Там, где гуляли цари и герцоги

Вряд ли Эрнест Иоганн Бирон мог предположить, сколь необычно и непросто сложится судьба замка, который он задумал построить в приобретенном им в 1735 году имении немецких баронов Гротхусов на берегу речки Ислицы, в 10 верстах от Бауского орденского замка. Проектирование дворца он поручил самому молодому и модному на тот момент в России зодчему императорского двора итальянцу Франческо Растрелли.


Бирон пользовался столь высоким авторитетом у царицы Анны Иоанновны, что она освободила молодого архитектора от строительства Зимнего дворца в Петербурге. Но стройка в Рундале задержалась: бывший фаворит впал в немилость новой владычицы Елизаветы Петровны и был отправлен в ссылку. Строительство продолжилось 22 года спустя, когда взошедшая на престол Екатерина II вернула Бирону герцогский титул и Рундале вместе с незавершенным дворцом.

Герцог снова пригласил Растрелли, который усовершенствовал свой предыдущий проект: разобрал надвратную башню, возвел новые ворота с фигурами львов, которые и по сей день украшают парадный вход, перестроил конюшни, восстановил обветшалое здание. Завершив перестройку, усталый и постаревший зодчий оставил свою профессию. Таким образом, дворцовый ансамбль стал и первым самостоятельным творением гения, и его лебединой песней.

День рождения


День закладки дворца 24 мая 1736 года надолго остался в памяти окрестных обитателей: в нескольких сотнях шагов от снесенного по приказу Бирона замка баронов Гротхусов заложили фундамент для нового дворца. На церемонию пригласили местного пастора, который не только освятил новостройку, но и оставил бесценное описание процесса:

«…господин граф Растрелли в сопровождении большой толпы зрителей повел меня вглубь фундамента к тому месту, где находился закладной камень под дворцовую церковь, в углубление которого следовало положить серебряную дощечку… Мастер каменщиков дал его высокоблагородию и превосходительству камергеру фон Бутлару кельму, которой тот сделал крестное знамение, вложил дощечку в углубление и крышку закрепил известью. Потом… деревянным молотком трижды ударил по верхнему камню, и весь торжественный акт завершило прекрасно сочиненное и сердечное пожелание вечного благополучия дому высокородного рейхсграфа. Мастера были щедро одарены, а простым рабочим… было выдано несколько бочек крепких напитков для времяпрепровождения».

Замурованная пластина с выгравированным по рисунку Растрелли гербом и текстом посвящения находится в основании дворца и по сей день, и кто знает, может быть, она, как драгоценный талисман, хранила его без малого три века во все лихолетья. А день рождения замка с тех пор отмечают в теплый день – 24 мая.

Под музыку барокко


Это сейчас дома проектирует один архитектор, интерьер – другой, а дворы и парки – дизайнер-дендролог. А в старые времена все это делал один человек. Роскошный и витиеватый стиль барокко априори предполагал наличие столь же замысловатого регулярного французского парка.

Растрелли удалось создать сложный лабиринт из аллей, беседок и боскетов (огороженные зеленым забором участки, засаженные цветами или декоративным кустарником), идя по которым, не можешь избавиться от ощущения, что в одном из них спугнешь парочку в напудренных париках. Для чего, собственно, и создавались беседки и спрятанные от посторонних глаз боскеты.

Спроектированные Растрелли фонтаны никогда не работали, разве что в конце века летом на их месте устраивали бассейны. Рисунок радиальных аллей напоминает Версаль. Зодчий сам подбирал цветы для сложных композиций клумб, ему же принадлежит идея создания розария, который сейчас, спустя 250 лет, возрождают сотрудники замка. Предполагается восстановить все сорта, посаженные здесь первоначальными владельцами: Бироном, братьями Зубовыми, графом Шуваловым.

- В Европе есть цветочные фирмы, которые культивируют старые сорта роз, модифицируя и оздоровляя посадочный материал, – рассказала «Часу» заведующая отделам парка Майя Балоде, – благодаря чему они и сохранились. Серьезные розарии есть и в Латвии, есть и свои селекционеры, с которыми мы сейчас работаем. Информацию черпаем из Интернета, и небезуспешно. Нам сейчас присылают розы из Англии, Германии. Цены солидные, поэтому берем в основном по одному саженцу и сами их размножаем. Прошедшей зимой, в январе, первый раз прививали, в теплице. Здесь столько тонкостей: подготовить специальную почву, ухаживать, как за ребенком, соблюдая технологию. И все только ручками, никакой техники. Привои собирали с осени, ездили по всей Латвии. Зато сейчас такая веселая рассада получилась – все веточки торчат, как оленьи рожки!

Агроном показала на огромное пространство перед замком, пообещав, что скоро оно превратится в огромный розовый сад. Посаженные кустики впервые зацветут нынешним летом, но настоящее буйство красок и ароматов 20 тысяч кустов самых красивых в мире роз ожидается только через несколько лет, когда растения все будут посажены в грунт, приживутся и окрепнут. А пока почетным гостям Рундале и тем, кто что-то хорошее сделал для замка, предлагают посадить заранее приготовленные кустики. Этой чести удостоился и «Час».

Тюльпанная вакханалия


Если розы обещают радостное зрелище в будущем, то цветущими тюльпанами можно наслаждаться уже сейчас. В воскресенье в замке открылась выставка, на которой представлены больше 60 сортов, растущих в цветочных композициях дворцового сада, где они в причудливых орнаментах перемежаются с нарциссами, анютиными глазками, крокусами и декоративной зеленью, и на роскошных, полыхающих желтым и алым пламенем цветочных грядках боскетов.

Тюльпаны в Рундальском парке зацвели впервые. В прошлом году дворец посетил известный тюльпанный специалист из Голландии Яко ван Риссель. Он был сражен красотой замка и парка, уверял, что ничего подобного не видел, и прислал в подарок множество луковиц более чем 20 сортов тюльпанов.

- Латвийские селекционеры тоже не остались в стороне, – улыбается Майя Балоде, – присылали и сами привозили лучшие образцы цветов. В общей сложности нам подарили больше двух тысяч луковиц. Авторов самых крупных пожертвований мы вписали навечно на почетную металлическую плиту спонсоров дворца. А с господином Яко ван Рисселем мы продолжаем дружить. Этой осенью он обещал нам прислать свои новые сорта, причем, несмотря на дороговизну луковиц на мировом рынке, как и в первый раз, в дар. Он попросил также составить ему список сортов, которые мы бы хотели иметь в своей коллекции.

- А что станет с клумбами через две недели, когда отцветут тюльпаны и нарциссы, – поинтересовался «Час».

- Их место займут новые композиции из бегоний разных цветов, самшитовых газонов, олеандров и карликовых лавров с декоративно обработанной кроной.

Цветовод привела нас в теплицу, где уже стояли ящики с рассадой. Выяснилось, что роскошные букеты, круглый год украшающие Рундальский дворец, делаются из собственно выращенных цветов и кустарников.

Сейчас в парке восстановлены все деревья, которые должны здесь быть по замыслу Растрелли. Последнее обновление происходило в девяностые годы прошлого столетия, после того как часть деревьев пострадала от непогоды и болезней.

Продолжением парка, как и при Бироне, остается «охотничий парк». А вот место для пикников, устроенное на ближайших к лесу боскетах, – это уже явление самого последнего времени. Содержать огромный дворцовый и парковый ансамбль непросто и дорого. Сейчас в замке постоянно работают около 150 человек. Летом для ухода за парком нанимают 25 сезонных рабочих. Работы хватает всем, ведь сад занимает территорию в 10 гектаров, и каждый ее метр обихожен. Чтобы и дальше сохранить дворец в первозданном виде, помещения сдают разным организациям под концерты, свадьбы, конкурсы и юбилеи. А уютные, оборудованные всем необходимым (мангал, столы, скамейки) боскеты – под пикники. И все удовольствие – один лат с человека за час. Аренда зала, правда, подороже. Праздник в Белом зале под грапповскими амурчиками стоит 153 лата в час, в Мраморном – 118, а час веселья в Золотом зале обойдется в 177 латов.

Зато какое удовольствие!

24.05.2005, 07:50

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий