Три мгновения весны

Любовь к Латвии сделала Маргариту Валюм профессиональной разведчицей

С фотографии на столе на меня смотрит 20-летняя красавица. Ее отправляли в тыл врага 3 раза — разведчица не провалила ни одного задания. “Мы все знали: если поймают, будут долго мучить, а потом убьют. Было страшно. А что делать? Здесь же моя Латвия, ее надо освобождать…”



Вопреки всему
Маргарита Яновна Валюм на минуту замолкает и возвращается мыслями в далекий 41-й год. Тогда до окончания 4-го курса Резекненского педагогического института ей оставался один экзамен. А 27 июня немецкие войска подошли к родному Даугавпилсу. Там дочь-студентку в это время ждали родные. Телефонная связь между Резекне и Даугавпилсом, где уже шли бои, была прервана, сведений у Риты о семье не было.
Ничего не сумев выяснить, девушка отправилась в эвакуацию в Кировскую область. Пристроилась секретарем в сельсовет и пошла в военкомат проситься на фронт. “Надо же было с фашистами бороться!” — объясняет моя собеседница. Но военком встретил ее без энтузиазма: “Ты хорошая девушка, но что ты на войне делать будешь? Вышивать? На фронте нужны специалисты”. Рита прикинула: самое быстрое — выучиться медицинскому делу. Такие курсы были в Башкирии, куда эвакуировалась ее тетя. Но пока добиралась, занятия уже начались, и мест свободных не осталось. Пришлось устроиться на обувную фабрику, но она продолжала бомбардировать военкомат просьбами отправить ее на фронт.


Наконец ее вызвал уполномоченный Латвийского правительства в Башкирии и выдал направление в медицинскую школу. Маргарита окончила курсы медсестер с отличием, и ее в числе других бросили на начавшуюся в башкирских деревнях эпидемию тифа. “У меня были адреса 6 военкоматов, куда я писала заявления, — вспоминает Маргарита Яновна. — Через неделю посылала копии, полагая, что в конце концов пробью эту стену”.
Она выслала 5 копий — и пробила. Ей пришел спецвызов в военкомат с направлением в латышскую часть. Эшелон уходил утром, и девушка побежала на медкомиссию. На пути к своей цели предстояло преодолеть последнюю преграду — скрыть от врачей врожденный порок сердца. Выручили приобретенные медицинские знания — Рита без умолку болтала и смеялась, отвлекая, пока ей прослушивали сердце, и обвела всех вокруг пальца. Наутро девушка уже ехала в поезде, пункт назначения — Гороховецкие военные лагеря, 1-й Латышский запасной стрелковый полк.
Но вот незадача — в дороге у нее украли все документы и комсомольский билет, уцелела только учетная карточка из военкомата, которая осталась в чемодане в камере хранения. “Являюсь к командиру полка, а он мне говорит, что медики им не нужны, так как хватает высококвалифицированных врачей и медсестер, — рассказывает Маргарита Яновна. — Я начала убеждать, что справлюсь с любой работой, рассказала, что, добираясь сюда, все посты прошла без документов, с одной учетной карточкой”. “Такие у меня нечасто бывали”, — засмеялся командир. И Рита отправилась в 10-ю женскую роту автоматчиц.



“Около Видземского рынка работала еще одна группа. Они выдавали себя тем, как шли — по краю тротуара пожилая женщина, потом молодая, и за ней мужчина. У нас ходят наоборот — мужчина обязательно с краю, а пожилая дама последней. Кроме того, все были в сапогах, у мужчины выправка, как у военного.”

 


Уходит в ночь отдельный 10-й батальон
Эта рота служила базой для партизанских, подпольных кадров. Однажды майор Бойко предложил Рите разведку. “Мы вас изучаем уже полгода и пришли к выводу, что вы нам подходите”, — отмел он последние сомнения. “Я честно призналась, что очень хочу стать разведчицей, — вспоминает Маргарита Яновна. — Но у меня порок сердца, и длительных нагрузок при переходе линии фронта я не выдержу, буду обузой для всех”. “Можно и по воздуху”, — успокоил Бойко. Девушку осмотрел врач и дал добро.
8 марта 1943 года началась трехмесячная подготовка. Группу из двух девушек скомплектовали сразу: Валюм — руководитель — и радистка. “Я отказалась сама учиться на радистку, на это ушло бы слишком много времени, а я боялась не успеть, боялась, что война закончится без меня”, — предваряет собеседница мой вопрос. Стрелять из пистолета ТТ тренировались на дорожном знаке, а прыжки с парашютом постигали только в теории. Зато досконально штудировали хитрости вербовки агентов, приемы наблюдения и обеспечения связи, маскировки радиостанции. “Мне нужно было завербовать людей, которые будут добывать для меня информацию, — рассказывает Маргарита Яновна. — Для этого человека нужно хорошо понять, знать, на что нажать, чтобы склонить к работе, уметь его правильно проинструктировать, составлять краткие и точные донесения”.


Перехожу на прием<table cellpadding=0 cellspacing=0 border=0 align=“left” style=“margin-top:5px; margin-bottom:5px; margin-left:0px; margin-right:5px;” width=150>Вот такой красавицей была отважная разведчица Валюм.
Но особых усилий для вербовки Рите прилагать не пришлось — местное население охотно шло на контакт. Первым заданием девушки стал контроль за железнодорожными перевозками по линии Резекне—Даугавпилс. Но пока разведчицы добирались до места, советская эскадрилья разбомбила станцию Малта, и все железнодорожные перевозки прекратились.
Вернуться, не выполнив задание, Рита не могла, поэтому нашла другие методы получения информации. Их с радисткой сбросили в районе Калинина. Партизаны помогли перебраться через речку Зилупе, дальше идти в сопровождении мужчин было опасно. Для девушек нашли лошадь с подводой, и разведчицы зарыли радиостанцию и запасные батареи в сено. Риск огромный, но другого выхода не было. Добрались до станции Пуполе, остановились на хуторе у семьи Бедриковых.
Рита подала весточку отцу, и он приехал на велосипеде. Жить у родителей было нельзя, это грозило явным провалом. Немцы отслеживали все семьи, в которых не хватало какого-то члена семьи. Рита только попросила отца привезти местную одежду. Советскую, в которую они с радисткой были одеты, было видно издалека, — не те пошив, ткань. Радистку пристроили на хуторе у староверов. Там жила большая семья, и рано утром хозяин всех будил и отправлял на работу. Радистку велел не беспокоить под предлогом, что она городская, учительница, не привыкла к тяжелому сельскому труду. А когда дом пустел, радистка поднималась на чердак, доставала радиостанцию и передавала информацию. Хозяин ходил по двору и следил, чтобы девушку не застали врасплох. Важные сведения приносил сын Бедриковых — Макар. Его забрали в немецкую армию грузчиком. Он везде бывал на машине, со всеми старался подружиться и выведать необходимую информацию о передвижении и численности немецких войск. Каждый раз он забирал с собой из дома шмат сала и бидон с пивом. Поэтому немцы с удовольствием отпускали его домой, когда запасы кончались. Так Маргарита всегда имела самую оперативную информацию.


Нас жжет огонь смертельный
На этом хуторе разведчицы дождались советских войск, но до освобождения Риги оставалось еще больше года. Для успешного продвижения войск была нужна оперативная информация. Было решено забросить в Ригу несколько групп. Среди них — Рита. Прыжок с парашютом оказался неудачным. Девушка растянула ногу, повредила спину, радистку отнесло ветром далеко в сторону, к тому же она упала на провод электропередачи, обожгла шею.
Встретились снова уже в Риге, пошли на квартиру к родственнице Маргариты на улице Таллинас, тете Тане, с собой в узле несли рацию. У тети был друг — родственник высокопоставленного чиновника, который отдал ей ключ от 11-комнатной квартиры на углу Элизабетес и Антонияс. Сначала поселились там, позже перебрались в квартиру директора фабрики Гринберга, которого удалось завербовать Рите. Каждый выход в эфир мог стать последним — немецкий пеленгатор ездил по Риге непрерывно.
“Около Видземского рынка работала еще одна группа, — вспоминает Маргарита Яновна. — Я узнала об этом позже, когда их уже арестовали, но заприметила на нынешней улице Бривибас сама. Они выдавали себя тем, как шли — по краю тротуара пожилая женщина, потом молодая, и за ней мужчина. У нас ходят наоборот — мужчина обязательно с краю, а пожилая дама — последней. Кроме того, все были в сапогах, у мужчины выправка, как у военного. А у молодой на голове советский платочек”.
Маргарита перед выходом на связь раздвинула занавеси на окнах и, заметив пеленгатор, отложила эфир. А соседи уже передавали. Когда немцы оцепили район и начали выгонять всех на улицу, у радистки из второй группы выпал рулон с шифровкой, который она прятала под мышкой, и ее схватили. На этом немцы прекратили поиски и успокоились. “Включи мы передатчик раньше, — засекли бы и нас”.
Через какое-то время советские войска вошли в Ригу. Но на этом война для Маргариты не закончилась. Впереди разведчицу Валюм ждали еще одна высадка в тыл врага и долгожданный день Победы.

09.05.2005, 08:22

Телеграф


Написать комментарий