Снизятся ли тарифы на мобильную связь?

Старожилы рынка сдержанно относятся к обещаниям третьего GSM-оператора

В этом году конкуренция на латвийском рынке GSM-связи существенно обострится, так как появится третий игрок — Bite GSM. Однако в компании Latvijas Mobilais telefons (LMT) сдержанно смотрят на обещания Bite GSM, сулящие резкое падение тарифов. Кроме того, в LMT сомневаются, что на первоначальном этапе работы в Латвии Bite GSM сможет предоставить рижанам качественную связь. Об этих и других актуальных вопросах телекоммуникационной отрасли Телеграфу рассказал президент LMT Юрис БИНДЕ.



Цена и качество
— Можно ли спрогнозировать развитие событий на латвийском рынке GSM-связи, после того как состоится обещанный на конец этого года старт Bite GSM в Риге?

— Это не очень-то легко. Но ясно, что появится очень мощное рекламно-маркетинговое давление на аудиторию. Главное содержание готовящейся кампании угадать несложно: “Мессия пришел. Все, что существовало до Его появления, — это полная чушь, только сейчас и начнется настоящая жизнь”.
— Тем не менее клиенты ожидают снижения тарифов.
— В большинстве случаев подобные спекуляции, в том числе и по поводу возможных супернизких тарифов, основаны на непроверенных слухах.
— Почему же на слухах? Член правления Bite GSM обещал Телеграфу 20-процентное снижение средней цены минуты разговора в GSM-сетях Латвии спустя некоторое время после того, как их компания стартует на нашем рынке.
— Дело в том, что нельзя говорить о тарифах отдельно, а об абонентской плате отдельно. Надо говорить о расходах на услуги мобильной связи. И рассматривать такие вещи нужно пакетом, с учетом того, что каждый клиент уникален, он имеет свои привычки, куда-то он звонит чаще, куда-то — реже. Говорить о каком-то среднем клиенте — это то же самое, что рассуждать о средней температуре по больнице.
— То есть заявления о снижении “среднего ценника” на 20% являются безосновательными?
— Ну, может, они и имеют какую-то основу. Это нужно спросить у члена правления, который давал вам такие обещания.
— Исходя из опыта LMT, возможно ли за такой короткий срок (до конца нынешнего года) в Риге наладить, протестировать и запустить в коммерческое использование GSM-сеть?
— В принципе, это возможно. Но открытым остается вопрос о качестве покрытия и качестве услуг.


За всех и за каждого
— С учетом того, что даже по сравнению со странами Балтии распространение GSM-связи в Латвии пока весьма низкое (число абонентов на 100 жителей в Латвии — около 60%, а в Литве и Эстонии — более 80%), за какого клиента будет идти борьба между тремя операторами? За тех, кто имеет телефон, или за тех, кто еще не подключился? За частных лиц или за корпоративного клиента?
— Скорее всего, за всех и каждого. Однако сейчас трудно прогнозировать конкретную тактику или стратегию. Факт тот, что недостаточное проникновение мобильной связи в Латвии — это очередной миф. Что стоит за этой якобы низкой цифрой? Во-первых, кто может быть пользователем мобильной связи? Это люди, которые уже пользуются мобильной связью, а таких в Латвии около 75%. Однако при этом мы можем говорить о 100% покрытии. Потому что каждый пользователь может иметь несколько SIM-карт. А фокус в том, что абонент, имеющий три SIM-карты, все равно в конечном итоге расходует на мобильную связь столько же денег, сколько он готов потратить, располагая только одной SIM-картой. Таким образом, ту же сумму получает не один оператор, а она распределяется на троих. Вместе с этим такой клиент тратит ограниченные ресурсы телефонных номеров, а в Латвии их уже сейчас не хватает.


За себя и за товарища
— Кстати, скорое появление третьего GSM-оператора, видимо, не решит вопроса о возможности для абонента сохранить свой телефонный номер при переходе из одной мобильной сети в другую? Неужели эта проблема технически так сложна? Кто должен инициировать подобное решение?
— Это задача государственных органов. Операторы как раз не сопротивляются этому процессу. Чтобы решение заработало, просто должны быть приняты некоторые нормативные документы на государственном уровне.
В то же время статистика других стран (где этот сервис доступен) показывает, что такой услугой пользуются только 4-10% абонентов, меняющих оператора. А с учетом того, что аппаратура для запуска такой услуги достаточно дорога, то получается, что за удовольствие для 4-10% клиентов придется заплатить всем абонентам.
Тем не менее раз есть такие директивы и нормативная база, то мы будем их исполнять. Хотя с экономической точки зрения платить за данную услугу будут те, кому она не нужна.


Забрать у Lattelekom
— Как вы считаете, каковы могут быть решения проблемы с дефицитом номерных ресурсов?
— Я считаю, что к решению данной проблемы нужно идти двумя путями. Первое, что нужно сделать, — это высвободить как минимум 300 тыс. номеров, которые сейчас находятся в распоряжении Lattelekom, и распределить их между работающими телекоммуникационными операторами. Параллельно Министерству сообщений нужно подготовить план перехода на восьмизначную нумерацию.
Комиссия по регулированию общественных услуг, пресловутый Регулятор, в данном вопросе не имеет реальной власти. Однако я полагаю, что проблема сдвинется с мертвой точки. Информация из министерства свидетельствует о том, что там поддерживают идею скорейшего перехода на новую нумерацию.
— Как вы относитесь к инициативе нашего министерства, которое собирается ввести дополнительную ежегодную плату за использование телефонного номера? Размер этой платы якобы составит 50 сантимов в год.
— Любопытная ситуация. Операторы платят государству за лицензию, платят за использование радиочастот, теперь мы будем платить еще и за номера… Однако надо понимать, что платит на самом деле всегда клиент. По-моему, государство не должно постоянно изобретать какие-то новые поборы.
Если имеется государственная инициатива по снижению тарифов на связь, то зачем же одновременно государство собирается установить и дополнительный сбор? Ведь мы и так обязаны делать капиталовложения. Например, закупать аппаратуру для того же “сохранения номеров”. Есть идеи по сотрудничеству со службой 112, чтобы можно было устанавливать местонахождение позвонившего в эту службу. А это обернется очень большими вложениями, если эту идею решат реализовать. То есть, с одной стороны, говорится о необходимости снижать тарифы, а с другой — появляются новые поборы, перекладываемые на клиента.


О тарифах и сверхприбылях
— Хотелось бы узнать ваше мнение о тарифах. Считается, что тарифы на мобильную связь у нас в стране завышены, а мобильные операторы за счет этого получают сверхприбыль. В частности, оборот LMT за 2004 год составил 149 млн. Ls, а чистая прибыль — 54,6 млн. Ls. И на этом фоне тарифы как-то не стремятся к уменьшению. Почему?
— Все инвесторы, приходящие на рынок, рассчитывают на прибыль. У кого-то получается лучше, у кого-то не так хорошо. В нашей отрасли получается лучше…
— В газетах прошла информация о том, что старт третьего GSM-оператора может отразиться на обороте и прибыли (а следовательно и на цене) компании LMT. Что, в свою очередь, может форсировать принятие решения о приватизации государственных долей компании. Эти предположения имеют под собой какую-то основу?
— Теоретически может произойти что угодно. Но стоимость большого предприятия не зависит от сиюминутного положения дел на рынке. Как правило, при определении цены компании рассматривается достаточно продолжительный срок ее деятельности.

11.05.2005, 07:45

Телеграф


Написать комментарий