«Киндер-сюрприз» из Германии

Герои спектакля "Опасные связи Клары" устраивают секс-революцию на сцене Дайлес театра

Что деется на белом свете? Газеты пишут, что в Европе лопаются жабы, от какой-то хвори. У нас в театрах взрываются спектакли. На сексуальной почве. Их разносит от перебродившей спермы, и они лопаются как мыльные пузыри. Ну и возбудимость по весне, однако!



Трагикомедия рекламной эпохи
В Национальном театре, в Политическом у Мацулевича, в Новом Рижском, а теперь и в Дайлес все новые спектакли строятся на сексомоторике. Видимо, секс — это как раз то, что зрителю сейчас нужно больше всего. Ну не могут театры, чтоб не поговорить “про это”. Мир раскалился от всевозможных проблем, а Европа все о своем — о нац- и секс-меньшинствах. Правда, дайлесовцы сделали свой новый спектакль нежестким. Без матерщины и голых задниц. Но все равно — про лесбиянок и геев. Спектакль, если перевести на русский, называется “Опасные связи Клары”.
Пьеса и ее автор — немка из Бразилии Деа Лоер — популярны сегодня не только в Германии, но еще и в Англии, Италии и Литве. Вот такой странный разброс. Как драматург мадам Лоер “олауреачена” разными наградами, призами и грамотами. А поставил “Клару” литовский режиссер Гинтарас Варнас — личность многим уже известная.
Пьеса необычна, она разговорная, поэтому в спектакле совершенно нет действия. Но какое-то развитие интриги, конечно, существует. Героиня бросает работу, спит с разными мужиками, потом ей это надоедает, и она травится, с просьбой никого в своей смерти не винить. Впрочем, дело вообще-то в том, что и интриги настоящей тут нет. Все происходит исключительно на словах. Сейчас на Западе считается, что такие пьесы — самое то. Круто не когда бушуют шекспировские страсти, а когда ничего не бушует. По крайней мере вокруг человека. И только сам человек переживает нечто — обычно это кайф от наркоты или маразм от скуки.
Клара наркотиков не потребляет, а вот жить ей действительно скучно.
Вокруг этого все и строится. Немецкий автор назвала свою пьесу трагикомедией рекламной эпохи. Наш театр, поняв, очевидно, что ее суперпьеса на трагикомедию не потянет, обозначил это действо без действия проще — жизнь в эпоху рекламы.



На премьере в зале собрался необычный симбиоз из официально приглашенных VIP-персон в вечерних нарядах и одетой кое-как молодежи — спектакль ведь как бы молодежный, но, похоже, ни тем ни другим он в кайф не пошел. Аплодисменты после него были жиденькие.

 


Экран и сцена
Получается оригинально. Но не только. Дело в том, что на огромной дайлесовской сцене, кроме пары-тройки стульев и топчана, ничего больше нет. Есть зато великолепный задник. Это гигантский видеоэкран с зеркальным покрытием. Совершенно новая технология. Экран зеркально отражает все, что делается на сцене, и одновременно на нем транслируется видеоизображение. В основном всевозможная реклама в ее ярчайших видео- и аудиопроявлениях. На экране бушует стихия рекламного мира с красавцами и красотками — они чистят зубы “Бленд-а-медом”, после чего, с почищенными зубами, занимаются сексом.
Экранное действие как бы должно в этом спектакле восполнять отсутствие действия сценического. И получается, что люди на сцене целиком ему подчиняются. По сути, этот спектакль о том, как навязываемая нам рекламой модель жизни уродует человека, принуждая его к извращенным формам отношений. Отсюда и секс-меньшинства, герои современных спектаклей. И их сложные и необычные проблемы, затмившие собой все ничтожные заботы остальной части человечества. Не случайно смысл одной из центральных сцен в “Опасных связях Клары” сводится к тому, что однополая любовь священна. А вот после двуполой бывают нехорошие последствия в виде такой мерзости, как дети. Больше того, в спектакле лесбийская пара предстает перед нами вся в светлом и чистом — элегантная и привлекательная. Тогда как традиционная любовь показана отталкивающе грязной и заканчивается свальным грехом, коллективным сексом.
Сама Клара, эта жертва обычной любви, мучается глупыми вопросами, зачем мы рождены, чего ради живем и как сделать свою жизнь осмысленной. Поиски смысла жизни, когда ими занимаются не философы, а простые обыватели, заканчиваются часто трагически. Так и тут Кларино стремление любить и понять смысл своего существования — тупиковый путь. Она гибнет.
Вот такой экзистенциализм проповедует немецкая драматургесса. И еще приплетает ко всему этому странного, непонятного персонажа — китайского буддиста, который живет чистой, возвышенной жизнью. Намек ясен — желтая раса нас спасет.
Смелый, однако, спектакль поставил Гинтарас Варнас.

11.05.2005, 07:46

Телеграф


Написать комментарий