Депутат не выдаст, свинья не съест

Депутата нельзя арестовать, оштрафовать или подать в суд, если наказание не одобрят коллеги. Иммунитет от "наездов" называется депутатской неприкосновенностью


Парадокс — раз в четыре года народ приходит на избирательные участки, чтобы выбрать депутатов Сейма, раз в четыре года — депутатов думы. Ставит крестики за самых честных, достойных, а потом начинает хаять: “Воруют, обманывают, управы на них нет, по командировкам ездят, миллионы загребают”. В общем, слова доброго в адрес депутата так просто не услышишь…

А одно из главных обвинений в адрес слуг народа — их депутатская неприкосновенность, иммунитет, которым они могут пользоваться днем и ночью, нарушая ПДД, совершая сомнительную сделку или замахиваясь кулаком, чтобы дать кому-то (может, даже вполне заслуженно…) в глаз. То ли в угоду народу, то ли от чистого сердца в Сейме время от времени поднимают вопрос — а не пора ли упразднить или хотя бы чуточку урезать депутатскую неприкосновенность?

В думе все равны, а в Сейме — равнее…

Иммунитет, кстати, есть только у депутатов Сейма. В думе же депутаты отвечают перед законом один в один с нами — их избирателями. Депутата думы можно оштрафовать, осудить или наказать еще как-то (в рамках закона, разумеется), не спрашивая на то воли его коллег. Делает ли это думцев более осторожными? Сложно сказать… Никаких грубых нарушений с лишением депутатского мандата, они не совершали. А вот административные — были. Из депутатов думы прошлого созыва вспомнили Гильмана, Жданок.

Не далее как на прошлой неделе отличился депутат Иван Иванов — попал в вытрезвитесь после гуляний 9 мая. Правда, некоторые предполагают, что Иванову не повезло именно потому, что он депутат. Вокруг ведь отдыхали еще десятки товарищей. Наказание подвыпившего стало этаким “образцово-показательным”. Мол, смотрите все, мы задержали народного избранника.

Вообще же никакой особой статистики по поводу наказаний в Рижской думе не ведут. Руководствуются тем, что депутаты — такие же люди, как все остальные. Что-то нарушают, за что-то бывают наказаны. В Сейме куда проще отследить, кто какой проступок совершил. Ведь прежде, чем наказать депутата (даже взять с него самый минимальный штраф за нарушение самого пустякового пункта ПДД), предстоит произвести сложную процедуру временного лишения неприкосновенности.

В такие моменты сами сеймовцы уже не рады, что обладают иммунитетом. Ведь стоит собраться мандатной комиссии, стоит поставить на повестку дня вопрос о том, чтобы снять иммунитет, как тут же все становится достоянием общественности: “Ага! А депутат Абикис аварию сделал! А Репше скорость превысил!” Но если проступок оказывается посерьезнее, рискнем предположить, депутаты не очень-то жалуются на свое положение. Не подай, например, какой-нибудь думец декларацию о доходах, тут же был бы наказан. А бывшего премьера Эмсиса не то что не наказали, вопрос о снятии с него неприкосновенности вообще как-то замяли и забыли.

Защитить, чтобы наказать

- Истоки депутатской неприкосновенности лежат глубоко в истории парламентаризма и продиктованы практической необходимостью, — рассказывает юрист и депутат VIII Сейма Латвии Вячеслав Степаненко (не нарушал, не привлекался, иммунитета не лишался. — Ред.). — Такой порядок не допускает паралича работы высших органов государственной власти и обеспечивает осуществление законодательных инициатив всеми народными избранниками.

Возьмем, к примеру, Чили или франкистский режим в Испании, где в свое время представителей оппозиции, образно говоря, гнобили, чинили препятствия в осуществлении ими депутатских обязанностей, арестовывали и так далее. Если не существует механизма неприкосновенности, то правящее большинство, используя административный ресурс, может часть депутатов просто отстранить от политической деятельности. Поэтому не стоит воспринимать это как желание депутатов поставить себя каким-то образом выше рядовых граждан. Это насущная необходимость.

Раз, два — и ты прикосновенный

Пожаловаться на депутата может, в общем-то, любой желающий. Для этого не обязательно быть полицейским или прокурором. Поведение слуг народа, точно так же, как и преступления-нарушения, мандатная комиссия рассматривает и обсуждает. А вот просьбы о штрафе или лишении свободы подает, разумеется, карательный орган.

- Депутат, пойманный на месте серьезного преступления, будет в обязательном случае задержан полицией, и я уверен на сто процентов, что голосование по его выдаче правосудию будет положительным, — объяснил Вячеслав Степаненко. — Что касается уголовного преследования депутатов, совершивших преступления, то в этих случаях запросы в Сейм поступают от Генеральной прокуратуры. А если, например, депутат превысил скорость движения, в Сейм поступает полицейский протокол, вопрос рассматривается в мандатной комиссии и лишь затем происходит голосование о снятии с провинившегося депутатской неприкосновенности, чтобы он мог оплатить штраф.

Однако, каждый депутат с удовольствием оплатил бы этот штраф на месте, без привлечения к своей персоне излишнего внимания… Если посмотреть статистику, то депутаты, как правило голосуют за то, чтобы снять иммунитет с того, кто должен понести ответственность… Солидарность депутатская здесь не работает. Такие вопросы, насколько я знаю, даже не обсуждаются на фракционных собраниях. Они в личной компетенции каждого депутата.

Накажите меня, накажите!

Вячеслав Степаненко, хоть сам и не нарушал законы, знает, что депутаты-нарушители, по кандидатурам которых должно состояться голосование о снятии неприкосновенности, сами желают, чтобы результат был положительным. Недавно, например, депутат Михаил Петкевич просил, чтобы ему без проволочек позволили оплатить штраф за нарушение правил дорожного движения, дабы не запятнать имидж представляемой им партии.

История умалчивает, хотели ли понести наказание следующие депутаты, но, по данными мандатной комиссии, в 5-го, 6-го и 7-го Сеймов наказывали за превышение скорости, за нарушение кодекса этики (в 1993 году за это был наказан Янис Страуме), за опоздания (например, Иоахим Зигерист), за “порочные связи” с КГБ. Так, на заседании 27 апреля 1994 года было принято решение лишить депутатской неприкосновенности, а заодно и мандатов, депутатов Г. Андреева, Е. Инкенса, А. Крейтуса, Р. Милберга и А. Силиньша, а в 7-м Сейме за советское прошлое мандат потерял Янис Адамсонс. В 6-м Сейме сняли неприкосновенность и начали громкое дело против Валдиса Крисберга. По первости (в 5-м Сейме) комиссия то и дело проверяла депутатов на знание госязыка. Ну а абсолютные лидеры среди “разиммунитеченых” депутатов — нарушители ПДД.

Jaunais laiks — за равноправие

Среди депутатов есть и те, кто считает, что иммунитет (особенно, относительно административных нарушений), стоило бы отменить вообще. Но решить это на законодательном уровне уже почти два года не получается…

Тем временем Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией считает, что Сейму стоит обратить внимание на создание более четких критериев по “управлению” иммунитетом. А то сейчас происходит так: совершает депутат правонарушение, а решение о “выдаче” принимают его же коллеги по партии. И кто после этого скажет, что снятие иммунитета — вопрос не политический? В Сейме же активнее всех за отмену депутатской неприкосновенности выступает партия Jaunais laiks.

Поначалу они хотели в одиночку бороться с этой депутатской привилегией, но потом призвали на помощь партнеров по коалиции — “ТБ”/ДННЛ. Те вроде как согласились — за административные нарушения депутатов можно наказывать, как простых смертных, но вот за уголовные — только с согласия Сейма. Остальные коллеги предложение почему-то не поддержали. А может, его просто не очень активно выдвигали… Хотя вопрос поднимался даже дважды. Последний раз — в феврале. Тогда тему замяли по причине приближающихся муниципальных выборов. Решили, что дело пахнет популизмом, и скользкий вопрос стоит временно отложить. Возражений не было.

Как рассказала депутат JL Линда Мурниеце, в апреле партия снова приняла решение сдвинуть дело с мертвой точки. Создать группу по подготовке поправок к 30-й статье Конституции. Но, похоже, никто не горит желанием приравнять слуг к народу-избирателю… Оно и логично. Ну разве захочет чиновник добровольно лишиться служебной машины, оплаты командировок и телефонных переговоров? Депутатский иммунитет только народу да отдельным борцам за справедливость кажется явным признаком неравноправия. Народные избранники таким преимуществом, конечно же, довольны, и воспринимают его как неотъемлемый бонус своей нелегкой депутатской участи.

Справка

Депутатскую неприкосновенность обеспечивает 30-я статья Конституции. Она предусматривает, что начать уголовное преследование против депутата Сейма или подвергнуть его административному наказанию можно только с согласия парламента.

Смотрите, что творят…

По данным мандатной комиссии Сейма, с 2002 года правоохранительные органы обращались в Сейм 11 раз. Привлечь к ответственности удалось не всех. Комиссия, например, не разрешила наказывать спикера Сейма Ингриду Удре и Яниса Шмитса. А вопрос о том, чтобы наказать бывшего премьера Индулиса Эмсиса вообще не обсуждался и теперь оказался закрытым “по давности”… Впрочем, должность и пост — это еще не гарант того, что человек окажется безнаказанным. Вон, опять-таки, бывшего премьера Репше, выдали. За превышение скорости. Но трех депутатов, сохранивших иммунитет, хватило для того, чтобы в антикоррупционной комиссии заговорили о том, что уж иммунитет на административные наказания отменить можно…

Слово рекордсмену

 Владимир Бузаев:
- Я не согласен с тем, чтобы депутатскую неприкосновенность отменять в отношении административных правонарушений. Тот иммунитет, который у нас сейчас есть, достаточно условный, тем не менее он предусматривает соответствующую процедуру обсуждения проступков депутатов на мандатной комиссии, а затем на пленарных заседаниях Сейма. Три раза из четырех я это использовал для высказывания своего мнения и привлечения внимания общественности к тем “проступкам”, за которые меня привлекали к ответственности. Например, за организацию митинга в 2003 году, куда пришли ветераны войны при мундирах и орденах. Такой административной ответственностью я горжусь и рассматриваю ее как очередную орденскую планку на своей груди.

Треть депутатов нарушают ПДД

За те не полных четыре года, что работает 8-й Сейм, на дорогах страны успели отличиться 27 депутатов. Причем некоторые совершили не одно, а несколько нарушений. По данным полиции, с 2002 года депутаты попадались 52 раза. Самым частыми нарушениями депутатов были превышение скорости, несоблюдение дорожных знаков и дистанции.

Всякий раз выписывался штраф, а дальше начинался сложный процесс “выдадим-не выдадим”. Судя по отчетам из Сейма, склоняются чаще ко второму… Комиссия дала разрешение оштрафовать за нарушения ПДД только восьмерых депутатов! Да и то, недавно глава антикоррупционной комиссии на всякий случай обратилась в МВД, чтобы проверить, оштрафовали в итоге слуг народа или нет.

Должностное приравняли к частному 1 февраля 2004 года потеряла силу и была вычеркнута 271-я статья Уголовного закона “О защите чести и достоинства должностных лиц”. Занятный законотворческий акт гласил, что “за клевету на представителя власти или другого должностного лица или оскорблением его достоинства, связанную с исполнением возложенных на него обязанностей, можно наказать лишением свободы до двух лет или арестом, или принудительными работами, или штрафом до 60 минимальных зарплат”.

Примечательно, что аналогичные статьи, применяемые в отношении простых смертных (156-я (ущемление чести и достоинства) и 157-я (клевета) УЗ ЛР), грозят смехотворными санкциями — 10 и 20 минимальных зарплат, а в худшем случае — арестный дом, которого в Латвии нет со времен войны. Выходит, что независимая Латвия продолжила худшие традиции советского застойного времени, допускавшей лишь две формы протеста: дискуссии за кухонным столом и кукиш в кармане, иначе тюрьма.

Кстати, впервые на 271 статью обратил внимание Конституционный суд, который, по сути, согласился с ее существованием (!), поручив Сейму создать список лиц, нуждающихся в этом законе. Если такой список не утверждался Сеймом до 1 февраля 2004 года, скандальная статья теряла силу. 17 декабря 2003 года парламентская комиссия по внутренним делам и безопасности решила, что “избранных” не будет, и единодушно отклонила предложение суда.

Права на неприкосновенность — у всех и каждого

Права на неприкосновенность — Integrity rights — входят в общую Конвенцию прав человека. То есть они есть у каждого из нас. Расшифровывается это понятие, конечно же, не так, как у депутатов. Простые смертные имеют право на жизнь, право не подвергаться пыткам и неправомерному аресту. А также право на частную жизнь. Выходит, что публичные люди, в том числе и получившие депутатскую неприкосновенность, лишаются этого элементарного права. Вот и решай после этого — что лучше.

18.05.2005, 14:37

MK Латвия


Темы: ,
Написать комментарий