Чтобы Лиза жила в семье

Само слово “суд” в понимании многих несет эдакий негативный оттенок. А когда подросткам или молодым родителям, пришедшим в Сиротский суд по какой-либо необходимости, вход преграждали муниципальные полицейские, это обстоятельство еще более усугубляло положение. Но вот два года назад к руководству даугавпилсским Сиротским судом пришла Лигита Стразде, а через год, вдвое увеличив штат квалифицированных сотрудников, Сиротский суд поменял адрес, переехав с улицы Музея на улицу Райня, где получил в свое распоряжение светлые, просторные помещения на 3-м этаже здания городского ЗАГСа.

Что значил этот год для вас, чем запомнился, как был прожит? На эти и другие вопросы мы получили ответы, беседуя с председателем даугавпилсского Сиротского суда Лигитой Стразде.

Изменить свой имидж
— Всей своей деятельностью на новом месте мы стремились доказать, что открыты и доступны всем, кто нуждается в нашей помощи. Лично я как председатель принимаю каждый понедельник, вплоть до 18 часов, но если кому-то очень нужно, то встречаюсь и беседую и не в приемные часы.
Кстати, эти слова Лигиты вскоре подтвердились: во время нашей беседы (а это было в четверг) на мобильный телефон позвонила одна из юных подопечных, сирота из детского приюта, и попросила о встрече, которую ей назначили сразу по окончании нашего интервью.
— Взявшись за изучение дел, оставленных нам предшествующим руководством, — продолжала Лигита, — мы с каждым днем понимали, что очень многие дела не завершены, а на 13 детей, проживающих в разных школах-интернатах, приютах, детских домах, вообще не было заведено дел, на двух детей не оформлены пенсии по потере кормильца. Это означало, что в один прекрасный день, став совершеннолетними, эти сироты вынуждены будут вступить в самостоятельную жизнь совершенно без средств и без всяких прав. Или часто было так – решением суда отняли ребенка у пьющих родителей, поселили в Калкунский центр по уходу за детьми и благополучно о нем забыли. Как же так, ведь какие-то изменения со временем происходили и в этой семье, лишенной родительских прав, а как складывалась судьба сироты при живых родителях? Именно весь 2004 год мы и работали над этим, пересмотрев 103 дела, а из 825 принятых нашим судом решений ни одно не было оспорено в административном суде.

Зачем приходят в Сиротский суд
У большинства населения сложилось неверное представление, что Сиротский суд – это только неблагополучные семьи, лишение родительских прав. Нет, у нас цель другая – дать возможность оступившимся матери и отцу понять, какая у них огромная роль в воспитании собственных детей, а если что-то у них не получилось или не могут – постараться помочь им. Вспоминаю, как года два назад пришли к нам двое детей и сказали, что не хотят больше жить со своими родителями, так как те постоянно выпивают. Мы сразу встретились и долго беседовали и с матерью, и с отцом детей. “Удивляюсь, что вы пришли не осуждать нас, а стараетесь нам помочь”, — сказала тогда мамаша. И знаете, эта женщина нашла в себе силы справиться со своей бедой ради детей. Вскоре и работу нашла. А когда заглянула ко мне спустя какое-то время, я просто не узнала ее – она и внешне изменилась в лучшую сторону. Вот это и есть одна из главных целей нашей работы – помочь семье, помочь детям.
Сюда, в Сиротский суд, люди приходят с самыми разными вопросами, касающимися, например, имущества детей; с проблемами опекунства и попечительства, усыновления, установления отцовства, с возникшими разногласиями между родителями по поводу фамилии, имени, национальности детей. А еще в такой довольно часто встречающейся ситуации здесь обязательно помогут: например, супруги, не оформляя развода, давно живут раздельно, имеют новые семьи. Но вот рождается ребенок, и его регистрируют на того мужчину, с кем женщина в свое время не оформила развод. Стоит пропустить два года — и суд не принимает такие иски к рассмотрению. Но теперь нет проблем в решении подобных дел, так как Сиротский суд компетентен решать их.
— С каждым днем работы я и мои сотрудники чувствовали, как нам не хватает специальных знаний – по психологии и юридических, — отмечает Лигита Стразде. — На сегодняшний день пятеро наших сотрудников получают второе образование – юридическое. Сама я тоже учусь на 5-м курсе юридического факультета Латвийского университета. Получаемые знания очень помогают. Например, мы выполняем большой объем работы, подготавливая документы наших горожанок для получения денежных средств на воспитание детей из недавно образованного государственного фонда алиментов. Я хотела бы особо подчеркнуть, что наше министерство недавно приняло решение, и теперь мы имеем право принимать заявления в Сиротский суд, написанные не только на государственном языке, но и на русском, английском, немецком, французском…

Кстати, о французах
Это не секрет, что среди семей, готовых взять на воспитание наших детей-сирот из Калкунского центра по уходу за детьми, более всего, как это ни странно, не латвийских, не шведских, а французских. Именно они выходят на наше министерство, получая там разрешение на первое знакомство с ребенком, активно приезжают к нам. Если наши жители и решаются на усыновление, то только здоровых малышей и не старше двух лет. Так, в 2003 году латвийские жители не приняли у нас на усыновление ни одного ребенка, американцы же усыновили одного, французы – троих. За прошлый год только один малыш обрел семью здесь, в Латвии, а четверых усыновили и увезли во Францию. Так, на пятилетнюю Лизоньку с диагнозом «целиакия», слабенькую, отстающую в росте, еще не ходившую, обратила внимание прибывшая к нам семья из Франции. Но почему именно Лиза? А у нас, отвечали французы, есть уже мальчик, усыновленный в Болгарии, также ранее болевший целиакией. Но мы вместе с нашими врачами сумели победить болезнь, думаем, что поможем и Лизе.
Сегодня из регулярно получаемых из Франции на адрес Сиротского суда официальных сведений и множества фотографий видно, что Лизонька неузнаваемо изменилась за эти два года: в новообретенной семье она любимая дочь и сестричка, поправилась и не только хорошо ходит, но и по медицинским показаниям абсолютно здорова. Что ж, главное, девочка растет в любящей семье, она здорова, пусть же будет Лизонька счастливой и никогда не столкнется с самым страшным для ребенка — когда тебя бросают собственные родители.

21.04.2005, 08:37

Т.ЗАХАРЧУК


Написать комментарий