КУДА ВЕДУТ благие намерения…

Наши взрослые идеи иной раз кажутся столь огромными и существенными, что все вокруг меркнет по сравнению с ними. Жаль, что иногда от этого могут пострадать дети.

В редакцию зашла интеллигентного вида женщина, за руку она вела очаровательную девчушку лет девяти. На первый взгляд казалось, что никаких особых проблем у них нет. Но оказалось, что это одна видимость. Девочка со звучным именем Зоряна с 17 февраля не посещает школу. Бывает такое – обрушится болезнь и становится не до учебы, лишь бы ребенок выздоровел. Но Зоряна совершенно не выглядела болезненной – на нее было любо-дорого смотреть. Хорошо одетая, веселая, аккуратная и очень симпатичная девочка чувствовала себя в редакции непринужденно и даже тихонько напевала. В чем же дело? Оказывается, мама решила, что для дочурки лучше подойдет домашняя форма обучения. Причем обучать ее будет она сама. Она обратилась с письменными заявлениями во многие инстанции: «В соответствии с Законом об образовании, мы выбрали форму обучения – в семье – для дочери-ученицы 2-го класса, так как считаем ее наиболее приемлемой для ребенка, учитывая такие факторы как видеокамеры наблюдения в туалете, вынужденное обращение к общепиту и т.д.» Обращалась она и к директору школы, к инспекторам Управления образования, к Янису Дукшинскису, но понимания не нашла. Как она объяснила, ей отказали из-за «отсутствия подобной практики обучения в нашем городе и недоверия к ней по поводу возможности качественного обучения дочери».

НЕЛЬЗЯ ЗАКУТЫВАТЬ В ВАТУ
27 апреля состоялось заседание Сиротского суда. Были зачитаны акты обследования жилищных условий семьи, сведения о состоянии здоровья девочки, характеристика от соседей и пояснения от старшего брата Зоряны. Все нормально, все в порядке. Но в школу Зоряна не ходит. Мама пыталась объяснить это заботой о ребенке. Она убеждала присутствовавших, что Зоряне тяжело и непривычно в школе. Домой она возвращается унылая, даже петь перестала, хотя всегда была певуньей.
Психолог школы в очень доброжелательной форме пыталась вразумить мать. Девочка – неординарная и творчески одаренная личность. В классе она была одной из лучших учениц. В концертах ей аплодировали больше, чем остальным. Отношения с ребятами – лучше не бывает. То, что она перестала петь – не причина, чтобы забирать Зоряну из школы. Девочка столкнулась с проблемами, задумалась над ними, а когда все разрешилось – снова повеселела. Если же ее закутать в вату и оградить от жизненных трудностей, то в более зрелом возрасте ей придется ой как тяжело. Конечно, дома Зоряна живет в атмосфере искренней материнской любви. Но ведь чужие люди нас любить не обязаны. Выйдет девочка за дверь – и все проблемы разом рухнут на ее плечи – немудрено и сломаться. Представительница Центра соцпомощи поинтересовалась, как повлияла школа на старшего брата Зоряны, ведь у него не было домашнего обучения. Ответ был, что не с чем и не с кем сравнивать. Но парень был замкнутым, друзей не имел и повеселел только с рождением сестрички.
ОТЕЦ ПРОТИВ
Точка зрения отца Зоряны, который живет отдельно и лишь косвенно участвует в воспитании дочки, была очень жесткой. От него в Сиротский суд поступило заявление с просьбой помочь вернуть девочку в школу. Отец уверял, что любит дочь со дня ее рождения и старается ежедневно с ней встречаться. Его обращение в суд продиктовано только заботой о дочери. Все было нормально, пока мать не увлеклась религиозной сектой. Еле-еле ей удалось развязаться с сектантами, которых заботила только материальная выгода. Посещала бы она православную церковь – все было бы по-другому. Отца возмущал тот факт, что Зоряна с ведома матери пропускала школу приблизительно раз в неделю. Причина – просыпали занятия вместе. Тогда он стал звонить по телефону и будить их. Однако помогало мало.
Потом появились какие-то барды. Мать пропадала с ними целыми днями, оставляя Зоряну одну. Он пытался передавать девочке через окошко йогурты, сырочки, сладости. Мама девочки, если находила их, то выкидывала. Считала, что есть можно только то, что выросло на огороде. Особенно возмутил отца тот факт, что мать с дочкой в Риге в каком-то привокзальном подземном переходе пели вместе с этими бардами, а прохожие бросали милостыню. Но когда она забрала Зоряну из школы, отец решил, что ждать больше нельзя, и обратился в Сиротский суд. Сгоряча написал заявление о лишении женщины родительских прав, но потом забрал его. То, что мать обожает свою дочь – сомнений не вызывает. Она не выпивает, дурным привычкам не подвержена. Но вот в вопросе обучения у них непреодолимые противоречия. Он категорически не согласен с домашним обучением. Более того, уверен, что никакого обучения нет, а есть лень и нега. Его заключительные слова: «Это не обучение, а чушь собачья!»
БЕЗ ШКОЛЫ НЕЛЬЗЯ
Классный руководитель девочки заявила, что ребенка насильно вырвали из школьной среды, куда она стремилась всей душой. Теперь отличницу придется оставлять на второй год. А зачем? Ведь она вполне может справиться с программой. Проблем в отношениях с учительницей и одноклассниками нет никаких. Более того, она скучает по школьным друзьям. Да и они тянутся к Зоряне. Конечно, сейчас девочка разленилась, разбаловалась. Школьная дисциплина кажется Зоряне излишне обременительной. Куда как веселей спать до полудня, гулять сколько вздумается и ощущать только ласку и любовь матери, безо всяких отрицательных эмоций. Когда же попросили показать результаты домашних занятий, оказалось, что предъявлять-то почти и нечего. По русскому языку с 17 февраля до 27 апреля она сделала только три упражнения, а по математике – два. Комбинированную контрольную работу Зоряна вообще отказалась писать. А что будет, когда придется учиться на государственном языке? Учительница пообещала сделать все возможное для того, чтобы Зоряна смогла наверстать упущенное и ей не пришлось бы оставаться на второй год. Она высказала сомнения в том, что мама сможет дать девочке полноценные знания.
ВЕРДИКТ
Выслушав все стороны и оценив обстоятельства дела, председатель Сиротского суда  Лигита Стразда вынесла решение, согласно которому Зоряна должна посещать школу. В противном случае отец вполне может подавать в суд заявление о переезде Зоряны к нему. Основание имеется – необходимость полноценного обучения дочки, которое может быть обеспечено только в школе.
Аргументы специалистов не убедили мать. Она сразу же заявила, что переведет дочку в другую школу, чем вызвала всеобщее недоумение. Ведь у дочки нет конфликтов с одноклассниками и учительницей – напротив, отношения очень добрые и приязненные. Ей будет тяжело оторваться от знакомого коллектива.
До последнего времени девочка так и не вернулась в школу. Что будет с Зоряной? Ведь чьи бы амбиции ни ставились во главу угла, главное – интересы девочки. В этой истории точка пока не поставлена.

24.05.2005, 08:57

Наталья АСТРАТОВА


Написать комментарий