Грядет реформа основной школы

Вчерашнее заседание Консультативного совета по вопросам образования нацменьшинств было практически целиком посвящено готовящимся изменениям в содержании обучения в основной школе. В ходе диалога выяснилось, что отраслевое министерство полностью устранилось от подготовки учебников и всю ответственность возложило на плечи частных (!) издателей.

Детей научат аналитике
Речь идет не о языковой пропорции, которую сейчас изучает Конституционный суд, а о совсем другой реформе. Очевидно, что Министерство образования и науки (МОН) хочет привести местное среднее образование с соответствие с требованиями европейского рынка, а для этого подготовило различные нововведения. О них уже неоднократно сообщалось в прессе, но из-за ажиотажа вокруг “60 на 40” проходившая информация вызывала куда меньше интереса, чем заслуживала.
Описать суть нововведений очень коротко можно так: детей с первого по девятый класс (вне зависимости от основного языка школы) предполагается загружать меньшим объемом фактов, ориентируя их на аналитическое мышление и исследовательские работы. Подготовлены стандарты программ, которые по замыслу Центра содержания образования и экзаменации (ISEC) научат детей использовать знания из одних областей в других. То есть, как пояснил вчера руководитель этого учреждения Марис Крастиньш, нужно донести до школьника, что “проценты в математике ничем не отличаются от процентов в физике”.
Выступление получилось в целом весьма убедительным. Чиновник красиво рассказал о новых требованиях, которые современный мир предъявляет системе образования. Сообщил о курсах, в ходе которых 7500 учителей основной школы прошли подготовку к работе по новым стандартам. Судя по его словам, ISEC и МОН проделали огромную работу, это же подтвердил и замгоссекретаря министерства Гунтис Василевскис.

Так хорошо все начиналось…
Идиллию испортил представитель ЛАШОРа Игорь Пименов, для начала поинтересовавшийся, не изменятся ли принципы использования родного языка в образовательном процессе. Его заверили, что они как раз останутся неизменными. Потом он спросил о наличии учебников на русском языке. Ведь помимо всего прочего, в основной школе должны появиться обществоведение и природоведение. И по ним пособия на родном языке ребенка особенно нужны, так как у многих учителей нет опыта преподавания этих предметов.
И тут вышла заминочка. Марис Крастиньш переглянулся с Василевскисом и после паузы сообщил, что, оказывается, министерство не занимается разработкой учебников. Вся ответственность возложена на частные издательства, а они, разумеется, ориентируются на спрос. Короче, на простой вопрос “есть или нет?” Пименов так и не получил простого ответа, так как у ведомства, по всей видимости, его просто нет.
Член правления ЛАШОРа также озвучил, как он подчеркнул, сугубо личные опасения, что далеко не все преподаватели прошли необходимые курсы — по крайней мере, к нему попадает порой совсем неутешительная информация о степени готовности учителей. Ничего внятного чиновники на это тоже не ответили, ограничившись замечанием, что информацию об образовательных мероприятиях можно легко найти.
В целом же заседание прошло вполне спокойно. Состоялся тот самый диалог, о котором в Конституционном суде неоднократно говорили представители государства и на отсутствие которого сетовали их оппоненты. Правда, начался он поздновато, ведь, согласно обнародованным вчера же данным, подготовка последних изменений началась еще в 1998 году.

21.04.2005, 09:02

Кирилл РЕЗНИК-МАРТОВ


Темы: ,
Написать комментарий