Первый латвийский журналист-«террорист»

В 1995 году латвийские газеты много писали о первом обнаруженном в стране террористе. Власти тогда говорили, что он, для того чтобы освободиться, взял в заложники полицейского чина. Сегодня «латвийский террорист № 1» живет в России. И с ужасом вспоминает те события.


Владимир Смирнов, редактор лиепайской газеты «Телескоп», считает, что уже 10 лет назад его преследовали по политическим мотивам


«Все будто вчера происходило»


- Владимир, как же так случилось, что вас признали первым террористом? Чем же вы провинились?

- Я был первым, кто призывал жителей Латвии принимать российское гражданство, возил их за свой счет в Москву на защиту «Белого дома» в 1993 году, на демонстрации ельцинской оппозиции, провел в Лиепае первый съезд Ассоциации российских граждан Латвии. Обо всем этом неоднократно писала «Молодежка» («СМ»).

- И что же произошло 10 лет назад?

- Для меня время как будто остановилось. Все будто вчера происходило. Меня хотели сломать, поселить во мне страх, а вызвали лютую ненависть.

Летом 1995-го в 10 часов вечера ко мне домой пришли полицейские. Они были в штатском, и от них разило перегаром. Встретив на лестнице жену, они потребовали у нее ключи от квартиры, потом стали выкручивать руки, пристегнули наручниками к перилам. Она закричала. Услышав ее крик, я, как любой нормальный мужчина, схватил топор и выскочил на лестничную площадку, не зная, кто там и сколько их. Тут я услышал, как щелкнул затвор оружия, и увидел, как полицейские разбежались – кто вверх, кто вниз. Я закричал, чтобы они освободили жену. В ответ раздалось: «Сдавайся, тогда освободим». То есть, получается, заложницу взяли. Тогда я заорал, что если они не освободят жену, то я взорву дом. Видно, получилось убедительно. Спросили, что у меня есть. Говорю, автомат и гранаты. Тогда они сверху к ногам жены бросили ключи от наручников. Она сама себя отомкнула.

Я потом долго не мог поверить, что это полиция – ведь я не совершал никаких преступлений, не прятался, не находился в розыске. Я был издателем газеты, которая писала о проблемах русских в Латвии, об Ассоциации российских граждан, что вызывало недовольство властей. Позже я пришел к выводу, что это была элементарная провокация, в результате которой меня могли убить, а потом свалить на мертвого все грехи.

- И как в тот злополучный вечер развивались события дальше?

- На счастье моим соседом был начальник полиции безопасности города Язеп Кудлис. Он согласился сыграть роль заложника и вывести меня из уже оцепленного дома. Самое интересное, что я соглашался сдаться, если мне будет гарантирована безопасность и будут наказаны те, кто глумился над моей женой. Но никто таких гарантий не давал, что убеждало в том, что живой я им не нужен. Когда мы в два часа ночи собирались выйти из квартиры, раздался телефонный звонок и Кудлису сказали, что при выходе на улицу он должен сразу упасть на землю. Но он отказался, сказав, что у меня в руке граната с выдернутой чекой. Так я уехал.

- А где сейчас Язеп Кудлис?

- Он был вынужден бежать из Латвии и сейчас живет в России. А пока я был в бегах четыре месяца, при обыске ограбили мою квартиру, разгромили редакцию, мой валютный пункт. Я даже из тюрьмы пытался добиться справедливости. Куда там! Поначалу думал, что все произошедшее со мной – инициатива лиепайских органов. Потом понял, что это шло с самого верха. Меня же, гражданина России, тогда осудили на три года за сопротивление полиции. Но Рига могла бы разобраться. Однако этого не произошло. Значит, заказ был оттуда.

- А как вы оказались в России?

- Сначала подал апелляцию на решение суда. Однако пересмотр дела все время откладывался из-за неявки полицейских. Поняв, что так будет продолжаться все время, тем более что в тюрьме меня жестко прессовали, написал заявление в Генпрокуратуру России. Меня довезли до границы, передали российскому конвою, и я оказался в Псковской тюрьме. Через два месяца я вышел – ни кола, ни двора. Повезло, встретил нормальных людей, поработал в псковских газетах, в 1999-м перебрался в Москву, занялся журналистикой.

«Мне все равно, кто человек по национальности»


- Вы много ездите по России. Не страшно жить в этой стране?

- Мне в Латвии жить было страшнее. Россию хоронят не одно столетие. И сейчас предпринимается очередная попытка. Но «доброжелатели» не понимают, что развалить Россию – по сути срубить сук, на котором они сами сидят. Россия для мира имеет такое же значение, как Южный и Северный полюса, и без этой страны он будет обречен. Но Россию никогда никому не одолеть. В несчастном Ираке объединенные силы коалиции не могут сломить сопротивление второй год. Что уж говорить про Россию, если никто еще не повторил подвиг ленинградцев в Великой Отечественной войне. Так что пусть недруги не тешат себя иллюзиями, что, даже объединившись, можно завоевать Россию. Нынешний президент Польши Александр Квасьневский сказал: «Мы, поляки, и вы, русские, – славяне. Но между нами есть большое различие: мы бьемся до первой крови, вы – до последней».

- Почему во многих бывших республиках СССР такое отношение к России и русским?

- Лично мне все равно, кто человек по национальности. Что касается гонения на русских – то это делается недалекими политиками национальных элит. Благодаря такому грязному приему можно прослыть защитником национальных интересов. Хотя на самом деле интерес один – быть у кормушки при любой власти.

- Сегодня власти Латвии делают все, чтобы русские забыли свой язык.

- Это преступление без срока давности. Однако когда смотрю по телевизору демонстрации школьников в Латвии, то удивляюсь – а где их родители? Почему они отсиживаются? Что может быть дороже детей? Когда их лишают возможности учиться на родном языке, то это последняя черта, за которую отступать нельзя.

- А как из России видится – возможна ли в Латвии «оранжевая революция»?

- Быстрее, чем в России. Ведь Россия – это океан, а он способен очищаться. А Латвия – это пруд. Пруды же очень быстро превращаются в болото.

Я только одного очень не хочу – чтобы русские ненавидели латышей. Лично у меня к латышам, среди которых немало добрых друзей, самое хорошее отношение и поныне.

Кстати, наручники на мою жену надевали русские полицейские, а в одиночную камеру тайком мне передавал бутерброды латыш.

Досье


Владимир Смирнов родился в 1955 г. в Новом Афоне в Абхазии. Через два года семья переехала в Лиепаю, где жил брат отца. После окончания школы служил в армии. Потом поездил по всему Союзу. Работал грузчиком, сплавщиком леса, журналистом. Один из основателей Ассоциации российских граждан Латвии (апрель 1992 г.). Выпускал в Лиепае газету «Телескоп». Уверен, что был осужден в Латвии по политическим мотивам. Окончил Высшие литературные курсы при Литинституте им. Горького в Москве. Член Союза писателей России. Автор сборника статей «В чьи сети попадет Россия» и книги «Государство зэков».

25.05.2005, 07:55

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий