ЗО рейдов в тыл врага

Молодой русский паренек из литовского города Утене даже предположить не мог, какие суровые испытания ему придется пережить. Внезапно нагрянувшая война резко изменила его судьбу.

В ДВУХ ШАГАХ ОТ РАССТРЕЛА

21-летний Карп Васильев (в литовском паспорте ему записали имя Каролис) увлекался спортом, и это его увлечение нашло практическое применение – его взяли на работу в местный военкомат физруком. Кто знает, может, он стал бы известным спортсменом, но грянула война. Немецкие войска быстро наступали, в Утене началась эвакуация советских учреждений. Из города хлынула часть населения, которая опасалась репрессий со стороны фашистов. Шоссе в сторону Даугавпилса было забито отступающими войсками и беженцами. В толпе беженцев шел и Карп. В Вайкутанах он увидел страшную картину: на обочине стоял посеченный осколками и пулями грузовик, в кузове и вокруг грузовика десятки изуродованных и залитых кровью мертвых тел. Судя по форме, это были советские милиционеры. Трупов было около семидесяти. От людей Карп узнал, что машина попала в засаду боевиков литовского антисоветского подполья. Боевики забросали машину гранатами, раненых добили из винтовок. А в Зарасае Карп сам чуть не оказался в подобной ситуации. По отступающим солдатам и беженцам с колокольни ударили из пулемета. Немцы были еще сравнительно далеко, а «национальные партизаны» пользовались любым удобным случаем, чтобы выстрелить в спину. Зверствовали они и после войны, и жертвами их стали не только советские, партийные и комсомольские активисты, но и мирные жители, простые русские люди.

Путь до латвийско-российской границы был тяжел и опасен. Немецкие самолеты постоянно бомбили и обстреливали беженцев. В Резекне Карп еще с несколькими попутчиками зашел в придорожную молочную. Все были страшно усталые и голодные. Только вышли из молочной, началась бомбежка. Прямым попаданием бомбы молочную разнесло на куски. Задержись они там минут на пять, никто в живых не остался бы. Но самое страшное испытание ждало Карпа впереди, в Зилупе. Там к нему присоединились два знакомых милиционера-литовца из Утене. Все трое были неожиданно задержаны патрулем. Оказывается, в окрестностях Зилупе высадился немецкий десант, и их приняли за диверсантов. И было за что. Литовские милиционеры не говорили по-русски, к тому же были вооружены немецкими пистолетами. Долго с ними не
разбирались. Подполковник, проводивший допрос, и слушать не стал путаные объяснения Карпа. Приговор был короткий: «В расход!» Троих обреченных повели на расстрел в придорожный кустарник. Карп Иванович вспоминает: «В эти страшные минуты вся моя жизнь пронеслась передо мной. Каждый мой волосок стал мокрым».

Спасло подрасстрельных чудо. В проезжавшей в этот момент по дороге легковушке находились утенский военком Фурманов и секретарь утенского укома. Фурманов узнал Карпа, велел остановиться. Только благодаря его объяснениям Карп и его товарищи остались живы.

БОЕВЫЕ БУДНИ

В сентябре 1941 года парня призвали в армию. Краткий курс молодого бойца, и через месяц – в бой. Красная Армия вела тяжелые оборонительные бои, отступала. То, что Карп пережил и перевидел за эти месяцы, с лихвой хватило бы на десять жизней. Сильного, спортивного парня взяли в дивизионную разведку. Он был уже старшиной, когда его назначили командиром взвода. Военная профессия дивизионного разведчика была, наверное, одной из самых опасных. Каждый рейд через линию фронта, в тыл врага был сопряжен со смертельной опасностью. А таких «ходок» у Карпа было три десятка. Но страшнее всего была разведка боем. После одного такого боя от его взвода осталось меньше половины. Из Белоруссии прибыло пополнение – почти мальчишки. Когда они узнали о страшных потерях, то испугались и отказались идти в очередной рейд в тыл немцев. Дело чуть не дошло до расстрела, а Карп Васильев как командир взвода за строптивость подчиненных два дня просидел под арестом. В конце концов инцидент замяли – надо было воевать.

Двое суток разведгруппа во главе со старшиной Васильевым пробиралась по болоту. Это уже было где-то в районе Курско-Орловской дуги. Под утро вышли на немецкий дзот. Бесшумно «сняли» часового и ворвались внутрь. Уронив голову на стол, дремал офицер, на нарах храпели солдаты. В дзоте было около полутора десятков немцев. Тут уж было не до сантиментов. Карп моментально скрутил офицера, а его разведчики ударили из автоматов по нарам. Когда с «языком» оказались в расположении своей части, неожиданно встретились с фронтовым фотокорреспондентом. На этой фотографии Карп Иванович забинтованный после ранения.

А бывало, когда «язык» сам в руки попадался. Однажды, когда разведгруппа была еще на своей территории, на них неожиданно выскочила немецкая легковушка. Немцы, очевидно, заблудились, сбились с дороги. Поняв свою оплошность, они быстро развернулись, но уйти не успели. После нескольких автоматных очередей машина опрокинулась в кювет. Шофер и офицер были убиты наповал, а еще один офицер остался жив. Оказался очень ценным «языком», командование получило очень важные сведения.

Карп Иванович Васильев прошел всю войну, побывал в самом ее пекле и остался жив. Говорит, такова Божья воля. Правда, был несколько раз ранен: в голову, руку, ногу. За свои боевые подвиги награжден Орденом Славы 3-й степени, двумя орденами Отечественной войны – 1-й и 2-й степени, многими медалями. Именно такие люди, как Карп Иванович, и добыли эту Великую Победу, именно они спасли мир от коричневой чумы. Простые, скромные труженики войны, истинные герои.

Низкий им поклон!

10.05.2005, 09:02

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий