Королева «нелегкой атлетики»

Уйти из большого спорта в 20 лет и когда за тридцать - разные вещи. Бегунья Светлана Мастеркова била рекорды, выигрывала чемпионаты мира, Европы, Олимпиаду. Стала второй в мире спортсменкой, выигравшей забеги и на 800 метров, и на 1500. Сошла с дистанции на Олимпиаде в Сиднее (из-за травмы ноги), когда ей было 32. О чем думает спортсмен во время забега и о том, как прошел выход в «нормальную жизнь», Светлана рассказала специально для «Часа».

- Сначала я работала на спортивном телеканале комментатором. Потом занялась бизнесом (это детская одежда) и продолжаю заниматься этим до сих пор. Это позволяет мне безбедно существовать. А последний проект – опять телевизионный. У меня утренняя рубрика, я помогаю заучить физические упражнения, готовлю голливудский завтрак и даю рецепты каких-то масок для тела, причем из продуктов, которые у нас обычно лежат в холодильнике. Пока я нашла свое место. Это прямой эфир, каждый день, очень сложно для непрофессионала.

- По каким моментам вашей спортивной жизни вы скучаете?

- Предстартовое волнение. Я по нему скучаю. В свое время я поступила умно и немножко хитро. У меня есть дочка Настя, ей 10 лет, и она занимается большим теннисом. Поначалу я не думала, что она задержится в этом виде спорта. Я просто хотела, чтобы она развивалась гармонично: у нее занятия музыкой, танцами, ну и хорошо бы – спортивные тренировки, в теплом зале. Но сейчас она выступает на соревнованиях, уже трижды становилась третьей в турнире. И я получаю то волнение, о котором я скучаю. Интуиция подсказала: нашей семье будет не хватать еще одного спортсмена.

- Может быть, вы станете тренером своей дочери?

- Нет. Я считаю, что тренер – очень серьезная профессия. Этому надо долго учиться. Должны быть терпение, выдержка – это, наверное, главные качества. Я лично не могу быть тренером. Я слишком требовательна, тороплю события. Когда вкладываешь в спортсмена, нужно набраться выдержки лет на 10 вперед. Я, наверное, не могу. Я сама к себе очень требовательна и от других требую того же.

- Интересно, что вы скучаете не о тех эмоциях, которые вы испытывали, стоя на пьедестале с медалью на шее, а по самым страшным минутам – перед стартом…

- Да, это выматывает. И теперь, отправляя дочку на соревнования, я знаю, что это за ощущение. К этому прибавляется переживание за своего ребенка, который выходит на корт и порой играет полтора часа. Все это время я не нахожу себе места… Но я тренируюсь: отвлекаюсь, стараюсь овладеть своими эмоциями – как я это делала перед тем, как выйти в финал в забеге.

Там, на Олимпийских играх и чемпионатах мира, нельзя было распылять себя. Нужно было свое состояние, нервозность не показывать окружающим, прятать от самой себя. Из всех претендентов выигрывает тот, кто морально к этому готов. И я продолжаю себя тренировать, но уже в качестве мамы-болельщицы. Потому что когда я волнуюсь, это передается дочке.

- Почему вы не стали продолжать карьеру спортивного комментатора?

- В моей жизни было очень много спорта. А комментировать соревнования для меня было слишком скучно. Одно дело там участвовать, а другое – наблюдать со стороны. Кроме того, есть еще другая жизнь, которая мне очень нравится, – жизнь обыкновенной женщины. Поэтому мне захотелось именно такой работы: разговаривать в эфире, общаться, обсуждать, помогать. Могу сказать, что сейчас мне больше нравится эта моя новая жизнь после спорта. Я первое время ходила по магазинам и удивлялась простым вещам – например тому, что я стою в очереди…

- Психологи говорят, что спортсменам после спорта особенно сложно, потому что все новые цели кажутся мелкими. Раньше все понятно: стремишься стать чемпионом мира или Олимпиады. А что теперь?

- Поначалу у меня был некий испуг: что делать дальше?.. Зная опыт некоторых великих спортсменов, боишься, что с тобой тоже может произойти что-то трагическое. Но, видимо, эта история была не про меня. Я считаю себя коммуникабельным человеком. И в спорте, и вне его у меня очень много друзей и знакомых. Так получается: после каждого проекта (пение это или съемка) один-два друга у меня остаются в копилочке. Я обожаю людей. Может, оттого, что раньше был дефицит общения.

- Сейчас ваш день тоже начинается с пробежек?

- К сожалению, я давно не бегаю. Только летом, когда тепло. Зимой ленюсь. Иногда, правда, чувствую дефицит нагрузки, выезжаю на стадион и бегаю. Какие бы программы мне ни предлагали в фитнесс-клубе, я говорю: ребята, замены бегу нет. Я очень люблю бег. Хотя все поражаются: как можно бежать 40 минут, не сходя с дорожки?..

- А когда бежали на Олимпийских играх 1500 метров – о чем вы думали?

- Эта дистанция была намного медленнее, чем 800 метров. Поэтому мне бежалось очень легко, я опережала всех соперниц и понимала, как они сейчас волнуются, я вспоминала свое волнение перед дистанцией 800 метров. Это была самая легкая дистанция в моей жизни. Конечно, нельзя говорить, что я не устала. Но психологически… Мне было абсолютно все равно, как я пробегу, потому что я уже была олимпийской чемпионкой. Моя судьба сбылась. Я бежала и наслаждалась. Могла посмотреть на трибуны, многое могла себе позволить. Но самое главное – я не могла дождаться, когда у меня будет возможность начать финишный рывок.

- Есть ли какая-то награда, которую вы не получили и жалеете об этом?

- Все награды в легкой атлетике я получила. Я уже не могла продолжать спорт: у меня болела нога, и ложиться на шестую операцию (ахиллово сухожилие) я не могла себе позволить, потому что это сказывается на здоровье. Если бы я продолжала, то, наверное, мечтала бы стать чемпионкой мира на 800 метров. Я бы хотела одинаковые медали на двух дистанциях, а так у меня получился разнобой: олимпийская на 1500.

- Когда вы вышли в другую жизнь, вы почувствовали, что Светлана Мастеркова – это капитал, который теперь работает на вас?

- Сто процентов. Я благодарна судьбе за это. Все двери, куда бы я ни постучалась, открываются. Но! Это аванс. Зайдешь внутрь, и неизвестно – останешься ты или нет. Это справедливо. Потому что были такие двери, в которые я входила, потом разворачивалась – и уходила.

- А карьера спортивного чиновника, например в Олимпийском комитете, вас не привлекает?

- В мои 37 лет мне кажется, что я еще не доросла. Когда я занималась легкой атлетикой, во мне всегда боролись два человека: быть девочкой, женщиной или спортсменкой. Когда мне в первый раз дали деньги, чтобы я купила себе спортивную форму, знаете, что я сделала? Я собиралась купить трико и кеды. Но в последний момент свернула: купила платьице и сандалии. Меня не ругали – я это спрятала. И когда я много лет спустя нашла это платьице, мне очень стало больно, что я не успела это поносить. Потому что меня с первых тренировок захлестнул спорт… Когда-нибудь я буду в олимпийском комитете. Эта работа будет очень серьезная. А пока я хочу попробовать себя в разных областях.

22.04.2005, 08:20

chas-daily.com


Темы: , ,
Написать комментарий