Заговор патриотов против отца приватизации

В деле о покушении на главу РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса удивительно все. Во-первых, само покушение - и то, что оно состоялось, и то, как оно было проведено. Во-вторых, впечатляющие успехи следователей из Генеральной прокуратуры РФ, которые спустя месяц с небольшим после самого покушения уверенно сообщают, что преступление можно считать раскрытым. В-третьих, личности и мотивы предполагаемых преступников: все обвиняемые от своей причастности к этому делу отказываются, а следствие считает, что на жизнь Чубайса замахнулась группа национал-патриотов из числа бывших военнослужащих. В-четвертых, необычен публичный характер расследования - в деле о покушении на жизнь одного из самых известных госчиновников России никакой тайны следствия как будто и нет, и центральные газеты подробно описывают все обстоятельства этого происшествия.

Неудивительно, пожалуй, только одно – всеобщий интерес к самому покушению и к ходу расследования. Для большинства граждан нашей страны Анатолий Чубайс навсегда останется «отцом ваучера» и аккумулятором народного недовольства, накопившегося за первые годы ельцинской приватизации. Недоброжелателей у него, по самым приблизительным оценкам, сто миллионов человек. В таких условиях особого мотива для покушения и искать не надо – ясное дело, кто же из честных людей не держит зла на «рыжего»?

Порой складывается такое впечатление, будто сыщики, рыскающие в поисках злоумышленников, покусившихся на жизнь главы РАО «ЕЭС», рассуждают примерно так же, как любой из этих ста миллионов. То есть не задумываются над тем, насколько правдоподобно или неправдоподобно звучат выстроенные ими версии. Есть Чубайс, «враг» простых россиян, есть факт покушения. Что же тут думать?

Предварительный сговор группы лиц

Напомним, первым под подозрение следователей попал отставной полковник ГРУ Владимир Квачков, причем уже через несколько часов после покушения, произошедшего 17 марта. Свидетели, оказавшиеся неподалеку от того участка на Минском шоссе, где кортеж Чубайса подвергся нападению, заметили «сааб 9000» зеленого цвета и запомнили его номер. По номеру машины следователи в тот же день вышли на ее владельца, жену упомянутого Квачкова. Когда выяснилось, что у Квачковых имеется загородный дом в Жаворонках – поселке, где проживает и глава РАО «ЕЭС», а сам он – бывший спецназовец, специалист по спецоперациям и диверсиям, сыщикам стало ясно: надо брать.

Уже на следующий день Владимира Квачкова арестовали, а на его даче и в московской квартире провели обыск. Через неделю, 25 марта, отставному полковнику ГРУ предъявили обвинение в покушении на жизнь Анатолия Чубайса. При этом работников Генпрокуратуры не смутило ни явное несоответствие профессионального уровня нападавших квалификации заслуженного диверсанта российского спецназа, ни то, что те же самые свидетели, заметившие зеленый «сааб» и людей, стрелявших по кортежу, не смогли опознать во Владимире Квачкове одного из них.

Следствию, которое к тому времени уже объявило о том, что на даче у отставного полковника найдены взрыватели, стало ясно: Квачков работал не один (тем более и свидетели говорили как минимум о двух стрелках в камуфляже на Минском шоссе) и сам, возможно, непосредственного участия в нападении вообще не принимал, будучи его организатором. Оставалось найти членов его «группы». Первым делом подозрения пали на сына главного обвиняемого – Александра Квачкова, в прошлом разведчика ВДВ. Но тот исчез сразу после ареста отца, то есть на второй день после покушения, и до сих пор находится в бегах. Помимо него от следствия скрывается некая гражданка Житных, являющаяся, по некоторым данным, близкой знакомой самого полковника.

Но следствие не может ждать, пока беглецов найдут. И вот в среду, 20 апреля, в деле о покушении на главу РАО «ЕЭС» появились новые фигуранты. Спецназовцы из отряда МВД «Рысь» провели на территории торгового комплекса «Горбушкин двор» неподалеку от станции метро «Багратионовская» операцию, в ходе которой задержали двух бывших военных – сорокалетнего Роберта Яшина и тридцатисемилетнего Александра Найденова. По данным газеты «Комсомольская правда», эта операция разрабатывалась «около месяца» (с момента покушения на Чубайса прошло ровно 34 дня).

Очевидно, Яшин и Найденов действительно не чувствовали себя в безопасности – по данным газеты «Коммерсант», оба скрылись сразу после покушения, а Яшин к тому же за несколько дней до ареста связывался с корреспондентом газеты и успел сообщить, что никакого покушения на Чубайса вообще не было, а была «хорошо спланированная провокация, цель которой – разоблачение и арест патриотически настроенных ветеранов спецназа и людей, с ними связанных». Яшин даже собирался встретиться с представителем «Ъ» для более подробного рассказа о том, как работники прокуратуры сфабриковали свидетельства против Владимира Квачкова, но не успел это сделать.

На следующий день, в четверг, 21 апреля, Басманный суд города Москвы рассмотрел и удовлетворил ходатайство Генпрокуратуры о заключении задержанных под стражу на срок до двух месяцев. Ожидается, что в ближайшее время им будет предъявлено обвинение в покушении на убийство Анатолия Чубайса, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Если все пойдет без неожиданностей, то Владимир Квачков будет назван организатором этого преступления, а Яшин и Найденов – исполнителями.

Заговор патриотов

Оба задержанных, Яшин и Найденов, по версии следствия, в свое время служили под началом Владимира Квачкова. Роберт Яшин еще солдатом прошел через Афганистан, позже поступил в Рязанское училище ВДВ, служил в спецназе Главного разведуправления Генштаба. За годы службы был тяжело ранен, потерял почку. Непосредственно перед арестом Яшин работал в общественной организации содействия социальной защите ветеранов и военнослужащих специальных и разведывательных подразделений ВДВ «Тропа». Когда в Басманном суде рассматривался вопрос об избрании ему меры пресечения, обвинение специально обратило внимание на то, что Яшин проживает в военном городке в Сокольниках, по соседству с офицерами 45-го полка ВДВ, известного в связи с делом об убийстве журналиста газеты «МК» Дмитрия Холодова.

Александр Найденов – бывший десантник-сверхсрочник. Он также служил в Афганистане, также окончил Рязанское училище ВДВ, прошел через «горячие точки». Сразу после своего ареста Найденов заявил следователям, что на тот день, когда было осуществлено покушение на Анатолия Чубайса, у него имеется алиби. Правда, в чем оно заключается, узнать не удалось, так как сразу после этого Найденов, сославшись на 51-ю статью Конституции России, отказался давать дальнейшие показания.

Как и Найденов, Яшин признать свою вину в покушении на Чубайса отказался. Как рассказывают источники, близкие к следствию, задержать бывших десантников удалось следующим образом. В лесу, неподалеку от того места, где было совершено покушение на кортеж Чубайса, преступники оставили туристические полиуретановые коврики – на них лежали стрелки, а один из этих ковриков защищал от снега автомобильный аккумулятор, подсоединенный к взрывному устройству. Следователи объехали ряд рынков в районе Минского шоссе и нашли продавцов, которые вспомнили, что такие коврики у них приобрели люди, приехавшие на автомобиле марки Lancia . Кто-то даже запомнил номер машины. Ее владельцем оказался некто Игорь Карватко, житель Москвы и также отставной офицер армейского спецназа.

Вскоре удалось разыскать самого Карватко, правда, уже не в Москве, а в Тверской области. Бывший офицер рассказал следователям о своем близком знакомстве с Яшиным, который, по словам Карватко, как-то предложил ему съездить к знакомым на дачу, попариться в бане. Карватко приехал, познакомился с друзьями своего друга (один из них назвался хозяином дачи Владимиром Квачковым, а второй почему-то Беловым, хотя, по версии следствия, им был Найденов). До бани дело так и не дошло – на машине Карватко они все вместе два дня ездили по местным рынкам, заготавливая продукты, а заодно провода – якобы для проведения электричества в упомянутую баню – и аккумулятор (и то и другое, считают следователи, было использовано для устройства взрыва). Накануне покушения на Чубайса Карватко вернулся в Москву, ожидая нового звонка с приглашением в баню, но 17-го числа узнал из новостей о покушении на Чубайса и об аресте Владимира Квачкова и решил от греха подальше уехать под Тверь.

Карватко категорически настаивал, что не подозревал о покушении, поэтому следователи не стали включать его в список подозреваемых, а записали свидетелем по делу.

Оставалось понять, с какой целью группа бывших спецназовцев задумала погубить руководителя РАО «ЕЭС». В первые дни после покушения Генпрокуратура объясняла действия на то время единственного подозреваемого Владимира Квачкова личными мотивами – якобы отставному полковнику не нравилось, что кортеж Чубайса постоянно подрезает его «сааб» на дороге, и к тому же его дачу в Жаворонках, незаконно подключенную к источнику электрического питания, подчиненные Чубайса регулярно отрезали от сети. Вздорность и надуманность этих мотивов резала даже самый нетребовательный глаз, но когда в деле появились соучастники, оно неожиданно приобрело совсем иной поворот.

Следствие установило, что бывшие десантники, попавшие под подозрение, относятся к одной из военно-патриотических организаций националистического толка, возможно, даже являются ее активными членами. По данным, полученным газетой «Известия», при обыске на даче Квачкова в Жаворонках у отставного полковника была найдена соответствующая литература, а сам он якобы состоял в Союзе офицеров, возглавляемом Станиславом Тереховым. Таким образом, все выходит как нельзя лучше: опытные офицеры-спецназовцы, исполнившись ненавистью к человеку, «развалившему Россию», решили совершить несколько запоздалый акт возмездия с применением полученных во время службы в армии знаний и навыков. Правда, диверсантами они оказались никакими – не только не сумели пора- зить самого Чубайса, но и, попав под огонь охранников главы РАО «ЕЭС», отступили в лес, бросив на месте преступления серьезные улики – окурки, полиуретановые коврики, множество гильз, автомобильный аккумулятор.

В поисках здравого смысла

Версия эта становится особенно неправдоподобной, если обратиться к сведениям, добытым все теми же журналистами. Во-первых, обнаружились интересные подробности о том, как удалось «разговорить» главного свидетеля Игоря Карватко. Следователи, установив его местонахождение в Тверской области, попросили о «помощи» сотрудников местного ГАИ. Те под выдуманным предлогом остановили машину Карватко, и когда тот, не выдержав необоснованных придирок со стороны милиционеров, сказал им в лицо все, что думал, его задержали на десять суток за оскорбление сотрудников правопорядка. В СИЗО с Карватко побеседовали сотрудники тверского ГУБОПа и следователи из Генпрокуратуры. Перед бывшим офицером встал выбор: оговорить Яшина и остальных или самому стать подозреваемым по делу о покушении на Чубайса.

Интересно, что Владимир Квачков, узнав об аресте Яшина и Найденова, заявил, что с Яшиным знаком, а вот про второго своего «подельника» слышит в первый раз. Как, кстати, и про самого Карватко. Не узнала главного свидетеля, якобы гостившего у них два дня, и жена отставного полковника Надежда Квачкова. Ничего не слышали о Карватко, Яшине и Найденове и сослуживцы ее мужа из ГРУ, которые были вместе с ним в Германии, Узбекистане и Таджикистане.

Надежда Квачкова также опровергла сведения по поводу националистической литературы, якобы найденной в их загородном доме во время одного из обысков. Не подтвердили корреспонденту «Российской газеты» принадлежность к военно-патриотическим организациям указанных лиц и те, кто с этими организациями действительно связан. По словам известных лидеров офицерских союзов, никаких националистических организаций в их среде нет, да и Яшин с Найденовым никому из них не известны. По поводу самого Квачкова председатель общественного совета Союза офицеров Станислав Терехов заявил корреспонденту «Известий» следующее: «Лично мы с Квачковым не знакомы. Может, кто-то из моих товарищей его знает. В том, что у них могли найти какие-то наши материалы, ничего особенного не вижу. Свои газеты мы выпускаем и распространяем открыто. Вполне возможно, что они могли к ним каким-то образом попасть. Сказать, что они – члены организации, я тоже не могу, так как я могу не знать всех членов. Хотя про Квачкова после всех этих событий я бы знал… Все это дело вилами на воде писано. Все кого-то ищут, вдруг теперь этих двоих как-то странно нашли».

Ну и самое главное, на что обратили внимание журналисты, – и Роберт Яшин, и Александр Найденов в прошлом уже имели проблемы с законом, а последний даже был осужден по статье 222 УК РФ за хранение оружия. Правда, ввиду того, что он почти весь этот срок отсидел в СИЗО, сразу после приговора его выпустили на свободу. Яшин привлекался по подозрению в покушении на некоего криминального авторитета, но вина его доказана не была. Но и Найденов, и Яшин – люди, знакомые с методами российской правоохранительной системы, – удобны следствию, явно подгоняющему немногие имеющиеся в его распоряжении факты под заранее составленную схему. Попросту говоря, с ними легче будет «договориться», чтобы успешно довести дело до суда.

Следствие еще не закончено, и в нем уже появились новые фигуранты. В пятницу, 22 апреля, стало известно, что по подозрению в причастности к покушению на главу РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса разыскиваются еще трое подозреваемых – вышеупомянутый сын Владимира Квачкова Александр, а также некий родственник высокопоставленного московского чиновника. Кто третий, пока неизвестно, но уже можно с уверенностью предположить, что им тоже окажется бывший офицер-десантник, прошедший через «горячие точки» и имевший в прошлом проблемы с законом. И тогда Генпрокуратура отчитается, что раскрыла диверсионно-террористический заговор среди представителей армейской элиты.

Вот только, если все произошедшее 17 марта на Минском шоссе не было инсценировкой, как уже утверждают многие, жаль Чубайса – пока следствие гоняется за офицерами-националистами, настоящие убийцы, скорее всего, готовят новый план покушения.

По материалам российских СМИ.

27.04.2005, 08:06

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий