Кто боится правды о войне?

Вы, наверно, заметили, какой душевный подъем вызвало у русскоязычных жителей Латвии празднование Дня Победы? Вы обратили внимание, в каком приподнятом настроении шел 9 мая народ в Пардаугаву? С какой гордостью люди несли цветы? Не спешите радоваться. Заметили это и на другом берегу.


Историю в русских школах надо преподавать на русском языке


Победа в войне с гитлеровской Германией является одним из немногих общепризнанных достижений русского народа. Празднование 9 Мая всегда отличалось массовостью, не убывающей с течением времени. День Победы – один из немногих праздников, который объединяет всех русскоговорящих людей, где бы они ни проживали и чем бы ни занимались.

В Латвии с некоторых пор празднование Дня Победы стало формой выражения протеста против той антироссийской и русофобской политики, которую проводят некоторые партии в Сейме и в правительстве.

В этом году в Пардаугаве было особенно многолюдно. Для многих из нас прийти в этот день к монументу освободителям стало делом чести, делом принципа.

Однако в планы пропагандистов латышскости не входит укрепление самосознания русских латвийцев. Напротив, чем меньше они будут знать и интересоваться своей историей, тем легче будет их «интегрировать».

Чтобы «интеграция» прошла успешно, русские должны знать о своем прошлом только то, что позволило бы бесконечно эксплуатировать их чувство вины перед маленьким, но гордым народом. К поставленной цели можно идти двумя путями. Во-первых, можно выпячивать и преувеличивать негативные моменты русской истории. Во-вторых – затушевывать и нивелировать то, что прежде рассматривалось как позитив.

Этим созидательным трудом у нас занимаются многие. Политики сочиняют декларации, которые потом приходится долго и безуспешно разъяснять. Ученые мужи пишут книги и делают в них подписи к картинкам, после чего издатель вынужден оправдываться и извиняться. Преподаватели сочиняют учебники, по прочтении которых хочется забыть, что ты русский.

Но самую ответственную работу выполняют, конечно же, журналисты. Они не только популяризируют уже имеющиеся достижения отечественной «научной» мысли, но и указывают ей новые рубежи, границы, так сказать, возможного и невозможного.

Недавно в роли впередсмотрящего выступила обозреватель газеты «Латвияс авизе» Айя Цалите («Кто боится правды о войне?»). Посмотрела Айя Цалите телевизор 9 мая, послушала Би-би-си и решила положить конец творящемуся там безобразию. Министр обороны России Сергей Иванов, видите ли, посмел сказать англичанам, что именно СССР переломил фашизму хребет. Нехорошо сделалось г-же Цалите. Стали посещать ее голоса: «В последнее время все чаще приходится слышать, будто только и единственно СССР одержал победу над фашизмом». Появились видения: «уже начало казаться, что война была только с немцами и все решалось под Москвой, Сталинградом, Ленинградом, Курском». И поняла она, что необходимо срочное хирургическое вмешательство.

«Мифология» пустила глубокие корни, пора приступать к корчеванию. Не ограничиваясь призывами, Айя Цалите принялась за дело. Взяв карту военных действий и рассмотрев ее как следует, она сделала ряд наблюдений. Оказывается, «война затронула четыре континента, и в нее вступило несчетное число государств». Оказывается, «активные военные действия в восточном полушарии вела Япония». Оказывается, итальянцы воевали в Африке. Оказывается, все это, как и «еще несчетное число сражений в различных уголках мира, не слишком известные вещи в нашей стороне».

Заканчивается этот фейерверк открытий, достойных десятиклассника, замечанием необыкновенным: «Историки различных стран дискутируют, что явилось решающим переломом в ходе войны – битва под Сталинградом, победа над немцами в воздушной битве за Англию, день «Д» (открытие Второго фронта) или, скорее всего, все эти факторы вместе взятые».

Между тем Айе Цалите не мешало бы знать (хотя бы из курса средней школы), что подобно тому, как в предложении есть главные и второстепенные члены, так и у войны имеются главные и второстепенные театры военных действий. Восточный фронт, разделявший войска фашистской Германии и Красную армию, по праву считается главным театром Второй мировой войны.

Общепризнанным является и то, что именно в ходе Курской битвы был достигнут коренной перелом в войне. В подтверждение приведу две цитаты из труда американского (подчеркиваю – американского) историка Мартина Кэйдина: «Находившиеся в 1943 году на Восточном фронте дивизии составляли 75 процентов общей численности немецких сухопутных войск, что убедительно подтверждает правоту утверждения русских, что именно они несли основное бремя наземной войны против общего врага», «Битва под Прохоровкой (кульминационный момент сражения на Курской дуге. – А. М. ) навсегда лишила немцев возможности диктовать, когда и где возникнет новое поле боя».

Другими словами, судьба Второй мировой войны решалась именно на просторах Восточной Европы (в нашей стороне!), а решающим сражением явилась Курская битва, после поражения в которой немцы окончательно утратили инициативу и перешли от наступления к обороне. Именно в 1943 году и именно на Восточном фронте был переломлен хребет фашизму. Дискуссии по этому поводу могут вестись историками только одной страны. Какой, говорить излишне.

Можно было бы оставить без внимания ревизионистские тенденции отечественной исторической школы, если бы они имели сугубо теоретический характер.

Однако послушайте, что пишет Айя Цалите в продолжение затронутой темы: «Российского министра мы не переучим. Но есть люди, образование которых еще пока в силах латвийского государства. Это русскоязычная молодежь».

Достаточно. Я полагаю, вы догадываетесь, чем может окончиться беспокойство г-жи Цалите по поводу образования русскоязычной молодежи? Правильно! Очередной кампанией по повышению конкурентоспособности с аналогичными же последствиями.

В связи с этим мне непонятна та легкость, с которой руководство русских школ включает историю в число предметов, преподаваемых на латышском. История всегда была дисциплиной, ответственной за развитие мышления и воспитание гражданской позиции. История, преподаваемая на родном языке, стоит в этом смысле на втором месте после родной речи и литературы. Или мы окончательно перешли на новую систему работы: латышский язык изучается на уроках химии и биологии, история – на уроках литературы, а литература на уроках пения?

Напомню, что авторы поправок к закону об образовании, поднявших на дыбы добрую половину Латвии, включили историю в 10% преподаваемых по-русски предметов – как предмет, отвечающий за национальную идентичность.

В ситуации, когда усилия местных интеграторов-корчевателей направлены на подрыв самосознания и самоидентификации русско- язычной молодежи, пренебрежительное отношение к истории не может не вызывать тревоги.

17.05.2005, 07:41

chas-daily.com


Написать комментарий