Виктюк сыграет в странные игры с Уайльдом

«У любви нет человеческого лица. У нее только есть лик Бога или лик Дьявола. В «Саломее» Оскар Уайльд показал нам лик дьявола в любви...» - сказал Роман Виктюк.


Роман Григорьевич Виктюк поставил «Саломею» в 1998 году, собрав в одном спектакле все составляющие своего фирменного стиля fin de siecle . Там было поэтическое пространство, сочетающее самые разные исторические эпохи и культурные знаки, порождающее цепи причудливейших ассоциаций; там прекрасно сложенные мужчины в юбках, с обнаженными торсами танцевали нечто условно-восточное; в оформлении царила черно-бело-красная, варварская, архетипическая цветовая гамма; со сцены на версту несло красотой, пороком, страстью, и все шепоты и крики были о том, что считать пороком и страстью, а что – любовью; искренние до боли интонации мешались с едкой иронией…

Всем артистам досталось по две роли. Одна – непосредственно в пьесе Уайльда «Саломея», другая – в привнесенном режиссером сверхсюжете, центром которого является процесс над Уайльдом (лорд Дуглас был в скверных отношениях со своим отцом, маркизом Квинзберри, а тому не нравилась дружба его сына с писателем, и он публично оскорбил Уайльда, обвинив его в содомии. По настоянию, а скорее по наущению своего юного друга Уайльд подал в суд на маркиза, но сам попал на скамью подсудимых и в 1895 году был приговорен к двум годам заключения в тюрьме строгого режима). Оскара Уайльда и тетрарха Ирода Антипу у Виктюка играет Николай Добрынин. Мать писателя леди Уайльд и Иродиаду, жену тетрарха, – Людмила Погорелова. Роль Саломеи доверил Дмитрию Бозину – кому ж еще он мог доверить главную женскую роль?! Кроме того, Бозин стал в спектакле лордом Дугласом. (Кстати: знаете, как близкие люди называли лорда Дугласа? Бози. Именно он, злой гений Уайльда, в 1896 году перевел «Саломею» с французского – Уайльд писал коронную роль для Сары Бернар – на английский.) Про Бозина уже сказано. Интересно, оценил бы Уайльд такое количество масок. Сам-то он носил маски почти всю жизнь, меняя, но не снимая, а когда решился снять – лишился всего, что имел, семьи, репутации, денег, любви…

Виктюк отказался от постановки канонического текста короля эстетов. И от сколько-нибудь исторически правдоподобного воспроизведения библейской истории о Саломее. И от детальной реконструкции суда над Уайльдом – хотя судебные «вставки» редкими стежками пронизывают все полотно спектакля. Он назвал действо длиной в два с половиной часа «Странными играми Оскара Уайльда». Режиссер чуть ли не впервые позволил себе такую вольность по отношению к великому первоисточнику, но с точки зрения формы работа была выполнена безупречно, это признали даже самые требовательные критики.

К какому театру отнести «Саломею» – психологическому, поэтическому, зрелищному, каждый зритель вынужден разбираться самостоятельно, но вряд ли он усомнится в том, что эта постановка – настоящее событие. Предыдущим подобным – по уровню мастерства, по значению в творческой биографии Виктюка – были «Служанки». Поиски красоты неизбежно должны были привести Виктюка к Уайльду. Семь лет назад они встретились. Что из этого вышло, увидим на сцене «Дайлес» 14 мая.

12.05.2005, 07:53

chas-daily.com


Написать комментарий