За подмоченной репутацией

Два письма за одну неделю на одну тему — дело ясное: что-то имеет место быть на озере Губище.

Стоило набрать номер одного из указанных телефонов, как картина вмиг обросла сочными деталями. Очень пожилой человек, топая вечерком неспешно домой, угодил в какую-то яму. Решил старый дядечка обойти ручеек, а угодил в колодец, откуда, как позже выяснилось, этот ручек и питался. И яма, и ручеек оказались непростыми. Мало того, говорит ветеран, что от страха чуть сердечко не выскочило, так дома еще «баба допрос с пристрастием устроила». От молодого, стала кричать, всяко-вечно духами пахло, под старость — натурально дерьмом воняет! Или сменил, спрашивает, старый, ориентацию? Им, женщинам, разве угодишь, резонно вздохнул ветеран и дополнил: «Весна, скоро детвора к озеру повыскакивает, а как беда случится?..» И потом, с каких пор в озеро стали сливать нечистоты?

Найти «родничок» оказалось несложно. Как обещал старичок, так и вышло: «за ДКХ — вниз, а дальше — на запах…». Дополнительным ориентиром послужила торчащая из-под земли палка — возможно, метка, оставленная очередной сердобольной жертвой. Русло зловонного ручейка, имеющего явно искусственное происхождение, дей-ствительно упиралось в озеро. Нащупав палкой затопленную крышку колодца и утвердившись в мысли о рукотворности сооружения, исходя из простого здравого смысла, журналист набрал номер телефона водоканала.

Попал журналист в водомерный участок. Не совсем то — так ведь люди образованные. Взявший трубку некто Алексей Семенов оказался самой любезностью. Сам приехать не мог, но твердо пообещал прислать специалиста. Звонок через полчаса, однако, не просто озадачил, а стал буквально подтачивать легко сложившийся добрый имидж водоканала. Обещанного специалиста, сообщил г-н Семенов, не будет. Потому как у водоканала «все под контролем». На вопрос, что именно под контролем, представитель водомерного участка ответил, что это не их фронт работы. Десять минут вежливых пояснений о том, что все, чего надо журналисту — так это консультация, результата не дали. Г-н Семенов стоял на своем: запахи и нечистоты являлись не его «фронтом работы». Как у Райкина: к пуговицам претензии есть? Нет. «Водомерить» ничего не надо: дерьмо оно и есть дерьмо — без прибора зашкаливает! На просьбу доложить начальству (вдруг, кто откликнется, пришлет консультанта нужного «фронта работы») — журналиста послали в Центр окружающей среды к экологам. Зачем экологи, не надо санэпидстанций, не нужны ни санитары, ни специалисты по зеленым насаждениям — профессионал по воде и канализации нужен! Который не нюхать будет, а искать, откуда оно, которое и есть «оно», родником бьет! Чтобы узнать: откуда это «оно» течет? Чтобы исправить, наказать. Для чего надо пройти по сети, разобраться. Может, самовольно кто подключился или случайно в ливневку врезался? Может, засорилось чего с разрешения того же водоканала?

По идее, как неспециалисту, так думается: на озере Губище хозфекальных канализаций не может быть по определению. В находящемся рядом бывшем бомбоубежище, как выяснил журналист, коммуникации отключены, — сторожа по надобности бегают в другое место. Или, может, запах, ручеек, затопленный колодец — это норма? Тоже объясните.

Кстати, о ливневке. Метрах в ста журналист обнаружил ливневый сток, о качестве которого красноречиво говорит также сделанное фото. Опять же, насколько известно, сброс ливневой канализации в водоемы допустим временно или в исключительных случаях. Только почему-то гложут сомнения, что данное «архитектурное сооружение» задумано временно и в ближайшее будущее будет сделано по-человечески. Берег основательно размыт. Помнит Химия ту, находящуюся наверху, легендарную лужу, где только разве что лодки не плавали. Вот и выход: дешево и сердито. А то, что из-за стока маслянистых, грязных вод рядом с озером образовалось болото — кого это заботит!

Вот и все, собственно. Виноватых нет. Остается обратиться в самоуправление, что газета и делает. Если г-н Селицкий даст-таки исчерпывающий ответ редакции, по чьей вине дедушка получил нагоняй от бабушки, тема будет закрыта. Если не его это «фронт работы» и деньги не за то человек получает, если больше не к кому, то газета обращается к мэру Рите Строде. Еще свежо в памяти, что «наши старики окружены заботой и вниманием». Просто и сердито: кто-то ведь должен ответить за подмоченную репутацию бедного дедушки? Пусть слуги народа и отвечают. Найти ответ несложно, если пройти «за ДКХ — вниз». Дальше — выведет запах…

28.04.2005, 10:35

Роман САМАРИН


Написать комментарий