«Меняю хозяйский дом на социальный»

В страхе оказаться на улице в хозяйских домах живут тысячи людей. Особенно тяжело пенсионерам - им надеяться не на что, заработать на жилье они уже никогда не смогут.


«Топором по голове»


Трудно пожилым людям смириться с реальностью. Им бы в свои годы на скамеечке сидеть или с правнуками по парку гулять, а приходится думать о том, хватит ли на хлеб насущный после платы за хозяйскую квартиру. Поэтому слова «хозяин» и «управляющий» доводят их до сердечного приступа.

О такой неуверенности в своих правах и завтрашнем дне под крышей написали письмо в «Час» супруги Мерголды, пенсионеры. Что добавишь к их искренним словам? Их история характерна для тех, кто всю жизнь честно трудился, а в итоге получил дорогое жилье в хозяйском доме и унизительную пенсию:

«Живу с супругой на улице Маскавас, 73. Это старый 5-этажный дом. В 1948 году мои родители получили здесь 3-комнатную квартиру. После смерти отца и матери договор на квартиросъемщика был оформлен на мое имя. Это было в 1981 году. Договор бессрочный.

В Австралии нашлась наследница этого дома – Катрина Лиекниня. Управляющей стала госпожа Дзинтра Лиекниня, проживающая в Юрмале. Мне для соцобеспечения требовалась справка 22ж, но она категорически отказывалась их давать, пока мы не подпишем новый договор. Пришлось подписать.

3-комнатная квартира нам стала не по карману, и она предложила освободившуюся 2-комнатную в этом же доме и выдала договор о найме на 5 лет, сказала, что бессрочные договоры сейчас домовладельцы не выдают. В 2001 году 15 июля был оформлен следующий договор до 31 июля 2005 с правом продления».

Далее Эдуард Мерголд рассказывает, как менялись управляющие. Дело обычное, но для людей пожилых это новые неясности, очередные сомнения. Менялись и банки, куда надо было перечислять квартплату, причем немалую. А вдруг деньги не дойдут до хозяина, еще такую же сумму мы не найдем, а что тогда делать – ведь выселят за неуплату. О многом супруги думали…

После последних изменений в марте 2005-го жильцы начали платить по 60 сантимов за квадратный метр, а 28 апреля почтальон вручил супругам письмо под расписку, в котором всего две строчки, которые, по словам автора письма, бьют как топором по голове: «Напоминаю: 15 июля заканчивается договор найма, пожалуйста, освободите квартиру с 1 августа».

«А ведь в разговоре с нами управляющий не назвал ни одной причины, по которой он принял это решение, кроме одной – что договор истек. Мы его просили, чтобы он продлил нам договор, что мы живем здесь уже 57 лет. От этого униженного состояния супруге стало плохо, она начала плакать. Нам абсолютно некуда идти.

Тогда он сказал своему управляющему Марцису Страутиньшу, чтобы нам продлили договор, но только до 31 декабря. После этого еще требовал гарантию, что мы уйдем. Я ему отдал справку, что мы стоим на очереди на социальную жилплощадь, но не знаем, когда дадут. Мы пытались встать на очередь еще в 2002 году, но нам тогда отказали».

На старости лет Эдуард и Любовь Мерголды мечтают о социальном доме. Это выход для малоимущих пенсионеров, но представьте – всю жизнь прожить на одном месте, а на старости лет идти в казенное жилье. Но выбора у них нет.

«Почти все деньги уходят на квартиру – зимой больше 80 латов, а общий доход из двух пенсий – 136 латов, социальную помощь мы не получаем.

Работать мы не можем. Оба хронически больны. У меня аритмия; по лестнице поднимаюсь, отдыхая на каждой площадке. Позвоночник больной, закостенел, не могу гнуться и поднимать более 4 кг, обливаюсь потом. У жены опущена почка, постоянные сердечные недомогания. Все время приходится принимать обезболивающие лекарства».

Как пишут супруги, после уведомления жизнь их превратилась в кошмар.

- Мы лишились сна и покоя. И все время ощущаем свое полное бесправие и беззащитность перед «хозяином».

«Жизнь прожили честно»


С 1960 года Любовь и Эдуард вместе, как говорят, в радости и в горе, в последние годы, правда, больше в горе.

- Я жила на Украине, а Эдуард там служил в армии, – рассказывает Любовь Федоровна. – Там познакомились, и привез он меня к себе.

Оба честно работали всю жизнь. Любовь – на фабрике «Аусма», которая производила пластмассовые изделия, на вредном участке – «термопласте». В 50 лет из-за вредности производства раньше ушла на пенсию и вот теперь все болеет. Молоко раньше за вредность зря не давали… Эдуард Давидович 43 года отработал инженером-технологом на Рижском дизельном заводе, ушел, когда завод закрылся.

И дети сейчас не всегда помощники, у самих проблем полно.

Правда есть


Сколько людей, молодых и старых, точно с такой же проблемой приходили в «Час», и в основном их беды происходили от незнания законов, неинформированности. Мы попросили юриста Владимира Васильева разъяснить, как быть, если получаешь предупреждение со словами – такого-то числа освободить квартиру.

- Надо смотреть договор, – говорит Владимир Васильев. – Даже если жильцы после бессрочного заключили новый договор, он может быть продлен, если там есть строчка «с правом продления». В таком случае жильцы должны написать домовладельцу предупреждение: «Прошу продлить договор на 5 лет», например. Хозяин не имеет права выставить людей на улицу просто так. Если его не устраивает предложение жильцов, он может в судебном порядке урегулировать дела с ними.

«Час» обратился с вопросом, действительно ли домовладелец собирается выселить супругов Мерголд на улицу, к главе фирмы Namu saimnieks, управляющей домом, Халфорсу Крастсу.

- Я действую в рамках закона, – сообщил управляющий. – У жильцов заканчивается договор, я их об этом предупреждаю. Люди не всегда понимают, что существует такой порядок. Они тоже вправе действовать согласно закону – просить о продлении договора о найме, – и тогда мы будем согласовывать наши действия.

Г-н Крастс заверил, что у него нет намерений выселить пенсионеров Мерголдов на улицу. Но какого труда, нервов и здоровья требует защита своих прав от простого человека. Да еще неизвестно, чем все это кончится…

24.05.2005, 07:50

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий