Нелегальная экономика догоняет легальную

41,3% годового ВВП Латвии по-прежнему производятся в "серой" зоне

По величине теневой экономики Латвия занимает 99-е место среди 145 стран мира — объемы нелегальной экономической деятельности в нашей стране в 2002-2003 годах составили 41,3% годового ВВП. С этой цифрой мы лидируем среди стран Евросоюза. Сходными показателями в мире отличаются только традиционно склонные к теневой экономике страны Африки а также Южной и Центральной Америки.


Образцовая Гвинея
Институт исследования труда (ФРГ) опубликовал доклад признанного эксперта в области исследования теневой экономики Фридриха Шнайдера. Согласно этому исследованию, 41,3% латвийского ВВП производятся в “серой” экономике. По относительной величине этого сектора Латвия не только опережает все страны Центральной и Восточной Европы (в том числе Албанию, Румынию и Болгарию), но также Узбекистан и Киргизию.
Кстати, Эстония в смысле теневой экономики ушла от Латвии недалеко — там величина этого сектора составляет 40,1% ВВП (94-е место в мире). Зато сравнительно неплохо смотрится Литва (57-е место в мире), где эта доля составляет 32,6%.
Можно также отметить, что уровень теневой экономики в Латвии стабильно растет (38,9% ВВП — в 1999/00 гг., 39,2% ВВП — в 2001/02 гг., 41,3% — в 2002/03 гг.). На международной арене по масштабам теневой экономики Латвия находится приблизительно на одном уровне с такими странами, как Мадагаскар, Руанда и Колумбия. Даже в Папуа—Новой Гвинее (38,6% ВВП, 88-е место в мировом зачете) теневая экономика меньше, чем в Латвии.
Что уж говорить о развитых странах, где средние объемы “серого” сектора оцениваются в 16,3% ВВП, тогда как лидеры по экономической “чистоте” — США, Швейцария и Япония могут гордиться тем, что у них подпольная экономика занимает всего около 10% ВВП.
Реклама:

Термин

Теневая экономика — предпринимательская деятельность, связанная с уклонением от уплаты НДС, подоходного и других налогов, уплаты взносов социального страхования; а также с нарушением норм трудового законодательства (например, несоблюдением требований по безопасности труда, минимальной зарплате и максимальным трудовым часам). Сюда же входит уклонение от исполнения различных административных процедур, в том числе и связанных с заполнением необходимых статистических и других форм.



Бой с тенью
Какие же рецепты сокращения теневого сектора рекомендуют эксперты? По мнению Фридриха Шнайдера (подкрепленному ссылками на различные исследования), дело даже не в размерах налогов. Теневая экономика напрямую зависит от сложности, запутанности и несовершенства законодательства, регулирующего предпринимательскую деятельность.
Запутанность правил игры гораздо сильнее влияет на уход бизнеса в тень. Поэтому Фридрих Шнайдер рекомендует властям не плодить новые законы, регламентирующие все, что попадется под руку, а работать над совершенствованием уже существующих правовых механизмов.
Тем не менее сам исследователь замечает, что многие правительства предпочитают как раз издавать новые законы и инструкции, поскольку это увеличивает власть бюрократии и создает новые рабочие места в госсекторе (то есть увеличивает число чиновничьих должностей). Кажется, Латвия, несмотря на заверения политиков, пока предпочитает следовать именно по последнему пути.

Мнения

  • Алдис ЛИЕЛЮКСИС, заместитель начальника Службы по борьбе с легализацией средств, полученных преступным путем:
    — По моему мнению, масштабы теневой экономики в Латвии приблизительно в 2 раза меньше, чем те, которые приводятся в исследовании Шнайдера. То есть около 20% ВВП. Однако это лишь мои надежды и предположения, поскольку в реальности на официальном уровне объем теневой экономики в нашей стране фактически не учитывается. Это означает, что на государственном уровне официальной информации об объемах теневой экономики вообще не существует. Хотя раньше в Минфине под руководством Инны Штейнбуки существовал департамент, который занимался этими вопросами.
    Центральное статистическое управление выводит некий “среднепотолочный” показатель, но мне их подход кажется ошибочным. Мое ведомство не может взять на себя решение этой проблемы, поскольку мы и так сильно загружены. Но если никто не учитывает объемы теневой экономики, то как мы можем оценить, насколько эффективно с этим явлением борются СГД, Экономическая полиция и Бюро по борьбе и предотвращению коррупции? Никак.
    Один из способов борьбы с теневой экономикой — это меры по борьбе с фиктивной предпринимательской деятельностью, введение которых мы безрезультатно пытаемся “пробить” уже несколько лет. Второй вопрос — это налоговое бремя, поскольку от его тяжести зависят объемы теневой экономики. В свое время снижение подоходного налога с предприятий дало определенные положительные результаты.

  • Айгар ШТОКЕНБЕРГС, советник премьер-министра ЛР по экономическим вопросам:
    — Во-первых, похожие данные мы уже обсуждали на совещаниях в правительстве. В связи с этим не могу согласиться с господином Лиелюксисом, утверждающим, что в Латвии никто не учитывает размеры теневой экономики. Он сам сообщил, что, по данным его службы, потери от неуплаты налогов из-за фиктивной предпринимательской деятельности в 2003 году составили около 104 миллионов латов.
    Во-вторых, оценки разных исследователей по поводу величины объемов латвийской теневой экономики разнятся. Например, экономист Роберт Ремесс считает, что оборот теневой экономики Латвии в 2004 году составил около 600 миллионов латов. Я ознакомился только с методикой его расчетов, но, по-моему, они близки к истине.
    Лично я разделяю оценку, согласно которой теневая экономика Латвии составляет около 32% ВВП. Есть еще одна связанная с теневой экономикой цифра, которую мне недавно сообщили в СГД. Речь идет о фирмах, которые занимаются так называемой отмывкой НДС. Если в прошлом году их услуга стоила 5% от отмываемой суммы, то сейчас она стоит уже 7%, а число этих фирм заметно снизилось.
    Но главное не в оценках, а в борьбе с этой теневой экономикой. И речь прежде всего о давно разработанных мерах по борьбе с фиктивной предпринимательской деятельностью. Скорее всего, уже в мае после одобрения Кабинета министров эти меры вступят в силу. В борьбе против теневой экономики имеется два направления: борьба с нарушителями и облегчение жизни честным предпринимателям.
    Имеет значение и вопрос с легализацией миллионов, якобы нажитых в 90-е годы. Лично я считаю, что за все это миллионеры должны уплатить укрытый когда-то налог без штрафов, и их средства станут легальными. В Литве это сработало. На мой взгляд, к ближайшим выборов в Сейм мы просто обязаны снизить масштабы латвийской теневой экономики хотя бы до 20% ВВП.

  • Гирт РУНГАЙНИС, партнер брокерского общества вложений Prudentia:
    — Ни для кого не секрет, что в Латвии существует теневая экономика и что она играет здесь значительную роль. Однако мне кажется более правдоподобным, что ее объем оценивается примерно в 25-30%. По-моему, главная причина наличия столь масштабного теневого сектора — это советский багаж. Именно тогда у многих нынешних бизнесменов сформировалась культура отношения к закону. Да и многие другие вещи из советских времен аукаются нам до сих пор. Пока мы не достигнем более высокого уровня экономического развития, у предпринимателя всегда будет существовать соблазн оставить себе больше, нежели это разрешено.
    Кстати, я очень удивлен, что в Литве “серый” сектор гораздо меньше латвийского. Мой опыт свидетельствует, что там нежелание платить налоги гораздо выше, чем в Латвии.

26.04.2005, 08:34

Ким КОСМАЧЕВ


Темы: ,
Написать комментарий