Осторожно, двери закрываются!

Скупой и недалекий платит дважды. Сегодня у города не хватает средств, чтобы содержать полупустую школу с классами для трудных подростков, а завтра придется раскошелиться на новые колонии и тюрьмы. Вы не боитесь, кунги, жить в обществе, которое строите?


Городские власти хотят выселить детей из рижской 44-й школы, а здание отдать… школьному департаменту Латгальского предместья. Никого не волнует судьба детей


Кто в тереме живет?


44-я – особая школа. Во-первых, смешанная, русско-латышская. Во-вторых, наряду с обычными общеобразовательными классами с середины 90-х здесь работают спецгруппы коррекции для неблагополучных детей. Впрочем, «детей» – это сказано громко. Иным ученикам 6-го класса восемнадцать, а то и двадцать лет.

Судя по вывеске, школа средняя, но фактически она уже несколько лет основная. Согласно плану департамента по образованию, делам молодежи и спорту Рижской думы (РД), в этом году 44-я должна была выпустить последние 12-е классы. Но, похоже, вместе с ними уйдут и все остальные. И хотя официальное решение думского образовательного комитета о расформировании школы до вчерашнего дня еще не было принято, на первом этаже помещения уже вовсю орудует ремонтная бригада – пилит, сверлит, долбит, причем не дожидаясь окончания уроков. Кто же так спешит навеки поселиться в этом райском уголке Кенгарагса прямо на берегу Даугавы? Оказывается, школьный департамент Латгальского предместья, Центр образования учителей и спортивная школа.

…О том, что 44-я школа подлежит закрытию, педагогический коллектив узнал совсем недавно и совершенно случайно из уст своего молодого директора Сергея Владимировича Аузиньша. Всполошились учителя, заволновались ученики и их родители. Даже более сдержанные от природы латышские мамы и папы бросились писать в управу и думу письма с просьбой не закрывать школу – читать их без комка в горле невозможно. Но чиновники наши народ привычный, их такой ерундой не прошибешь.

Нет детей – нет проблем…


- Сейчас у нас всего примерно 360 учеников, у четырех классов в этом году выпуск, останется 280 ребят, а школа рассчитана на 700- 800 учеников, – говорит опытнейший специалист по трудным детям, бывший директор 16-й средней школы, а ныне учитель 44-й Лариса Супей. – Конечно, это мало. Но давайте разберемся, почему. Не секрет, что мы имеем дело с последствиями «демографической ямы», которая пришлась на начало 90-х, и в подобной ситуации находится не только наша школа. Однако есть и другая причина: начиная с прошлого учебного года районная школьная управа не разрешает нам набирать детей. Это значит, что нас уже давно готовили на закрытие и для этого даже пошли на искусственное сокращение количества учеников.

Лариса Борисовна душой болеет за своих питомцев. Узнав о закрытии школы, она первая бросилась в думу, как могла объясняла, что делать этого ни в коем случае нельзя. Но ей показали письмо с проектом объединения 44-й и 57-й школ на базе последней. Там ясно сказано: трудных детей в городе скоро не будет, стало быть, классов коррекции больше не понадобится. Супей не поняла, переспросила: «А куда они денутся-то?»
<TABLE WIDTH=270 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20/n116_44_school_russian_yzh-07.jpg” WIDTH=250 BORDER=1 ALT="Photo">


Департамент считает, что все правильно.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Ну как, пояснили ей, нет таких классов – нет проблем, и учителям проще работать. Но Лариса Борисовна хорошо знает, что дети такие были, есть и будут. Более того, и в обычных общеобразовательных классах 44-й лишь 30- 40 процентов учеников более-менее успешные, все остальные по большому счету – кандидаты в коррекционные.

Интересно, что 57-я средняя школа, расположенная у въезда на мост Славу (Стахановский), стоит как раз на пути строительства будущего Южного моста, и очень возможно, что через пару-тройку лет старинное здание бывшей Кузнецовской фарфорки если не снесут, то как минимум уберут из него школу. Так что для учеников 44-й это, похоже, далеко не последнее великое переселение.

Подранки


- Никто не будет с нашими ребятами возиться так, как мы, – с горечью говорит Лариса Борисовна. – Это здесь они у нас все равны, а в другую школу придут и сразу станут изгоями. И через два дня их учеба закончится.

Знаете, какими они к нам впервые приходят? Во-первых, как правило, все переростки, во-вторых, как минимум два-три года до этого не учились. В-третьих, пьют, курят, колются, матерятся. Читают по слогам, памяти нет, сидят с расширенными зрачками. Первое время все стены школы были расписаны, бачки в туалетах сорваны. Многие приходили на урок с бутылкой водки вместо портфеля, садились, задрав ноги на стол, затягивались сигаретой, сплевывали на пол и начинали острить: «Ну что, учила, поговорим за жизнь?» Отчего ж не поговорить…

Через пару месяцев большинство из них уже учатся. За год они вместе с нами делают рывок и преодолевают два класса, сдают выпускные экзамены и получают аттестат об окончании основной школы. Случается, ученицы рожают. Но при этом не бросают школу.

…Как педагоги с таким контингентом работают – разговор отдельный. Замечу лишь: даже если в классе сидят всего пять учеников, учитель выходит после урока как из бани – с мокрой спиной.

Согласно приказу минобраза, в классах коррекции должно быть не более 15 детей: если сверх того, их делят на группы. Потому что с такими ребятами можно работать только индивидуально. Лишь в этом случае ощущается какая-то динамика. Здесь учителя на детей не орут – нет смысла: ведь они развернутся и снова уйдут на улицу. Приходится договариваться, вести беседы о смысле жизни – по часу-два, и так каждый день. Педагоги хорошо знают, что воспитание дается гораздо легче, чем перевоспитание. Уж слишком много требуется от них выдержки и душевных сил.

Приведу всего один пример. Однажды Лариса Борисовна шла по коридору и услышала отборный мат: новенький пацан на чем свет стоит крыл одноклассницу. Учительница подошла к нему и неожиданно для самой себя обняла его и начала гладить по непослушным вихрам:

- Ты же хороший, умный, красивый… Только зачем ты все это говоришь?

Парень вдруг горько разрыдался. Оказалось, его впервые в жизни обняли. В этом биографии у ребят из классов коррекции очень похожи. Родители пьющие, гулящие, а то их и вовсе нет. Ученики сами признаются учителям: «Я больше не могу жить дома, там все время пьют, скандалят, денег нет – хочу скорее стать самостоятельным и уйти от них». Так вот вам и карты в руки – получайте образование! Они понимают…

Требуется чуткость


На днях в 44-й прошло собрание учителей, родителей и учеников, куда пригласили руководство департамента образования и депутатов думы от «Нового центра» Игоря Пименова и Виктора Глухова. Встреча была эмоциональной. Педагоги говорили о том, что, несмотря на сложный контингент, в школе никогда не случалось драк на национальной почве – наоборот, ребята проводят совместные праздники, ладят и даже дружат между собой, знают язык друг друга.

- К сожалению, факт налицо: учеников становится все меньше, и здание используется нерационально, – пояснил идею оптимизации замдиректора департамента Гунтис Хелманис. – Нам важно сохранить детям возможность учиться, и эту возможность мы сохраним, просто в другой школе.
<TABLE WIDTH=270 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="RIGHT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20/n116_44_school_russian_yzh-15.jpg” WIDTH=250 BORDER=1 ALT="Photo">

Место раздора 44-я школа.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/20//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


- Надо добиваться, чтобы в стране не школы закрывались, а колонии, и мы готовы ради этого хоть всех неблагополучных детей к себе взять, мы умеем с ними работать! – воскликнула одна учительница.

- Было время, когда власти отстаивали проект классов коррекции на базе нашей школы, – заметила ее латышская коллега. – С тех пор общеобразовательные классы стали наполняться хуже, и мы пожертвовали ими – ради трудных детей. Мы не видели особого сочувствия и понимания. И вот результат – теперь и эти дети городу не нужны!

- В других школах говорят: мы возьмем лучших! А куда же пойдут наши? – буквально кричали родители.

- Я не согласен с господином Хелманисом в требованиях, которые выдвигает департамент к коррекционным классам, – взял слово депутат Игорь Пименов. – Посещаемость в 50 процентов для таких классов – это высокая посещаемость. Если они ходят в школу каждый второй-третий день – это уже победа. И даже если эти дети отправятся гурьбой вместе с учителями в другую школу, потери по дороге наверняка будут.

Я тут вижу другое: уж больно хорошее у вас помещение, великолепный вид из окна! В Риге еще не скоро будут строить новые школы – у самоуправлений на это денег нет. Закрыть легко, а вот получится ли открыть, когда исправится рождаемость? Думаю, было бы по-хозяйски сохранить здание именно как школу. Поэтому буду призывать своих коллег-депутатов еще раз хорошенько подумать, прежде чем вынести окончательное решение…

*

Игорь слово свое сдержал. На вчерашнем заседании думского комитета по образованию они вместе со своим однопартийцем Виктором Глуховым предлагали отложить решение хотя бы на год. Но силы были неравными, и комитет большинством голосов поддержал проект оптимизации двух школ Кенгарагса. С единственным дополнением: разрешить классам коррекции 44-й перейти в 57-ю в полном составе и со своими учителями. Впрочем, жирная точка в этой некрасивой истории будет поставлена 31 мая на заседании думы.

…Глупо взывать к морали власть имущих: чем выше к олимпу – тем реже встречаются такие устаревшие категории. Но, может быть, нашим жестким прагматикам стоит еще раз осмыслить факты и пересчитать цифры? В конце концов, в этом городе придется жить и их детям…

20.05.2005, 07:46

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий