюдь, просто власть у нас вне подозрений. Виноваты же организации, устраивающие пикеты, и именно их надо привлекать к ответственности – такая мысль, кстати, прозвучала на совете. Отчего сложилось впечатление, что наши политики серьезно страдают синдромом победителей, полагая, что им все можно, особенно сейчас, когда страна в НАТО И ЕС.

Вероятно, если бы Айварс Боровков, предложивший посчитать, сколько стоит обеспечение безопасности митинга, и взыскать деньги за работу полиции с его организаторов, не пояснил, что это шутка, идею могли бы начать обсуждать всерьез. По крайней мере в воздухе повисла тишина и лица стали сосредоточенными. И не похоже, чтобы кто-то подумал, что полиция получает деньги из госбюджета, который налогами наполняют в том числе и митингующие.

Как никто до сих пор не подумал о том, что день 4 мая мог бы стать большим праздником для всех жителей Латвии. Но сегодня часть их приходит к памятнику не с букетами роз, а с цветами с траурными ленточками. Причины этого известны, и кто их породил – тоже. Тем же, кто не считает, что 4 мая действительно мог бы стать общим праздником, можно предложить вспомнить далекий референдум о независимости Латвии, процент проголосовавших на нем и процент латышей в населении. Разве не убеждают эти цифры, что свободу Латвии, вопреки ожиданиям некоторых московских товарищей, принесли и русские голоса? И совсем не исключено, что именно такие итоги того референдума до сих пор аукаются Латвии.

Но подумать обо все этом желания сегодня нет. Есть желание подкрутить гайки. И роль «слесаря» взяли на себя «священники». Они уже предложили ужесточить: а) наказания за нарушение Правил дорожного движения, б) закон об азартных играх, в) закон о радио и телевидении, г) закон о митингах.

Неужели в демократическом обществе нет других способов отрегулировать отношения, кроме как развесив таблички «По газонам не ходить»? И, что печально, делается все это на 16-м году независимости, когда государство, казалось бы, окрепло и потому бояться ему больше нечего. Или не окрепло, а, наоборот, лишившись некогда объединявшей и русскоязычных, и латышей идеи – борьбы за свободу, начало хиреть и оттого схватилось за спасительные запреты. Спасительные только на первый взгляд.

Закручивают гайки…


Вчера Сейм передал для дальнейшего рассмотрения в комиссии разработанные объединением ТБ/ДННЛ поправки к Криминальному закону, предусматривающие уголовную ответственность за повторное необеспечение общественного порядка на общественных мероприятиях.

Если организатор мероприятия в течение года повторно совершает нарушение, то его можно наказать лишением свободы на срок до двух лет. Также он может быть направлен на принудительные работы или оштрафован на сумму в 40 минимальных зарплат.

Как подчеркнул председатель фракции ТБ/ДННЛ Марис Гринблатс, 4 мая различные ультра мешали проведению мероприятий возле памятника Свободы, а уголовная ответственность заставит некоторых одуматься.

03.06.2005, 07:42

chas-daily.com


Написать комментарий