Судный день

В День независимости русские Латвии получили смачный кукиш от парламентария Эмсиса, вчера им показал фигу суд Сатверсме


Кукиш от латышской Фемиды


Намедни Конституционный суд огласил свое решение по иску двадцати левых депутатов Сейма о соответствии закона об образовании нормам Сатверсме и международных документов. Как и следовало ожидать, закон нашли правильным. Иск отклонили. Реформу не отменили. Чуда не произошло.

И ты, Брут…


Да простит меня высший суд Латвии, но он не оказался ни самым гуманным, ни самым справедливым, ни даже хоть сколько-нибудь оригинальным. И вовсе не случайно решение было оглашено после визита Джорджа Буша и поездки ВВФ в Москву. Судьи тоже люди, и, наверное, им захотелось посмотреть расстановку фигур на великой шахматной доске…

Буквально с самых первых слов решения, которое более двух часов зачитывал председатель суда Сатверсме Айварс Эндзиньш, стало очевидно: ОНИ НАМЕРЕНЫ И ДАЛЬШЕ ДИКТОВАТЬ, КАК НАМ ЖИТЬ. Важно лишь подвести под эту концепцию грамотную теоретическую базу. Вот она, эта база.

- Оценивая соответствие оспариваемой нормы международным стандартам и Конституции ЛР, следует принять во внимание, что дело нельзя рассматривать в отрыве от создавшейся в результате советской оккупации сложной этнодемографической ситуации, – читал г-н Эндзиньш выводы суда. – Содержание оспариваемой нормы тесно связано с этой ситуацией.

По словам председателя суда, в июне 1940 года СССР оккупировал Латвию, Эстонию и Литву, в результате чего государства утратили свою свободу, народы пережили массовые депортации, уничтожение и наплыв русскоязычных приезжих. В итоге количество латышей сокращалось, а прирост инородцев, особенно русских, украинцев и белорусов, существенно возрос. Удельный вес латышей в стране уменьшился с 77 процентов в 1935 году до 52 процентов – в 1989-м. Именно поэтому в Латвии сложилась такая система образования, которая снижает уровень использования латышского языка в обществе.
<TABLE WIDTH=420 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14/n111_constritutional_court_reforma_md-03.jpg” WIDTH=400 BORDER=1 ALT="Photo">

Фото Мариса Дедзиньша.
Реформу защищал глава юридического бюро Сейма Гунарc Кусиньш.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Сию аргументацию можно понять и совсем прямо: русские продолжают жить здесь, производить на свет своих русских детей, а вдобавок хотят учить их в своих школах! Эта мысль, правда, в цивилизованной упаковке уже не раз встречалась не только в различных дискуссиях, но даже в официальных документах. Так, в преамбуле закона об образования сказано, что цель реформы – изменить неблагоприятную этнодемографическую ситуацию за счет увеличения количества жителей, идентифицирующих себя с латышами.

Полное соответствие


По правде говоря, после этого другие выводы кажутся совсем уже лишними. Достаточно лишь сказать, что спорная норма 9-го пункта переходных правил закона об образовании, касающаяся пресловутой пропорции 60/40 в пользу латышского языка обучения, согласно решению суда соответствует статьям 1-й, 91-й и 114-й Конституции ЛР, протоколам Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международному пакту о гражданских и политических правах, Международной конвенции об искоренении всех форм расовой дискриминации, Конвенции о правах детей, а также Венской конвенции о международном договорном праве. Суд признал, что соотношение языков (60/40) в процессе обучения не является дискриминационным, а билингвальное обучение не нарушает право личности на образование и не угрожает сохранению идентичности и культуры нацменьшинств.

Словом, все в полном ажуре, хотя и есть нюансы. Так, оглашая постановление Конституционного суда, Айварс Эндзиньш сказал, что в данный момент невозможно установить, как реформа образования влияет на его качество, ибо закон работает только девять месяцев – делать выводы рано. Однако суд весьма критически оценил существующий механизм контроля за качеством обучения, ибо с 90-х годов в Латвии не проводилось систематического изучения динамики качества образования нацменьшинств. В итоге может сложиться ситуация, когда внедренные изменения не достигнут своей цели и обучение вообще потеряет всякий смысл.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="RIGHT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14/n111_constritutional_court_reforma_md-04.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

 Борис Цилевич отстаивал наши права как мог.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/14//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Но есть нюансы…


- Исторический экскурс в самом начале вызывает недоумение, – прокомментировал «Часу» решение суда заявитель депутат Сейма от ПНС Борис Цилевич. – Получается, что русские тут появились только в результате оккупации, и у человека, который не знает истории Латвии, может сложиться неверное представление.

Эта плохая традиция, которая очень популярна в Латвии в последнее время, к сожалению, не миновала и суд. Однако очень важно, что впервые в истории латвийской судебной системы суд признал, что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, находятся в ином положении, чем лица, принадлежащие к большинству, и что для обеспечения равноправия необходимо другое к ним отношение. Тем самым было признано, что одинаковое отношение и к меньшинству, и к большинству может быть дискриминационным.

Кроме того, суд включил в свое решение и такой болезненный вопрос, как язык экзаменов. С 2007 года согласно закону государственные экзамены нужно будет сдавать на госязыке. Но суд уделил этой теме особое внимание, и в постановлении сказано, что язык ответа должен выбирать сам школьник. Это значительное достижение в практическом плане.

Наконец, важно и то, что суд признал нашу правоту, указав, что министерство образования не имеет механизма контроля качества образования. Министерству, правительству и Сейму придется доказать, что реформа образования не ухудшает его качества. Словом, минобразу придется систему контроля разработать и данные о качестве образования собирать. Так что в этой части нашего иска вопрос остается открытым. И если не будет найден какой-то разумный компромисс, мы оставляем за собой право к этому вопросу вернуться…

Прежде чем покинуть зал заседаний, «Час» не удержался и попросил руководителя юридического бюро Сейма Гунарcа Кусиньша ответить на вопрос, насколько этично с юридической точки зрения увязывать вопросы образования нацменьшинств с проблемой советской оккупации.

- Среди юридических аргументов я не слышал ссылок на оккупацию, – к нашему изумлению ответил г-н Кусиньш. – С моей стороны было бы некорректно оценивать мнения, высказанные судом, но я действительно не услышал так, как это услышали вы. Я даже удивляюсь вашей оценке…

*


…Латвийским русским не привыкать к кукишам. Комбинация из трех пальцев сопровождает нас с первых дней существования независимой Латвийской Республики. Кидалово с гражданством, запреты на профессии, оттеснение от всякого участия в жизни страны, сужение сферы применения родного языка – все это вместе уже почти положило русского Ваньку на лопатки.

Но вот нашлась одна вещь, которая подняла общину. Реформа русского образования. И будьте уверены, господа хорошие, что даже самый верховный из наивысших судов не заставит нас с ней смириться…

Комментарии


Мария Голубева, ведущий исследователь центра Providus:

- Результат предсказуемый. У меня не было иллюзий, что норму признают неконституционной. Но приятно удивило, что достаточно четко было сказано о необходимости пересмотреть применение этой нормы на практике. Та проблема, на которую заявителями было указано – качество образования, – с точки зрения суда, требует более тщательной оценки.

На мой взгляд, главное в решении – то, что школы теперь смогут более гибко применять оспариваемую норму. И, насколько я поняла, на данный момент, по крайней мере до 2007 года, норма переходных правил, касающаяся пропорции 60/40, останется в силе. А вот что будет потом, сегодня сказать трудно. Все будет зависеть от политической ситуации.

Илзе Брантс-Кехре, директор Центра этнических исследований:

- Решение суда настолько длинное и сложное, что для начала нам всем нужно тщательно его проанализировать. С одной стороны, суд не посчитал возможным оценивать недостаточность соучастия нацменьшинств в процессе выработки этого закона, о чем много говорилось во время слушаний по делу. С другой стороны, суд посчитал себя компетентным оценивать процесс внедрения этой нормы. В этом я вижу противоречие.

Мне, например, непонятно, почему судьи не смогли оценить принцип эффективности участия нацменьшинств на стадии подготовки закона. Что касается долгой прелюдии в решении суда о советской оккупации, то бросается в глаза неоригинальность такого подхода. Это свидетельствует о том, что вопросы образования тесно замешаны на политике. И суд Сатверсме это осознает и подтверждает.

Кто решал нашу судьбу?


Председатель Конституционного суда (КС) Айварс Эндзиньш – латыш, в 1968 году окончил юридический факультет Латвийского государственного университета (ЛГУ), в 1972 г. – аспирантуру юрфака МГУ. Некоторое время был секретарем парткома ЛГУ. Среднюю школу окончил на родном, латышском, языке.

Заместитель председателя КС Романс Апситис – латыш, в 1963 году окончил факультет экономики и юриспруденции ЛУ. В средней школе учился на родном, латышском языке.

Судья Илма Чепане – латышка, в 1970 году окончила юрфак ЛГУ, докторскую диссертацию на тему «Правовая защита природных пейзажей в Латвийской ССР» защитила в МГУ. Среднее образование получала на родном, латышском, языке.

Судья Андрейс Лепсе – латыш, в 1979 году окончил юрфак ЛГУ. Судья высшей категории. Среднюю школу окончил на родном, латышском, языке.

Судья Юрис Елагинс – латыш, в 1978 году окончил юрфак ЛГУ, а в 1984-м – аспирантуру ЛГУ. В 1987-1993 годах – старший преподаватель кафедры политических наук и теории права. Окончил латышскую среднюю школу.

Судья Айя Бранта – латышка, в 1983 году окончила юрфак ЛГУ. В школе училась на родном, латышском, языке.

Судья Гунарс Кутрис – латыш, в 1983 году окончил ЛГУ, среднее образование получал на родном, латышском, языке.

14.05.2005, 08:32

chas-daily.com


Написать комментарий