Даугавгривская крепость: последний штурм

В Болдерае стоит крепость, которую можно смело считать историческим и культурным памятником не только государственного, но и европейского значения. Называется она Дюнамюнде, что в переводе с немецкого означает «устье Двины». Через три года самой цитадели исполнится 400 лет. А названию крепости в этом году исполняется ровно восемь веков.


Памятник европейского значения под № 6606


Шестилетняя осада


После восстановления независимости крепость Дюнамюнде ненадолго переняла латвийская армия, не знавшая, впрочем, как цитадель использовать. Поэтому не мудрствуя лукаво в 1999 году был заключен договор об аренде между бесприбыльной организацией АО Aizsardzоbas оpaрuma fonds, созданной при министерстве обороны, и строительной фирмой Aumeistaru muiюa . Срок договора – 49 лет.

Aumeistaru muiюa предложила свою концепцию использования исторического и культурного памятника: за пять лет реконструировать фортификационные сооружения, оборудовать в них музей и превратить крепость в центр туризма. А заодно и в центр отдыха, открыв магазины, ресторан и гостиницу с плавательным бассейном. Архитектурно-планировочная концепция была разработана в бюро Андиса Силиса.

Благополучно миновали не пять, а шесть лет, но в крепости ничего сделано не было. Одна из причин: все эти годы Госинспекция по охране памятников культуры концепцию не утверждала, считая, что доля новодела на историческом объекте слишком велика.

В 2003 году на территорию крепости наведались члены совета Агентства приватизации (АП). Цель визита: увидеть своими глазами, как сохраняется памятник истории и культуры, а заодно определиться, на каких условиях можно повыгоднее провести его приватизацию, учитывая, что стоимость зданий и сооружений крепости была в свое время определена всего в 57 тысяч латов, а арендатор мог приватизировать объект по праву первой руки.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18/n114_du5_daugavgriva_fortress.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Пресс-фото.
Колокольня церкви Спаса Преображения. Архитекторы – Сигизмунд Зеге и Кристоф Хаберланд.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Увиденное членов совета АП не удовлетворило. Совет сделал вывод, что Аumeistaru muiюa приведение в порядок комплекса вряд ли будет под силу. Но все закончилось тем, что АП лишь вновь и вновь требовало от арендатора подтвердить свою способность справиться с взятыми обязательствами.

Взять любой ценой!


Осенью 2004 года АП решительно вернулось к судьбе госсобственности, зарегистрированной под № 6606. Пытаясь сохранить ее культурную и историческую ценность, АП на сей раз решило самостоятельно разработать программу сохранения Дюнамюнде, обозначив конкретные работы и сроки их выполнения. АП усмотрело невыгодные государству условия арендного договора и изменило их, в том числе и условия оплаты. Если раньше Аumeistaru muiюa за аренду территории крепости площадью 20 гектаров платила всего 100 латов в месяц, то теперь будет платить 1405,56 лата.

Разработанную программу согласовали с Госинспекцией охраны памятников культуры. В феврале этого года Аumeistaru muiюa обязалась ее исполнить. А если не исполнит, то АП имеет право расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Срок выполнения всей программы был определен жестко – конец 2008 года, то есть к 400-летнему юбилею Дюнамюнде. Для этого АП разработало детальные планы работ на каждый год.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="RIGHT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18/n114_du8_daugavgriva_fortress.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Пороховой погреб. Во времена ЛССР его пытались взорвать, в Болдерае стекла повылетали, но погреб устоял.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


План этого года предписывает арендатору провести полную инвентаризацию и техническое обследование объекта, описание исторической застройки, исследование грунтов, инвентаризацию инженерных коммуникаций, детальное обследование технического состояния отдельных строений, архитектонические обмеры, фотофиксацию и археологические изыскания.

Любые отступления арендатора от этого плана должны быть письменно согласованы с АП. Оговоренные сроки завершения отдельных работ могут быть продлены только после заключения экспертов АП. Но это не означает, что автоматически продлевается срок окончательной сдачи отреставрированного объекта. Напомним, срок сдачи истекает через три года…

Разобраться в причинах шестилетнего бездействия Аumeistaru muiюa можно было лишь поговорив с ее руководством. Такой разговор не сразу, но состоялся. И после него вся история с памятником № 6606 приняла совсем другой поворот.

Бодание с дубом


Неприятности у Аumeistaru muiюa начались сразу же, в 1999 году, при попытке узаконить арендный договор, занеся его в Земельную книгу. Но на это был получен отказ, имеющий силу судебного решения. Причина отказа: оказывается, еще нет окончательного решения правительства по окружающим крепость территориям Рижского свободного порта. Аumeistaru muiюa подала кассацию в Верховный суд, но и он оставил решение об отказе в силе.

А ведь без записи в Земельную книгу у нас в стране и шагу сделать нельзя, не говоря об утверждении проекта или начале строительных работ. Инвесторы, хорошо зная об этом, уже тогда засомневались в реализуемости проекта.

А затем начались и вовсе непонятные события. Дело в том, что до 1999 года вокруг исторического памятника № 6606 была так называемая охранная зона, которая потом начала сокращаться, как шагреневая кожа. Сначала она таки перешла в собственность Рижского свободного порта под названием «хозяйственно используемой территории с регулируемой застройкой». Внутри этой зоны, примыкая к самой крепости, была историческая территория и вовсе «хозяйственно неиспользуемая». Но и она затем перешла частично к порту, частично в ведение военно-морских сил. Кстати, военные уже вовсю «хозяйственно используют» свой кусок, граничащий с протокой Булльупе, строя на нем причалы для морских катеров, подаренных нам Швецией, а в перспективе – и для заходящих в наши воды кораблей НАТО.

Но об этих передачах кусков охранной территории памятника № 6606 арендатора даже не поставили в известность, сочтя, что решения Кабинета министров нужно самим читать в газетах. Но куда хуже то, что при этом не изменили и условий аренды! А потому, как утверждают в Аumeistaru muiюa, за всю эту землю и за здания на ней аренду продолжали платить они. Более того, в этом году их заставили платить не только повышенную в 14 раз арендную плату, фирму вынудили задним числом заплатить и за аренду земли начиная аж с 1999 года! Аumeistaru muiюa хотела было подавать в суд, но, учитывая свой печальный опыт «бодания с дубом», передумала, и около 30 000 латов «задолженности» согласилась заплатить…

Лишившись выхода к воде, арендатор, естественно, лишился и той части концепции, которая касалась развития водного туризма и строительства причалов для прогулочных яхт. Инвесторы, узнав об этом, сильно огорчились и только развели руками, а некоторые из них ушли.

Измором!


В 2003 году Аumeistaru muiюa представила новую концепцию застройки памятника № 6606. Но и эта концепция Госинспекции не понравилась, а АП не удовлетворили сроки окончания работ. Хотя сроки учитывали и то, что в Дюнамюнде нет ни электричества, ни воды, ни канализации, а чтобы они появились, нужно время и не менее миллиона латов.

При этом, как пояснили «Часу» в Аumeistaru muiюa, АП само зачем-то тянуло время. Иначе как объяснить то, что агентство месяцами не отвечало на запросы арендатора, без ответов на которые работы вести было нельзя. Почему еще в 2000-м АП, переняв от министерства обороны ненужную ему крепость, на приватизацию ее так и не выставило? Почему до 2003 года не заносило ее в Земельную книгу?

Так или иначе, но в итоге АП разработало свой собственный жесткий план-график работ, сократив сроки ровно в два раза, добавив туда работы по культурно-историческим и археологическим изысканиям и сносу строений советского периода (но при этом не предусмотрев возмещение затрат на снос).

Что касается сноса строений, то раньше без ведома Госинспекции по охране памятников из тех строений ни одного кирпича нельзя было вынуть. Теперь можно, но время-то ушло. А что касается исследований, то они были проведены. Приглашенный арендатором историк Иева Осе провела такие глубокие исследования, что набрала материалов на целую книгу. Установлено, что истинную историческую ценность имеют рвы с водой, валы, спрятанные в них казематы и полуразрушенное здание порохового склада – это все, что осталось со шведских времен. Все прочие немногие постройки относятся к XIX веку. А большинство – к советскому периоду… Но Госинспекцию эти исследования не удовлетворили, она потребовала новых изысканий, на еще большую глубину… И теперь рыть культурно-исторические слои будут доктор археологии профессор Янис Крастиньш и археолог Мартиньш Лусенс.

Если Аumeistaru muiюa с новым графиком, предложенным АП, будет справляться, то в июле, возможно, будет принято решение о регистрации арендного договора в Земельной книге. А не справится – найдут другого арендатора.

Согласитесь, все рассказанное напоминает взятие крепости измором. Или выполнение чьего-то заказа. «Час» не один раз переспросил у работников АП: есть ли иные претенденты на Дюнамюнде, кроме Аumeistaru muiюa, и каждый раз получал ответ, что они таких не знают. И в Аumeistaru muiюa «Часу» получить ответ на этот же вопрос не удалось. Хотя в обоих случаях чувствовалось: ответ знают, но по разным и вполне понятным причинам не дают.

* * *

«Часу» удалось узнать только следующее: именно в 2003 году приостановки процесса передачи крепости Дюнамюнде на приватизацию добивалась партия «Новое время». И таки добилась. После чего родился соответствующий проект Кабинета министров. То ли премьер Эйнарс Репше и его партия хотели пресечь «распродажу исторического наследия», то ли, наоборот, хотели сами его прикупить – это знают только они. Но тот проект стать постановлением так и не смог: Кабинет Репше отправили в отставку…

Не ушли в отставку только методы, которыми продолжает вестись подковерная борьба за последние лакомые куски исторически (и экономически) значимой госсобственности, передаваемой на приватизацию…

Цитадель и геологический сюрприз

<TABLE WIDTH=270 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18/n114_dunamunde5_daugavgriva_fortress.jpg” WIDTH=250 BORDER=1 ALT="Photo">

400 лет назад крепость Дюнамюнде построили по передовой оборонной науке – по проекту французского военного инженера маршала Вобана.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/18//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Название цитадели – Дюнамюнде – всего на четыре года младше названия города Риги. В 1205 году епископ Альберт основал в устье Даугавы, на его правом берегу, цистерцианский монастырь святого Николая, более похожий на крепость.

Судьба у монастыря была незавидная: его жгли, взрывали, отстраивали и снова взрывали. Первыми отличились курши и земгалы, которые еще в 1228 году разрушили обитель, перебив всех монахов. В 1291 году монастырь разрушили уже немцы – в драке между жителями Риги и Ливонским орденом.

В 1329 году монастырь-крепость захватили рижане, в 1435 году – рыцари, в 1482 году опять рижане, которые на сей раз полностью разобрали ненавистную им постройку.

Но тут в Ливонию пришел польский король Стефан Баторий. Завоевав Ригу, он решил обезопасить новое владение с моря, а потому в 1582 году предложил отстроить мощную цитадель. И поляки отстроили бы, но в их планы вмешалась сама природа, преподнеся геологический сюрприз: Даугава, а вместе с ней и Лиелупе внезапно поменяли свои устья, прорвавшись к морю в тех местах, где впадают в него и по сей день. Оборонять старое обмелевшее устье Даугавы стало незачем, и крепость перенесли на новое место.

Но построили ее шведы, пришедшие в 1608 году отбить богатую Ригу. С ходу это сделать не удалось, и тогда шведы зацепились за плацдарм на левом берегу нового устья Даугавы, на небольшой песчаной косе. Там они и возвели укрепление, назвав его Неймюнде («Новое устье»). Затем король Густав Адольф повелел построить здесь современное оборонительное сооружение.

Так началась история новой, уже левобережной Дюнамюнде, отнявшей название у старой, правобережной. Крепость построили по самой передовой фортификационной науке. После шведов во время долгой Северной войны в Дюнамюнде по очереди хозяйничали и саксонцы, и поляки, и, наконец, русские.

Интересный факт: с 1710 года должность коменданта крепости занимали русские подполковники, редко полковники. И вдруг в 1742 году коменданта подполковника Лаврова сменил генерал-лейтенант Бибиков! Назначение генерала на невысокую комендантскую должность объяснялось вовсе не военной необходимостью, а тем, что в казематы крепости императрица Елизавета Петровна, силой захватившая престол, на полтора года упрятала особо важных государственных преступников – российского императора Иоанна VI Антоновича и все его семейство. Свергнутому императору не было и двух лет. Во искупление сего греха в 1775 году в крепости была построена церковь Спаса Преображения.

Но уже к середине XVIII века построенная возле самого моря и на берегу Даугавы крепость Дюнамюнде тоже оказалась не у дел: ее постигла та же «геологическая» судьба, что и предшественницу. Крепость осталась стоять на месте, но наносы песка отодвинули от нее и море, и реку почти на километр.

Тем не менее в царские времена крепость, переименованная в Усть-Двинск, прославилась трижды: во время Крымской войны отпугнула огнем своих батарей эскадру англичан, провела первый в городе телеграф и построила первую в городе железнодорожную ветку.

В 1917 году русские войска из крепости ушли, тоже развернув знамена и произведя мощнейший «фейерверк»… Осмотрев оставленное хозяйство, молодая латвийская власть решила впредь объект крепостью не считать. Но затем советская власть передала цитадель военным морякам, использовавшим ее сооружения для ремонта торпед. С их уходом от старой крепости остались мастерские в казематах и разрушенный пороховой погреб, дом коменданта шведских времен и церковная колокольня, приспособленная под водонапорную башню.

18.05.2005, 07:50

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий