Бизнес на вдовах

В сущности, только случай избавил мою семью от участи "выселенцев". В середине 80–х подвернулся очень удачный обмен на большую квартиру в старом доме. Но в последний момент все сорвалось, и мы с родителями остались в нашей "хрущевке"

Тогда я сильно расстроилась — двум семьям в трех тесных комнатах было не повернуться. Теперь я благодарю Бога, что все так получилось. А то бы сейчас мучились с домовладельцем, а может, нас давно бы уже выбросили на улицу “без предоставления…”.

Я тогда и представить себе не могла, как повезло нашей семье — в отличие от десятков тысяч рижан, которые в свое время совершенно законно — по обмену или в порядке очереди в райисполкоме— получили ордера на жилплощадь в довоенных домах. Сегодня эту часть наших сограждан упорно пытаются представить как иждивенцев на шее у домовладельцев. За квартиры они, негодные, платят, видите ли, слишком мало, в должниках ходят.

Оттого у бедных домохозяев денег нет, чтобы должным образом заботиться о своей исторической недвижимости. Вот если бы нынешних квартирантов выставить вон и расстелить ковровую дорожку перед богатыми клиентами… Да вот потолок квартплаты мешает. Весьма популярна версия, что, стоит отпустить цены на аренду жилья, и все в Риге расцветет и заколосится.

Именно такие аргументы регулярно звучат из уст президента Ассоциации домовладельцев г–на Трофимова. После одной из передач Латвийского ТВ, где г–н Трофимов сокрушался насчет тяжелой доли своих братьев по классу, в редакцию пришла рижанка Гертруда Фадейкина. Она живет (если можно назвать это жизнью) в двух комнатах коммуналки внешне весьма солидного пятиэтажного дома, который до войны принадлежал семье президента Яниса Чаксте.

Мы уже рассказывали в нашей газете, какие неправедные способы применял управляющий домом Петерис Кириков, чтобы выжить “иждивенцев” Фадейкиных из престижного домостроения. Гертруда Аркадьевна считает, что именно моральный террор, который развязал домоуправляющий, сделал ее вдовой — сердце мужа просто не выдержало тех треволнений и переживаний, которые обрушились на головы супругов после денационализации.

Прессовали не только семью инженеров Фадейкиных, проживших в доме на Кр. Валдемара, 23, более сорока лет. Обо всех драматических коллизиях под крышей “президентского” дома не расскажешь. Упомяну лишь историю борьбы 84–летней Луции Вилцини, вдовы прославленного борца Карлиса Вилциньша. Ее “домоправитель” тоже и так и сяк пытался выселить из 14–метровой (!) комнатушки. Но престарелая женщина очень скрупулезно готовилась к защите в суде своего права на жилище. К чести латвийской Фемиды, суд отклонил притязания истца. Но история, похоже, не закончена, и г–жа Вилциня, как и ее соседи, живут по–прежнему в тревоге и напряжении: что еще предпримет домохозяин, чтобы избавиться от “живого балласта”.

Но вот насчет “балласта” стоит поговорить отдельно. Сегодня уже многие общества владельцев квартир, которые сами взялись за управление домами, на деле доказали, что содержать многоквартирный дом в нормальном состоянии можно при арендной плате в пределах 20–25 сантимов за кв. метр. Домовладельцы же сегодня берут по 60 сантимов, многие практически ничего не вкладывают в ремонты и при этом льют крокодиловы слезы о том, как их обременяют жильцы!

Гертруда Аркадьевна Фадейкина с цифрами в руках доказывает, сколь лицемерны подобные стенания.

— Фирма, которая взялась управлять нашим домом, — SIA Valdemќrs 23 — была учреждена в 1999 году с уставным капиталом 2000 латов. В 2004 году, когда SIA Valdemќrs подало в суд документы на выселение жильцов, туда была представлена выписка из Земельной книги, из которой следует, что уставный капитал той же фирмы уже

2 миллиона 291 тысяча. Так что очень неплохо они за четыре года на нас заработали! В пятиэтажном доме 20 квартир плюс гостиница на первом этаже, но она уже несколько лет стоит на капремонте. Не буду утверждать, что фирма Valdemќrs поднялась только на нас, нанимателях. Но в том, что и мы помогли ее процветанию, нет сомнения. Судите сами: в 1999 г. я платила за квартиру в отопительный сезон 50 латов. Причем тогда уже управляющий незаконно брал с нас 2,97 за техническое обслуживание, 2,67 — налог на недвижимость, 1,26 — за экологическую безопасность. То есть в ежемесячном счете только по моей квартире 5 латов были явно накручены.

А вот какой счет мне выставили за апрель 2005 года — 78 латов. Разница с 1999 годом — 28 латов! И это за две комнаты в 43 кв. метра в коммуналке, в которой за эти годы вообще ничего ни разу не ремонтировалось! А что говорить о переплатах тех, кто занимает больший метраж?

Спрашивается: откуда такой громадный рост квартплаты? Ведь аренда с учетом нового порога — 60 сантимов — должна была увеличиться всего на 7 латов. А все просто: мне накрутили плату за отопление и подогрев воды. Домовладелец просто нахально залезает в карман жильцов, а если те сопротивляются, записывает свои накрутки в долги и готовит иски на выселение без всякой компенсации.

— А теперь посмотрите, за что я плачу такие деньги, — с этими словами Гертруда достала фотографию своей коммунальной кухни. Я долго вертела снимок в руках, пытаясь понять, где верх, где низ. С трудом разобралась. В притоне бомжей уюта больше. А ведь это исторический и весьма добротный дом в центре столицы, в котором живут не бродяги, а приличные люди! Нечего сказать — выдающийся результат деятельности фирмы в течение нескольких лет.

Гертруда Фадейкина обратилась в Управу по найму жилья, чтобы та определила реальную стоимость такого жилья. Управа рассмотрела ее претензии и признала их обоснованными, а поборы домовладельца — незаконными. Г–н Кириков был вызван на заседание управы, но не явился. Заседание перенесли на июнь.

— Петерис Кириков специально тянет время, — объяснила ситуацию г–жа Фадейкина. — Я ему сейчас плачу по старому тарифу — 48 сантимов и требую, чтобы именно Управа по найму жилья определила истинную стоимость аренды жилья такого качества. А что делает Кириков? Он записывает мне “недоплату” в долг, причем не по аренде, а разбрасывает сумму по всем коммунальным платежам — за освещение лестничной клетки, вывоз мусора и пр. Таким образом он делает из меня “полноценного” должника.

Между тем фирма г–на Кирикова, которая все эти годы упорно “выкуривает” жильцов, сумела весомо повысить свой статус: раньше она только управляла имуществом наследников Беньяминшей, а в прошлом году откупила у них дом и теперь сама является его собственником. В планах коммерсантов — превращение здания в солидный отель. Понятно, что на его постояльцах можно будет заработать больше, чем на вдовах–пенсионерках. Благо свою непосильную лепту в накопление капитала для этого бизнес–проекта они уже внесли.

Информация к размышлению

Активистка рабочей группы “За равные права на жилье для всех жителей Латвии” при Латвийском комитете по правам человека Виктория Муриня–Лусте в беседе с “Вести Сегодня” с тревогой отметила, что после взрыва, прогремевшего на улице Авоту при выселении жильца, на собраниях отчаявшихся “денационализированных” все чаще раздаются на полном серьезе предупреждения: “Теперь мы знаем, каким путем нам надо идти!”

Философу Николаю Бердяеву принадлежат слова: “Государство существует не для того, чтобы превратить земную жизнь в рай, а для того, чтобы помешать ей окончательно превратиться в ад”. Кажется, наше государство делает все наоборот.

18.05.2005, 14:04

Вести сегодня


Написать комментарий