Французскую шароле уважают даже белорусские медведи

"Убегая от волка, нарвались на медведя", -- шутит хозяин "Яункални" Берзиньской волости Андрис Мизанс. В хозяйстве его отца когда-то было много дойных коров, но ухаживать за ними молодым Мизансам -- Андрису и его жене Гунте не хотелось, поэтому семь лет назад решили покинуть отчий дом и жить самостоятельно.

Андрис какое-то время работал на пилораме, а Гунта хозяйничала по дому
и воспитывала сына Мариса. Но получилось так, что скоро “обросли” сами
своим стадом, только на этот раз решили заниматься разведением крупного
рогатого скота мясных пород, и 4 года назад в Айзкраукле купили первые
6 коров французской породы шароле и быка. Понемногу поголовье в стаде
увеличивалось, и теперь в “Яункални” 42 коровы мясной породы.


Белые француженки шароле нетребовательны ни к еде, ни к условиям жизни.
В меню — сено и вода, коровы живут под открытым небом. У Мизансов даже
хорошего хлева нет, поэтому зимой стадо живет в полуразвалившихся
советских фермах, потому что этой породе нужна только крыша, к тому же
морозов они не бояться и холодные зимние дни они проводят, бродя по
сугробам. Зимой у коров густая шерсть, которая весной линяет. Этой
весной 8 марта коровы пришли в гости во двор, — рассказывает Гунта.


Андрис подготовил для них электропастух, сделал загон, в
другом смысле особых хлопот коровы не доставляют. Доить их не нужно,
потому что молоко они дают только своим телятам. К тому же в семье
Мизансов молоко никто не пьет. Хотя Гунта и освоила в Резекне профессию
переработчика молока и молочных продуктов, молоко она не употребляет.


Все происходит!


Таких коров разводят еще трое хозяев в Краславском районе. Недавно
крестьянин из Шкяуне от Мизансов купил телят, — их покупают и другие
соседи. Андрис пытался скрестить быка породы шароле с бурой коровой.
Телята выдались хорошими, только фирма “Малика плус” за проданных телят
деньги так и не заплатила, и, как рассказал хозяин, хозяева понесли
убытки — не менее, чем тысячу латов. К сожалению, других фирм, которые
закупали бы скот мясной породы живым весом, они не нашли, поэтому
рискнули сдать скот той же фирме второй раз, но на этот раз деньги
получили. За 8-месячную телку можно заработать около 300 латов. Самим
забивать скот и реализовать мясо невыгодно.


Если не будет больше неприятностей с реализацией скота, то, как считает
Андрис, перспектива есть, выращивать скот стоит. Конечно, не
обходится без проблем. Например, в прошлом году были большие потери
при рождении телят — сдохли 9 животных.


Без субсидий обойтись было бы невозможно: хозяева получают как
национальные субсидии, так и субсидии ЕС. Всего в “Яункални” 135
га земли, в этом году около 12 га будут засеяны кормовыми
культурами. Хозяева подали проект по переструктуризации своего
хозяйства и уже получили первые 1000 евро, за которые приобрели
шведский плуг. Планируют покупать косилку, весы для взвешивания скота
и прессовщик сена.


В прошлом году Андрис купил новый трактор МТЗ, но ожидаемые 50%,
которые покрывает государство так и не получил, поскольку в конце года
деньги закончились, и теперь хозяевам самим нужно рассчитаться за
технику. Но все же хозяйство понемногу развивается. Часть старого,
осевшего дома Андрис снес, и на этом месте уже заложен фундамент
новой двухэтажной пристройки.


Беглянки вернулись


Некоторое время назад коровы разыграли небольшую шутку. В
день взятия крови на анализ, от страха прорвав электрическую
загородку, часть коров убежала в соседние волости, а некоторые
через реку в Белоруссию. Коровы воды не боятся: как амфибии,
погрузились в воду и через какое-то время вынырнули на
другом берегу. Андрис, правда, пытался переплыть через реку и догнать
беглянок, но они убежали еще дальше. Оба с женой искали беглянок по
всей округе, люди давали разные советы, напоминали народные поверья:
даже нож об порог бросали, но в конце концов махнули рукой. Когда
хозяева подсчитали ущерб, коровы одной ночью вернулись. Своим громким
мычанием созвали домой и убежавших за границу телят.


В Берзиньской волости частыми гостями являются медведи из соседнего
государства, которые любят мед прямо из пчелиных ульев. Соседям на
пасеке косолапые гости наносят основательные разрушения, а к скоту
медведи не лезут, поскольку боятся коровьих рогов. Даже если хозяин
теленка обидит, он начинает мычать дурным голосом, призывая на помощь
мать, и тогда нужно брать ноги в руки, если не хочешь быть помятым.


Андрис — сам охотник, но охотиться на медведя никто не осмеливается,
поскольку слишком большая “премия”: за убитого медведя нужно платить
штраф в размере 3 000 латов. Зверей в округе мало, трофеями
Андрис похвастаться не может, поскольку ему на мушку попадаются главным
образом кабаны. Но и времени на охоту не остается, поскольку в
хозяйстве работы очень много.

20.05.2005, 08:03

Латгалес Лайкс


Написать комментарий