Сверло высотой в пять этажей

Воткнуть 13-метровый металлический каркас сваи в цементную лужу - дело пяти минут.


В Старой Риге, между улицами Кунгу и Калею, на месте котлована, оставшегося от некогда знаменитой бани «Варавиксне», до вчерашнего дня работала солидная бурильная установка. То и дело кто-нибудь из прохожих застывал у забора и с детским восторгом наблюдал, как огромное сверло, словно нож в масло, входит в городской грунт. Заинтересовался агрегатом и «Час».

Оказывается, бурильная установка не такая уж и редкость на городских стройках. Подобные машины использовали при строительстве центрального офиса Hanza banka – «Солнечного камня», новых павильонов Центрального универмага и «лужковских» многоэтажек в Иманте. Но там механизм скрывали либо дома, либо заборы, а здесь он как на ладони. А потому кто-нибудь нет-нет да и остановится посмотреть на гигантское сверло.

- Ты только глянь, как эта дура в землю лезет! – с восхищением говорит пожилой гражданин с газеткой в руке, обращаясь к случайному прохожему. – Как шило, грунт протыкает! Мне бы такой штуковиной на даче фундамент сделать… Ему три минуты, а я как проклятый все лето с лопатой мучился!

Три в одном


Машина, утробно урча, погружает огромное «сверло» (16 метров высотой и 55 сантиметров в диаметре) в чавкающую землю. Проходит несколько минут, бур достигает необходимой глубины и поднимается вверх. В том месте, где «сверло» вошло в землю, теперь лежит горка грунта. Экскаватор отгребает землю, и на ее месте появляется цементная лужа. Откуда тут цемент?

- Это такой бур хитрый, – охотно объясняет вашему корреспонденту помощник оператора Денис Абызов. – Он одновременно сверлит в земле отверстие, поднимает наверх землю и под давлением закачивает цемент.

Пока цемент не застыл, в него «втыкают» сварной металлический сердечник будущей сваи. В итоге получается железобетонная свая, опирающаяся на глубине 13 метров (это примерно высота третьего этажа) на доломитовый слой.

Почему именно 13 метров? Просто именно такой на улице Кунгу слой песчаного грунта, скрывающий под собой крепкие природные плиты. Для легких зданий такой мощный фундамент не нужен. А некоторые старые рижские дома (к примеру, на ул. Авоту) и вовсе не имеют фундамента. Перекашиваются, конечно, как радикулитные старушки, но стоят. Здесь же будет построен шестиэтажный дом.

Шумная баба и бур-археолог

<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/11//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/11/n108_building_construction_vd-06.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">


<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/11//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/05/11//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Рижане как-то больше привыкли видеть на стройках чугунную бабу, которая с уханьем и металлическим лязгом забивает сваи в землю. Но в Старой Риге такую бабу запускать нельзя – вибрация большая, от нее исторические здания могут пострадать, да и звук забиваемых свай помешает работать офисам, расположенным на несколько кварталов вокруг. Другое дело бур – шума от него немного, а эффект даже лучше.

- Технология бурения была известна еще древним грекам, – сказал «Часу» руководитель фундаментных работ ООО Skanska Айвар Розенбергс. – Используется она практически везде. В жилых районах городов, в частности, с ее помощью подводят фундаменты – так оно тише и безопаснее для окружающих построек.

В Латвии такая машина только одна и относительно маломощная. А вот у эстонских соседей их шесть, и все постоянно заняты. На некоторые рижские стройки эти машины специально пригоняют из Эстонии. Бур, находящийся на Кунгу, тоже эстонский.

- Наш бур вечно археологические находки наружу поднимает, – хвастается Денис Абызов. – То кости, то черепки средневековые. Здесь, правда, ничего не нашли. Тут до нас археологи работали, так, наверное, вытащили все.

Машина снова впивается в землю. Операторы этой гигантской дрели с одобрением смотрят на работу механического монстра. Через несколько метров сверло начинает стучать и дрожать и перестает уходить в землю.

- Камень попал, – объясняет оператор бура Кайдо Тиммер, двигая джойстик управления в сторону. – Это еще что! В Таллине, когда в порту работали, сваи врезали в каменистый грунт. Ну и сверло соответственно стояло покрепче. И вот тоже уперлись во что-то. Посверлили минут пять – не идет. Попробовали сдвинуть бур так и эдак, а все без толку. Стали вынимать, а на конце бура большая, около метра, авиационная мина времен Второй мировой. Хорошо, не сдетонировала!

Кайдо вообще везет. Ни разу на этой машине с ним не случались неприятные истории, а вот с его сменщиком один раз произошла. Грунт был очень мягкий, опоры провалились, и пятиэтажная установка легла набок. Но кабина от земли недалеко, так что никаких серьезных травм оператор не получил.

В кабине бура куча мониторов и окошек электронных датчиков. Вместо рычагов управления – джойстики. Внутри сидит опрятный молодой человек, будто и не строительный рабочий, а оператор научной установки.

Приятно отметить, что постепенно на рижские улицы приходит европейская строительная культура. Будем надеяться, что ее соблюдение сделает здания долговечнее и, возможно, красивее.

11.05.2005, 07:44

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий