Пускать ли гнев в школы? 1

Айвар Гарда, известный противник гомосексуализма: - Будь я министром образования или человеком, от которого зависит принятие законов, я бы настоял на том, чтобы гомосексуалисты не имели права работать с детьми


Решение суда считаю неверным и надеюсь, что школа продолжит судиться. Гомосексуализм — это грех, смертный грех, о котором сказано даже в Библии. А у нас, получается, его оправдывают, за него не наказывают.

Считаю гомосексуализм преступлением против человечества и вдвойне преступлением, если это связано с детьми. Дети очень доверчивы и открыты, и если взрослый, а тем более — учитель, будет говорить школьникам, что гомосексуализм — это норма, геи станут для молодежи примером для подражания. Ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы гей работал в школе!

Янис Страздиньш, председатель комиссии Сейма по образованию, культуре и науке:
- Во-первых, это вопрос этики. Считаю, что гею не место в школе. Во-вторых, вопрос демографической ситуации в нашей стране. В Латвии и без того низкая рождаемость и высокая смертность. И если среди молодежи пропагандировать гомосексуализм, ситуация станет вообще критической.

Если в нашу комиссию обратятся учителя с просьбой на законодательном уровне защитить их от присутствия гомосексуалистов в школе, мы поддержим это предложение. Как психиатр, я считаю, что гомосексуализм — отклонение, заболевание. И сегодня признают, что эта патология может быть не только врожденной, но и приобретенной, благодаря соблазнам. Учитель-гей — это двойной риск того, что ребенок примет патологию, как нечно нормальное.

Габриэл-Андрей Страутиньш, руководитель Молодежной организации геев и лесбиянок:
- Работодатель не имеет права интересоваться сексуальной ориентацией человека! Он должен смотреть в первую очередь на его профессионализм. Мы очень рады, что суд признал право Мариса Сантса работать в школе. Это первый случай в Латвии, когда гомосексуалист решил не замалчивать ущемление своих прав, а открыто за себя постоять. Очень, очень рад, что он выиграл дело, и могу сказать, что этот прецедент поможет и другим заявить о себе. Скоро начнется еще одно судебное разбирательство — гея не взяли на работу в гостиницу. Вообще таких случаев довольно много. Просто гомосексуалисты почему-то боялись жаловаться и говорить об этом. Жаловались друзьям, в Бюро по правам человека. Но чем нам могли помочь? Просто принять жалобу и ответить: “Да, ваши права нарушили”…

Марис Сантс, священник-гей:
— Я проделал большую работу, чтобы защитить не только свои права, но и права всех гомосексуалистов Латвии. Решением суда доволен. Ведь это первое подобное дело. Суд признал мою дискриминацию, и теперь люди, которых притесняли по половому признаку, с уверенностью пойдут в суд доказывать свою правоту. Руководство школы не имеет права ставить на второе место профессиональные качества учителя. Ведь в школе человек преподает предмет, а не пропагандирует свои личные интересы.

Завуч средней школы. По просьбе учебного заведения — анонимно:
- Наша школа чуть было не стала фигурировать в подобном судебном процессе. Два года назад на работу хотел устроиться молодой учитель, который насторожил директора своим поведением. Считаю, что наш директор просто молодец — не побоялся спросить у человека напрямую: “А вы не гомосексуалист?”

Учитель сказал, что он действительно гей. Директор тогда ответил, что этот человек может подавать на школу в суд, может жаловаться во все инстанции, но порог класса он не переступит. Думаю, что возьми директор на работу этого педагога, родители бы тут же возмутились. Все-таки гомосексуализм — это патология, и допускать такого человека к детям — это большой риск превратить их в геев.

Нилс Муйжниекс, экс-министр Министерства интеграции:
- Суд вынес верное решение. В Сатверсме сказано, что нельзя дискриминировать человека. Но нормам ЕС дискриминация по половому признаку тоже запрещена. Поэтому работодатель, который отказывается брать на работу гомосексуалиста, грубо нарушает закон. У гея такое же право работать в школе, как и у любого другого учителя, специалиста. И его личная жизнь — это его личная жизнь. Если человек не ведет себя как-то вызывающе, лезть в эту личную жизнь никто не имеет права.

Вия Рачинска, руководитель Рижского филиала Государственного агентства занятости:
- Скажу лишь, что по трудовому законодательству работодатель не имеет права интересоваться сексуальной ориентацией будущего работника. Вообще запрещено задавать вопросы, связанные с личной жизнью: сколько детей, замужем или нет. И если такой вопрос был задан и в итоге пол или национальность стали причиной того, что человека не взяли на работу, вполне можно подавать в суд! Ну а судя по тому, что пишут в газетах, Сантсу отказали вовсе не из-за его сексуальной ориентации, и напрямую ему никто не сказал, что в работе отказано именно по этой причине…

Голубыми буквами на скрижалях

Суд Зиемельского района, сам того не подозревая, сделал всем гомосексуалистам мира подарок к новому празднику. Что отмечаем? Дело в том, 17 мая 2005 года впервые празднуется Международный день противостояния гомофобии. Французский исследователь Луи-Жорж Тан, редактор нашумевшего во Франции “Словаря гомофобии”, решил учредить этот день еще четыре года назад. И вот наконец свершилось. Марис Сантс невольно приурочил свою победу в суде как раз к знаменательной для геев дате.

Сантс, открывшийся гомосексуалист и отлученный от церкви священник, подал иск в суд на Рижскую школу культуры. Он хотел устроиться преподавателем. Прочитав в газете “Образование и культура” объявление о приеме на работу, послал CV. Ни ответа, ни привета… Марис Сантс обратился в школу и узнал, что на место преподавателя истории религии взяли другого кандидата, студента теологического факультета. Вывод, который сделал Сантс, — его не взяли из-за сексуальной ориентации.

И хотя директор школы Солвейга Линда Ремесе утверждает, что не знала о том, что Марис гей, он ей не верит. Дело в том, что этот факт известен общественности, да и “по жизни” Сантс и Ремесе уже сталкивались — он читал ей лекции на теологическом факультете. Доводы школы (мол, Сантс прислал CV почтой, а второй кандидат явился лично, и с ним познакомились раньше), показались суду не убедительными. Правда оказалась на стороне священника-гея.

Помимо морального удовлетворения Сантс получит и материальную компенсацию — 2 тысячи латов. Реакция общества на этот прецедент неоднозначна. Кто-то говорит, что Латвия опозорилась, кто-то восхваляет наш суд, “самый справедливый суд в мире”. Хотя, если бы мы задали вопрос своим собеседникам не как общественным деятелям или чиновникам, а как родителям, наверняка противников геев-преподавателей было бы куда больше.

Впрочем, имя Сантса и без того останется написанным голубыми буквами в скрижалях истории. Именно он, отлученный от евангельско-лютеранского прихода Иисуса Христа, священник, 11 января 2004 года обвенчал двух гомосексуалистов — руководителя молодежной группы поддержки геев и лесбиянок Оскара Круминьша и его друга Айгара Рубениса. Шума вокруг было много.

Во-первых, однополые браки в Латвии законом не разрешены, во-вторых, право Мариса Сантса выступать в роли священника — под большим вопросом. В 2002 году пастора лишили сана — после его откровений в эфире радиостанции “Свободная Европа”. Сантс пришел на программу, чтобы поговорить на тему “Лечение гомосексуализма с помощью слова Божия”. В прямом эфире он заявил о своей ориентации и обвинил церковь, осуждающую геев, в неонацизме.

Через полчаса Консистория сообщила Сантсу о том, что он нарушил резолюцию синода “О приукрашивании и пропаганде гомосексуализма” и лишается сана. Пастор решение церкви не оспаривал. Лишь сказал, что это могли сделать и раньше. Мол, глава лютеран  Янис Ванагс еще 10 лет назад узнал о сексуальной ориентации Сантса, но хранил молчание и от церкви не отлучал…

18.05.2005, 14:40

MK Латвия


Темы: ,
Написать комментарий

Надо говорить прямо, что это психически больные люди,это должен делать врач при прохождении мед.осмотра