55 — баба ягодка опять

В Германии любая безработная может быть принуждена к оказанию сексуальных услуг

В том, что привлечение неработающих дам в секс-бизнес не возбраняется законами страны, уверены не только владельцы немецких борделей, но и вполне респектабельные чиновники — авторы реформы рынка труда. Впрочем, имеются ограничения: 55 лет — предельный возраст для задействования представительниц слабого пола в сфере оказания платных любовных услуг.



Как ее ни зови…
Все знают об организаторах преступных групп, нелегально ввозящих в Германию молодых женщин из Польши и Украины. Те, как водится, формально числятся сотрудницами эскорт-агентства, которое обслуживает клиентов на дому или в гостиничных номерах — по телефонному вызову.
Популярность русскоязычных объясняется просто. Многие деловые люди, обращаясь в эскорт-фирмы, специально давят на этот пункт. Все объясняется коммерческими интересами: дама, которая не знает немецкого, не сможет выболтать секреты. “А секреты эти часто обговариваются именно в неофициальной обстановке, куда я с клиентом и попадаю”, — подчеркивает 27-летняя Татьяна Т. из Кельна.
Кстати, именно в этом городе расположен Pascha, самый, судя по рекламе, элитный бордель на западе Германии. Дамы, обслуживающие клиентов, поименованы “квартирантками”. Снять квартиру в доме можно, не прибегая к услугам переводчика. Терминология и перечень услуг изображены на специальном сайте Pascha на русском языке.


“…И писню спиваю…”
По данным Федерального союза секс-услуг (BSD), около 60% проституток, работающих в Германии, являются уроженками других стран. Сегодня около 18 тыс. жительниц бывшего СССР и восточно-европейских стран специализируются на горизонтальной ниве.
Но в последнее время хозяева борделей потеряли интерес к нелегальной рабсиле после ряда инцидентов. Скандалы, шум, драки… В том же Нюрнберге гарна дивчина Галя из нелегального надомного борделя однажды рассекретила заведение. Прекрасными украинскими песнями всю ночку напролет она завалила проект, от чего Герберту Б. и поныне икалось бы на тюремных нарах, если бы его не спас адвокат. Бордельеро отделался лишь 2,7 тыс. евро штрафа.




Глаза распахните, господа!


Никакой нелегальщины. Фронт коммерческих секс-услуг выдвигается на оперативный простор. Применяет высокие технологии. В постели, конечно, все решается по старинке. Но вот компьютерная база данных для поиска персонала, которую начали использовать владельцы борделей, — это что-то новенькое. А в чем дело, собственно? За пользование Интернетом они платят исправно, налоговые декларации подаются вовремя… Да вы распахните глаза-то, господа, какой год на дворе. Четвертый год, как проституция в Германии легализована и причислена к виду услуг.
На помощь проститутке спешат общественные организации. Такие, к примеру, как Дортмундская полуночная миссия под патронажем евангелической церкви, которая защищает “ночных бабочек” начиная с 3 марта 1918 года. Здесь успешно проходят семинары на тему “Равные права и возможности для проституток всех национальностей”.
А как светло и радостно на душе у малограмотной африканской подруги, когда Дортмундская миссия поручает ей сделать сообщение о преимуществах почасовой оплаты перед тарифной ставкой!
Не описать, в какое ликование приходят дамы, встречая профессиональный праздник — Международный день проституток, а проще — Hurentag! Он учрежден в память о событиях 2 июня 1975 года. Тогда, чтобы привлечь внимание общественности, парижские проститутки отобрали сотню самых активных. Те, взирая на лик Марии Магдалины в лионской церкви, стали там же, у алтаря, поднимать насущные проблемы. Чем зародили традицию: единство церкви и борделя. К примеру, 25-летие со дня учреждения Международного дня проституток праздновали на Kult-Hur-Festival в берлинской церкви Emmaus-Kirche.


 


Почему красота взаперти?
По оценкам экспертов, в Германии насчитывается около 400 тыс. проституток, которые зарабатывают до 6 млрд. евро ежегодно. Таким образом, сектор “красных фонарей” способен приносить прибыль экономике страны в размере 2 млрд. евро в год. А почему, собственно, нужно отдавать отрасль иностранкам, с которыми нередко одни проблемы? В Германии, что, нет соблазнительных женских ножек в формате немецкого гражданства, от вида которых пробуждается не только мужское достоинство, но и национальная гордость?
Правда, Федеральное агентство по трудоустройству в лице господина Ульриха Вашки напрочь отрицает подобные сцены: “Трудоустройство в этой сфере возможно только в случае четко и ясно выраженного пожелания самого безработного”. Но жизнь идет по ее собственному сценарию.


Ишь, цаца какая!
В берлинском борделе ЧП. Нет, никто никого не побил. Никто из клиентов не удрал, “забыв” об уплате. Все хуже. Плевок в светлый лик заведения. Официально и в милой форме приглашенная борделем для оказания “сексуальных услуг” 25-летная дама отказалась. Цаца какая! Ее, считай, в семью зовут. Не зря же на фронтоне известного мюнхенского борделя на Ingolstadter Strasse висит плакат: “Придешь чужим — уйдешь родным”. И в столице — то же, почти святое отношение к рядовой представительнице секс-индустрии. Хозяин борделя, наделенный чувством обостренной социальной справедливости, пожаловался в социальное ведомство: молодуха, а работать не хочет. А еще с высшим образованием! Подумаешь, специалист по информационным технологиям. Но ведь пошла же официанткой в ночной бар, не переломилась. У нас тоже работа ночная… Тоже угождать надо, ублажать. Так в чем разница, непонятно.


Бордель всегда прав
Когда бордельеро накатал “телегу”, он напомнил, что, согласно правилам реформ немецкого соцобеспечения, любая женщина моложе 55, которая была без работы более одного года, может быть принуждена занять предлагаемую позицию. Или потерять пособие.
Социальное ведомство закивало: все по закону. Мало того, слегка затрепетало. Ведь учреждения, которые отказываются наказывать работников, отклоняющих предложения, могут преследоваться по суду потенциальными работодателями.
Городок Бад-Кисинген с населением в 25 тыс. жителей, до того сонно дремавший под сенью вековой курортной славы, тоже внезапно ощутил сексуальный дефицит. Обер-бургомистр Карл Хайнц Лауденбах (Karl Heinz Laudenbach) озаботился тем, что ежегодно в городе ночует 1,7 млн. приезжих, к услугам которых 10 тыс. кроватей. Которые нередко пустуют. Максимально загрузив койки людьми с избыточным гормональным давлением, мы существенно пополним бюджет города, — этот ход мысли Лауденбаха жители Бад-Кисингена разделили полностью. Город-курорт стал первой малой общиной Баварии, где снят запрет на древнейшую профессию.


Александр МЕЛАМЕД
специально для Телеграфа
Германия

11.05.2005, 07:46

Телеграф


Написать комментарий