Фандорин на рандеву с судьбой

"Статский советник" стартует в российском прокате

21 апреля на экраны России выходит самый долгожданный проект сезона — фильм “Статский советник”, поставленный Филиппом Янковским по одному из самых мрачных романов Бориса Акунина. “Статский советник” — третья экранизация фандоринского цикла после “Азазеля” и “Турецкого гамбита”. Побьет ли этот кинопроект недавний кассовый рекорд “Турецкого гамбита”, решать зрителю.

Конфликт характеров

Слоган, украшавший растяжку на фасаде “Пушкинского”, в несколько оскорбительном по отношению к предшественникам духе предупреждает: игры закончились, и теперь настоящий Фандорин в деле. “Я не буду, как положено в таких ситуациях, желать вам приятного просмотра, потому что в этом фильме довольно много неприятных сцен. Такая уж это вещь — политический терроризм”, — этими словами предварил премьеру фильма Борис Акунин. Посмотревшие кино отмечают, что писатель оказался прав: по окончании ленты атмосфера страшноватого морока долго не отпускает.
“Настоящий Фандорин” (Олег Меньшиков) предстает в “Статском советнике” заметно повзрослевшим. По возвращении из Японии он служит у московского градоначальника и расследует дело террористов — боевой группы революционеров, убивающих царских чиновников. Главным его соперником в дознании является князь Пожарский (Никита Михалков), присланный из Санкт-Петербурга, чтобы навести порядок в Первопрестольной (животрепещущий намек на современное противостояние Москвы и Питера). Из конфликта Пожарского с Фандориным и представляемых ими двух типов русского характера и рождается главный, незапланированный, сюжет фильма. В исполнении Михалкова Пожарский предстает обаятельным злодеем, хозяином жизни, “масштабным мощным бесом”, по выражению одного из критиков. Фандорин же — незваный гость на празднике жизни, вытесняемый такими вот бесами на обочину, и победить их он может, только перейдя в категорию хозяев.

Михалков всех переиграл

По мнению многих рецензентов, Олег Меньшиков в роли Фандорина не проявил себя ярко, остался в тени. А вот Михалкова (который сам режиссировал мизансцены со своим участием) все единодушно хвалят.
“Исполнитель роли Фандорина Олег Меньшиков — главное разочарование фильма. Играет он удручающе скверно: стеклянный глаз, тонкий ус, бледный лик — что твой манекен. Лет десять назад Меньшиков, человек крайне одаренный, казался единственной надеждой на новый, европейский образ нервного героя, далекого от характерной советской дикости. Нынче он предстает пластмассовым солдатиком на бастионе собственной мифической славы”, — пишет Антон Долин в Газете. "Другая история — Никита Михалков! — продолжает критик. — Актер первостатейный. То, что являет он в “Статском советнике”, — искусство. Как фиглярствует, как провоцирует, как превращает любого честнягу в двойного агента! Печет из людей пожарские котлеты на свой лад, не гнушаясь материалом, будь то французские проститутки или еврейские интеллектуалы… Можно, конечно, сказать, что Михалков здесь играет то же, что и в реальной жизни. Но это не вполне корректно: на самом деле он и в жизни играет не менее первоклассно, чем в кино".
Говорят, один Михалков затмевает собой весь замечательный актерский ансамбль, занятый в фильме. А звезд тут немало: Константин Хабенский (в роли идеалиста-террориста), “анекдотический” Олег Табаков, Мария Миронова, Владимир Машков, Михаил Ефремов, Федор Бондарчук, Оксана Фандера. Причем все они на своих местах и делают максимум возможного в предлагаемых обстоятельствах.

Новый финал

В отношении режиссуры и работы сценариста оценки критиков разделились. Одни отмечают, что фильм складный и ладный, ритмически выстроенный, а режиссер Филипп Янковский успешно учится работать под социальный заказ, зрительский или продюсерский. Другие упрекают Янковского за неполнокровную режиссуру и сериальную лаконичность языка, странную для столь крупнобюджетного проекта: отсутствие интересных ракурсов, оригинальных мизансцен, крутых спецэффектов. Третьи замечают огрехи сценария: провисающую романтическую линию и “безбожно переписанный финал”. Тут снова постарался Никита Михалков, убедивший Акунина изменить концовку. Если в книге Эраст Фандорин как “истинный конфуцианец” (по словам Акунина), раскрыв преступление, уходит в отставку, то в фильме он остается служить и принимает повышение по службе — пост обер-полицмейстера. Так, по мысли Михалкова, должен был поступить истинный русский офицер. Борис Акунин поддался на уговоры, но остался при своем мнении. “Я как раз уверен, что Эраст Петрович Фандорин подумает-подумает и с государственной службы все-таки уйдет. Потому что если бы он в 1891 году не ушел с государственной службы, то у нас не было бы Октябрьской революции”.

Прямая речь Никита МИХАЛКОВ:
— Сегодня Фандорин для читателя уже во многом стал знаковой фигурой. И экранизации, которые сейчас идут и которые еще впереди, из него, думаю, могут сделать эдакого комиссара Мегрэ… У нас с Акуниным были по его поводу разногласия, но они не носили кровавого характера. Я сумел его кое в чем убедить. Скажем, в финале “Статского советника” Фандорин уходит. Я попытался объяснить Акунину, что если он настоящий офицер, настоящий мужчина, если в нем есть стержень, то для него не может быть таких понятий: ах, я обиделся, я ушел. Он служит. Он должен служить. И это не компромисс. Это не то чтобы он просто сдался и пошел за сильными. Наоборот, он себя переломил. Сломал, но ради дела. Чтобы не бросить тех людей, за которых он отвечает. Мне не нравился финал романа: такой лирический детектив, которому дали по носу, и он пошел. Ладно, мол, пойду искать по свету, где оскорбленному есть чувству уголок. Это все хорошо для Чацкого. Но для человека, который занимается сыском… Понимаете, он каждый день имеет дело с тем, с чем людям иметь дело не хочется. Как говорил Ильин, по-моему (не цитату говорю, а смысл): никогда не жалуйся на время, ты для того и рожден, чтобы сделать его лучше. Для меня Фандорин по-человечески симпатичнее, и я его больше уважаю, если он возвращается и продолжает служить.
Из интервью журналу Афиша

21.04.2005, 09:06

Марина СИУНОВА


Темы: ,
Написать комментарий